Вице-мэр Воронежа: «Давить на меня бесполезно»

Вице-мэр Воронежа: «Давить на меня бесполезно»

Артур Кулешов - о страхах застройщиков, бдительности прокуратуры и организации труда


 

В день, когда депутаты гордумы единогласно утвердили Артура Кулешова в должности заместителя главы города Воронежа по градостроительству (13 сентября), интернет-газета «Время Воронежа» договорилась, что первое интервью в новом качестве он даст нашему корреспонденту. Загруженность вице-мэра оказалась настолько плотной, что время для беседы нашлось только в начале октября.

- Каким вам представляется современное состояние градостроительной деятельности в Воронеже? Что вы думаете об этом, как человек, который теперь отвечает за эту отрасль?

- Сложный период сегодня для наших проектировщиков, архитекторов, строителей, это очевидно. Обусловлено это, в первую очередь, глобальными общеэкономическими причинами. Снижаются объемы реализации жилья, отсюда, соответственно, экономика у строителей падает. В период, когда с продажами все было хорошо, соответственно, активно шло новое строительство: построили, реализовали, появились оборотные средства, прибыль идет на развитие производства, а оборотные средства - на новое строительство. Сегодня, когда квартиры не реализуются, тот, кто имеет возможность, кредитуется, опять же, при условии, что у него есть земельный участок, на котором он будет строиться.

Снижение объемов строительства в Воронеже по итогам года будет очевидным. Но надо понимать, что больше десяти лет у нас в этой отрасли наблюдался рост, каждый год давал новый рекорд, так что даже по теории экономики спад все равно был неизбежен.

И вот на эту неизбежность пришелся еще и общеэкономический кризис. Понятно, что если меньше строится, то меньше работает не только строитель, но и архитектор и проектировщик. Плюс, не берусь судить, почему так произошло, но федеральным Министерством строительства именно в этот период начаты серьезные реформы законодательства, регулирующего строительство.  Я говорю, прежде всего, о 214-м федеральном законе, касающемся долевого строительства, о законодательстве о саморегулируемых организациях, о ценообразовании в строительстве.

- То есть можно вести речь о кризисе комплексном?

- Вполне. Но я не пессимист. Скажу, что у нас очень большой потенциал, у нас, безусловно, большие заделы: более трех миллионов квадратных метров у нас сегодня только в жилищном строительстве готовятся к сдаче.  

Кроме того, напомню: у нас очень мощная здесь производственная база, и сырье, и заводы по производству стойматериалов, крупные предприятия по производству железобетонных конструкций.

Да, мы в кризисе, но мы из него выйдем, я уверен, достойно. Но сегодняшнее состояние градостроительства здесь, в Воронеже, повторю, сложное. Отрасль нуждается и в поддержке, и в реформировании, в структурных изменениях, нормативно-правовом регулировании.

- Какого рода поддержку вы имеете в виду?

- Сейчас, как никогда, наши строители нуждаются в как можно скорейшей проработке и утверждении понятных правил. Это касается документации о планировке территорий, правил землепользования и застройки, конечно же, и прочих моментов. Мы, со своей стороны, активно этим занимаемся. В ближайшее время я намерен провести большое совещание с нашими строителями, выслушать их предложения по оптимизации, поделиться нашими идеями. Я в этой должности нахожусь недавно, но успел заметить, что имеется большая потребность в диалоге, поскольку каналы прямой связи отсутствуют. Например, когда строителями прилюдно и совершенно справедливо озвучивается вопрос про «негодяев» в некоторых кабинетах. Такую  информацию я стараюсь всячески получать, чтобы быстро реагировать. Или, другой пример: мы тут бьемся за каждый день при выдаче разрешения на строительство, но я знаю, что на других этапах, где там у нас федеральные органы согласуют, ресурсоснабажающие организации, другие структуры, там эти документы могут месяц-два лежать без движения.

- Ну и как с этим можно справиться?

- Здесь надо комплексно подходить, все это объединять и выстраивать цепочку на всех этапах. Но опять, чтобы я это понимал, мне нужен диалог, чтобы они мне говорили: Артур Михайлович, вот в этой организации проект тормозится по непонятным причинам.

- А у застройщиков есть потребность в таком открытом диалоге?

- Есть, я вижу. Но приходят по одному, по двое, жалуются. Я слушаю, естественно. А на больших совещаниях - по-разному. Там обычно как происходит? Все молчат, но стоит кому-то одному высказаться - и начинается, потом уже не остановить. Так что говорить со строителями надо, а наша задача - все фиксировать, протоколировать, чтоб не забывать, ставить себе сроки и последовательно решать вопросы. Да, бывают приоритеты, но когда приоритетов много, мы должны понимать, что нужно делать быстрее всего.

