Полицейский режим

Полицейский режим

Кого воронежцам стоит бояться больше – себя или правоохранителей?

10 ноября в стране отмечается День милиции. То есть это раньше был День милиции, а после переименования ее в полицию, заодно переименовали и профессиональный праздник. Назвать его Днем полиции постеснялись, потому теперь 10 ноября – День сотрудника органов внутренних дел.

И хотя к словосочетанию «внутренние органы» все вроде давно привыкли, все равно, по-моему, звучит как-то хирургически, что ли.

И к слову «полиция» привыкнуть трудно. Для моего поколения полиция – это царские жандармы, квартальный надзиратель Очумелов из чеховского «Хамелеона», да учрежденные немцами на оккупированной территории подразделения, следящие за «орднунгом».

Впрочем, у каждого времени свой «орднунг», свой порядок, в том числе и порядок вещей. На заре репортерской юности, в начале 1990-х, будучи криминальным хроникером, я вместе с воронежскими милиционерами пережил немало волнующих моментов: рейды, засады, аресты… Романтика, как говорил Евгений Леонов, играющий роль Доцента.

Ребята в милицейской форме казались мне иногда грубоватыми, иногда поверхностными, но общий пафос службы чувствовался вполне: защита закона, защита слабого, презрение к мелким жуликам, профессиональная ненависть к жуликам крупным.

Потом, как водится, пришли иные рубежи. В больших правоохранительных кабинетах мне давали полистать закрытые доклады «О проникновении криминала во власть» и, как бы оправдываясь, говорили: «Мы ничего не можем поделать».

Я мог не больше их. Читающую публику все меньше и меньше интересовали вопросы коррупции, и все больше она мечтала о покое и утешении.

Что ж, время утешения пришло. Когда персонажи тех закрытых докладов стали героями отчетов о заседаниях исполнительных и законодательных органов власти, мои романтические милиционеры один за другим из органов ушли.

Не то чтобы все бесполезно, а просто нет больше сил.

С одним из них у нас недавно случился характерный разговор. Я ему: твоя бывшая система, похоже, совсем на ладан дышит; ее, в лучшем случае, только на мелкое жулье и хватает, а народ, судя по опросам, считает ментов главными взяточниками и «крышевателями» и боится их, как огня.

А случись что, горячо возразил он, к кому люди бегут – к нам (он по привычке говорит про бывшую службу «мы»), потому что только на нас и могут рассчитывать.

А на кого ж еще нам рассчитывать, вяло нападал я, ведь ваша единственная обязанность – нас защищать, и идти обиженным людям больше не к кому.

Вот видишь, сказал мой товарищ, нас зареформировали уже по самое не могу, личный состав сокращали несколько раз, форму меняли так часто, что я уже и не помню, какого цвета у меня был мундир, даже имя у нас отняли и дали другое, а все равно мы остались главной надеждой людей на то, что справедливость может быть восстановлена.

Эк ты хватил, сказал я ему, как может быть главной надеждой структура, в которую на работу стремятся люди не с самыми высокими моральными качествами?

А куда у нас идут люди с самыми высокими моральными качествами, спросил вдруг мой собеседник тем тоном, каким он, наверное, вел допросы.

Мы помолчали. Потом я робко предположил: может быть, в ФСБ, в прокуратуру, в суды? Не смеши, был мне ответ.

Мы оба подумали еще какое-то время и пришли к выводу, что люди с высокими моральными качествами попросту не собираются в одном месте, будь то государственная или частная структура, правоохранительная, научная или административная система. У людей с высокими моральными качествами, решили мы с товарищем, просто нет такой привычки – собираться. Ну, за исключением застолий, внесли мы поправку, и уважительно посмотрели друг на друга.

В общем, люди с высокими моральными качествами очень тонким слоем размазаны по всему обществу, имеющему переменчивые представления о морали. И в этом-то смысле наши сотрудники органов внутренних дел ничем не отличаются от тех, кого они защищают. Ни в будни, ни в праздники.

Автор: 
Герман Полтаев
09:34 10.11.2015

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Для меня 10 ноября - это день рождения моей тещи ( и это правда). Ранее, когда этот праздник отмечали с большим размахом, для меня все равно это был день тещи. А про полицию, или милицию, говорить не буду. После сериалов, которые выпустили на экран сейчас или не давно, у меня сложилось однозначное мнение об этой службе. А учитывая, что меня огорбатили не по делу на 3тыр.зеленых - для меня это не праздник (правда это было 10 лет тому назад). Поэтому, я их особо не боюсь, но и не дай бог, иметь с ними дела. Уточню, не делюги, а просто просьба о помощи. Если кому интересно, это был вопрос о ворованной машине, которую мне втюхали и не без помощи этих внутренних органов, или их карманных жучков. Все. Для меня 10 ноября -это праздник, но без них. Сделаю оговорку - много нормальных парней там работают, но и дерьма хватает. А если еще вспомню поборы на дорогах - это траур, а не веселье.