Воронежская культура может не вынести борьбы с коррупцией

Воронежская культура может не вынести борьбы с коррупцией

Распоряжение Минкульта о сомнительности родственных связей в театрах натолкнулось на насмешки


 

Министерство культуры направило в подведомственные ему учреждения документ, напоминающий о вступлении в силу постановления правительства, направленного на дальнейшую, еще более успешную борьбу с коррупцией. В частности, в циркуляре Минкульта сообщается о том, что на работников государственных театров, музеев, цирков распространяются ограничения, предусмотренные законом о противодействии коррупции.

Одно из главных ограничений заключается в том, что в этих учреждениях не могут работать люди, состоящие в близком родстве, «если осуществление трудовой деятельности связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому».

Для особо ограниченных людей Министерство культуры культурным языком объясняет, что имеется в виду:

«В целях единообразия применения норм законодательства следует понимать под непосредственной подчиненностью взаимоотношение, при котором предполагается наличие у одного сотрудника права давать другому поручения и задания, а также требовать их исполнения. Под подконтрольностью понимается ситуация, когда в силу своих должностных обязанностей работник обязан контролировать трудовую деятельность другого работника, в том числе в случаях, когда между ними нет прямого подчинения».

Изложено чудовищно, но, в общем, понятно. И так же понятно, когда эта норма распространяется на чиновников, где конфликтом интересов чревато принятие каждого решения.

Но – в театрах?!

Интернет-газета «Время Воронежа», сдерживая себя, решила, что лучше всего циркуляр Минкульта оценят те, кого он может коснуться – руководители воронежских театров.

Художественный руководитель Академического театра драмы имени Кольцова Владимир Петров сразу предположил, как это постановление могло быть применено в классических случаях русского театра, перечислив великие союзы Александра Таирова и Алисы Коонен, Всеволода Мейерхольда и Зинаиды Райх, Игоря Владимирова и Алисы Фрейндлих.

- Или вот в Новосибирском театре директор Александр Кулябин назначил главным режиссером своего сына Тимофея Кулябина, у которого полтора десятка профессиональных наград и номинаций, - перешел к современности Владимир Петров. – Получается, по логике постановления, что один из них должен быть уволен. Либо кто-то должен отречься от родственников.

Такого рода циркуляры, говорит Владимир Сергеевич, забюрократизируют живую жизнь.

- Чиновники, - рассуждает главный режиссер, - ставят параграф выше человеческой судьбы и жизни.

Что касается борьбы с коррупцией, то Владимир Петров говорит:

- Нашли где коррупцию искать – в театре. Я каждый год пишу длиннейшие, подробнейшие отчеты о том, куда и сколько было потрачено театром. Подозревать режиссеров в том, что они за мзду дают актеру роль, с которой тот не справляется, может, наверное, только чиновник, в среде обитания которого полномочия зачастую распределяются именно таким образом.

Художественный руководитель Воронежского театра оперы и балета Андрей Огиевский выразился по поводу министерского документа деликатно:

- Тут важно не впадать в крайности. Если худрук приводит с собой в театр родню, назначая одного начальником буфета, другого – заведующим парковки, это, конечно, кумовство, это недопустимо.

Как и Петров, Андрей Огиевский обратился к союзам, знаменитым в его отрасли:

- Но с другой стороны, совместное творчество Юрия Григоровича и Натальи Бессмертновой, Владимира Васильева и Екатерины Максимовой, Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской обогатило и отечественную, и мировую культуру. Бывает, когда семья является продолжением творческого союза, а бывает и наоборот – когда творческий союз стал продолжением союза семейного. Поэтому я и считаю, что в этом вопросе необходимо избегать любых крайностей.

А вот художественный руководитель Камерного театра Михаил Бычков в своем комментарии был публицистичен:

- Большинство инициатив, которые исходят в последнее время от Министерства культуры, на мой взгляд, никакого отношения к совершенствованию культурного процесса не имеют. Это некомпетентное и часто недальновидное чиновничье творчество. Слава богу, что большинство театров России и воронежские театры к Министерству культуры прямого отношения не имеют и от исполнения этих инициатив свободны. Циркуляр по борьбе с коррупцией, полученный от министерства, крупные руководители которого находятся под следствием по подозрению в совершении коррупционных преступлений, анекдотичен и безнравственен. Этим людям должно быть стыдно открывать рот в адрес театров и музеев. Искоренять коррупцию в театрах, когда страна погрязла в миллиардных откатах, - это цирк и форменное безобразие.

- Я думаю, что эта однозначно глупая инициатива будет пресечена и до практической жизни не дойдет, - выразил надежду Михаил Бычков.

Да, редакции известно, что театры города не входят в число учреждений, напрямую подведомственных Министерству культуры. Но мы также знаем, что живем в стране вертикали, где всякая начальственная дурь имеет обыкновение спускаться сверху донизу в незамутненном виде. Придет такая же бумага из Минкульта в воронежский департамент культуры – и что делать? Разгонять труппы, где многие друг с другом так или иначе состоят в родственных отношениях?

Что делать нашим худрукам, если от них потребуют исполнения циркуляра? Этот вопрос редакция адресовала председателю Общественного совета при департаменте культуры Воронежской области, искусствоведу, профессору Брониславу Табачникову.

- Я им посоветую, - сказал Бронислав Яковлевич, -  ответить так: мол, там, где это не касается творческих процессов, мы примем меры. Но там, где родственные связи очевидно обогащают творческие процессы, мы никаких мер принимать не будем.

У профессора Табачникова есть и еще совет – министру культуры Владимиру Мединскому:

- Пусть он с этим циркуляром подойдет к руководителю МХТ имени Чехова Олегу Табакову и потребует, чтобы тот подал на развод с Мариной Зудиной – ведущей артисткой того же театра. Советую министру внимательно выслушать, что ему скажет Олег Павлович, и после этого уйти по любому, указанному Табаковым, адресу.

А, в общем, печально, что в наших министерствах и ведомствах полагают возможным извести коррупцию самым тупым на свете оружием – циркуляром. Тупым во всех смыслах.

Автор: Герман Полтаев

 

15:12 25.08.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Мне кажется, оснований для беспокойства у культуры не должно быть. Родственная Коррупция, подразумевает, не целевое использование денежных средств в интересах семьи, а если по простому - перетягивание денег в свой карман. Думаю, такие случаи очень редки. АнтиПример - Менакер и Мария Миронова и их сын - Андрей (кто скажет что они думали о деньгах?, думаю - нет, тогда были другие ориентиры). Семья блистательна. Так же как и семья О. Ефремова, я имею в виду Михаила Ефремова. А так же - фамилия Краско. Но есть другие примеры ( как мне кажется) - Пугачева и Кристина, Захаров и его дочь Александра - но это не воровство, это семейный инстинкт (опять же - это мое мнение, они просто помогают своим чадам). А чтобы вся творческая семья воровала - я такого не знаю. Поэтому - если не воруют - ради бога, пусть выступают на одних подмостках. Единственное - мне жалко тех, кто находится под сенью своих родителей и работают вместе с ними, но до них не дотягивают. Таких, как правило, сложно принять и тем более, полюбить. Пусть они даже и заслуженные работники своего цеха. Короче - если не воруешь, погоны к тебе не придут. И это касается всех отраслей и начинаний.
И еще, меня немного занесло. Я забыл о таком понятии, как преемственность. Так вот, преемственность в культуре приветствуется. Хотя - есть другие примеры, когда дети выбирают другой путь (Табаковы). Поэтому, обвинения в коррупции культурных работников- не состоятельны - если это не замешано на деньгах. Можно употребить слово - злоупотребление служебным положением. Но опять же, это не статья. Еще один, как мне кажется хороший пример - Марина Девятова. Красотка, классная певица. Если ей даже помогал папа - он делал правильно. Короче - результат помощи родителей своему роду, оцениваем мы. И здесь разговоры о деньгах - не уместны. Такие люди - деньги не воруют. Так что, творящие добро и любимые нами - не волнуйтесь. Ни одна рука на вас не поднимется. Даже рука инквизиции. А я, обязуюсь, не ругаться на страницах ВВ. Понимаю, ругань, это преимущество некоторых. А я, все таки, особенный - таких нет. Но, правила ВВ и роскомтехнадзора - принимаю, и соглашаюсь. Если вдруг дам петуха - это просто Альцгеймер пришел раньше времени.
И еще. "Комментарий на модерации" - это то, что надо. Молодцы ВВ. Все демократично. " Снято с публикации" - меня вводило в ступор, две ночи не спал.
Если речь идет о бюджетном учреждении, то закон един для всех. Извините, граждане, но это не ваши деньги. И ничего вы с этим не поделаете. Кто ратовал за аттестацию актеров, вокалистов, а если подчиненный родственник? Чем меньше будете пускать новых людей в храмы искусства, тем больше недовольных появится и "снизу" и "сверху", сильнее будет правовое регулирование. Так всегда. Не приводите в пример семьи советские творческие семьи, их было мало и коррупция была незначительной. Создавайте свои театры, на свой страх и риск и творите что хотите. Лично я за актерские династии и мне очень понравился фильм "Натанель", браво, Алексей! Браво Михаил Владимирович! НО, мне известны и другие стороны медали.
Бронислав Яковлевич, наверное Олег Павлович сам знает, что ему делать: Театр-студия Олега Табакова, известная в рядах российской интеллигенции, как «Табакерка», была основана в 1978-м году. Табаков и несколько энтузиастов из начинающих актёров на собственные деньги арендовали подвальное помещение дореволюционного особняка на улице Чаплыгина. В обстановке, далёкой от идеального представления о театре, был произведён ремонт, покрашены стены, заново выстлан пол. Первоначально в зрительном зале не было даже кресел – были деревянные лавочки на три человека. История особняка, в котором театр Табакова находится и по сегодняшний день, насчитывает немало интересных страниц. Дом с момента своей постройки относился к категории элитного жилья, и проживали в нём выдающиеся учёные, политики, писатели и актёры. В одной из квартир этого дома произошла обросшая слухами и легендами встреча Ленина с Максимом Горьким, а в другой квартире проживал печально известный нарком НКВД Николай Ежов. На момент открытия театр назывался «Студией молодого актёра», которая за первые месяцы своего существования стала известна во всей Москве. Каждый спектакль имел большой успех у зрителя, и с каждым месяцем билеты становилось покупать всё труднее. Тем не менее, официально эта театральная организация зарегистрирована не была, поэтому долгое время судьба будущего театра оставалась туманной. Окончательный отказ от властей Москвы Табаков услышал в 1980-м году, когда создание официальной театральной студии сочли невозможным. Наркомат просвещения отказал руководителю театра и в финансировании театра провинциального значения – Табаков уже был согласен на открытие студии Брянске или Подольске. У театра начался самый тяжёлый период в его истории – актёры, не желавшие работать на чистом энтузиазме, покидали труппу, новых имён появлялось мало. Ситуация поменялась только в 1986-м году, через восемь лет после начала работы театра-студии. Табакову наконец удалось зарегистрировать театр, а через год состоялось его официальное открытие. С того момента название «театр-студия» осталось формальным, хотя Табаков продолжал набирать студентов.
Давным давно не хожу в воронежский театр драмы после просмотра спектаклей кандидатов на худрука ( после Иванова)Прочитал то, что сказал худрук Петрови вспомнил его первый спектакль "Арест" Спектакль средненикий и даже прекрасные актеры Гладнев и Бухтояров не смогли поднять уровень. Весь смысл спектакля сводился к простенькой мысли - не вздумайте грабить банкиров - в конце жизни станете несчастными людьми. Полагаю, что Петров чужой человек для воронежского театра. Грустно
Не удивлен тем, что талантливые воронежские личности посмеялись над министерским циркуляром - им кажется, что ОНИ могут творить все, что им хочется с нашим обществом - за наш счет. Шелом правильно напомнил им - закон один для всех и привел хороший пример про Табакерку. Табакерка создавалась на частные деньги., нашла своего зрителя. Хорошо? Хорошо! Правда мне не известно - на чьи деньги существует театр Олега Павловича сегодня в 2016г Не удивил Бронислав Табачников - сказал разумные слова о творческих союзах и родственных связях, обогащающих творческие процессы и тут же противоречит своим словам. Какое-то раздвоение сознания. Никто из этих творческих личностей не пояснил, что такое КУЛЬТУРА и что такое коррупция в культуре. Самое короткое определение слова КУЛЬТУРА - это система выживания. Зависит от многих составляющих. Одно из этих составляющих отношения среди людей, возникшие в каждом конкретном обществе . С 90г.г. отношения в обществе называются конкурентными и денежными. В детском саду - денежные поборы, в школе - денежные поборы, в вузе - денежные поборы. Наверняка в театрах что- то подобное. И когда властная элита пытается уменьшить это бедствие - слышим насмешки. Как тут выжить мне, рядовому человеку, если талантливые общественные люди Воронежа не желают мне помочь?