- И что же, по-вашему, нужно делать быстрее всего?

- Ну, вот сейчас много очень вопросов по архитектурному облику. Мы хотим собраться и на этот счет высказаться всем. Для чего? Да, это важное дело, нужно регулировать, нехорошо, когда в городе неизвестно что строится и вроде как никто это не регулирует. Но в то же время, когда при согласовании архитектурного облика руководствуются критерием субъективным - «нравится - не нравится» - это тоже недопустимо. У нас такого в принципе не должно быть.

- А разве регламента на этот счет не существует?

- Существует утвержденный гордумой порядок, а административный регламент по согласованию архитектурно-градостроительного облика объекта как раз сейчас в стадии доработки, его я и хочу вынести на суд строителей. Задача – исключить возможность принятия решений на основании субъективного восприятия специалистов, которое приводит к бесконечным дискуссиям и необоснованным отказам в предоставлении муниципальных услуг. Поэтому здесь необходимо установить конкретные, объективные критерии для согласования архитектурно-градостроительного облика, а также исключить сплошное согласование, то есть дифференцировать перечень объектов капитального строительства, например, по ТЭПам, месторасположению и т. д. Понятно, это сложно, потому что нужно совместить интересы города и бизнеса, но это не значит, что невозможно.

- Но далеко не все можно прописать в регламентах.

- А та часть вопросов, которую невозможно регулировать по разным причинам, должна выноситься на градостроительный совет, и решение приниматься  простым большинством голосов. Вот тогда мы к чему-то придем. А сегодня, к сожалению, я слышу справедливые упреки от строителей: мол, мы пришли в управление главного архитектора за утверждением архитектурного облика, а нам отказывают…

- Еще к вопросу о диалоге с застройщиками. Областной  Союз строителей летом выступил с критикой поправок в ФЗ-214 о долевом строительстве. По расчетам Союза, в результате этого закона многие воронежские компании  просто исчезнут. Что бы вы им посоветовали, если б они у вас спросили: что нам делать?

- Они уже и так делают, понимая, что эти поправки вступят в силу в следующем году. По возможности, конечно, они стараются сейчас создать себе определенный резерв квадратных метров. Либо переносят сроки сдачи объектов. Кроме того, те, кто рассчитывают на свои силы, стараются заявляться на новые объекты, поскольку полагают, что поправки в закон не будут распространяться на уже выданные разрешения. Надо, конечно, понимать, что закон направлен на то, чтобы защитить граждан от мошенников, но, к сожалению, так получилось, что при защите прав дольщиков значительно ужесточаются правоотношения касательно застройщиков.

- Получается, государство видит в каждом застройщике потенциального подозреваемого?

- В известном смысле. Никто не спорит - недопустимо, когда человек вкладывает свои деньги в строительство жилья, а его обманывают. И с этим нужно бороться всеми доступными способами. Но как этот способ, выбранный Минстроем, будет работать на практике?

Да, в Союзе строителей полагают, что не все компании переживут этот момент. Я же не хочу пессимистично эту ситуацию воспринимать, я все-таки верю в наших строителей, вообще в русского человека, который всегда находит выход из безвыходной ситуации. Не хотелось бы, конечно, чтобы какие-то компании у нас прекратили свою деятельность, наоборот, хочу, чтобы строительный комплекс развивался.

В этой ситуации, считаю, если государством предпринимаются шаги в части ужесточения деятельности застройщиков, было бы справедливым дать им взамен что-нибудь в экономическом плане другое, например, осуществить масштабные финансовые инвестиции в инфраструктурные и социальные объекты.

- По ФЦП «Жилище» в 2017 году выделили на строительство социальных объектов 60 млрд рублей на всю страну. Кажется, построить в Воронеже одну школу стоит миллиард.

- Если на 1200 мест около 800 млн. Так что 60 млрд - это капля в море для страны. Мое личное мнение: инвестиции в социальные объекты, в инженерную инфраструктуру крайне необходимы. У нас ведь затраты на инженерную инфраструктуру иногда в себестоимости строительства занимают 20-30%, в зависимости от того, где строим. Это серьезные затраты, а на кого они ложатся? На покупателя. Но мы же понимаем, что инженерные сети - это государственный вопрос и нужно вкладывать средства в инфраструктуру, которая будет служить стране много лет. А для застройщика это была бы возможность снизить себестоимость и поучаствовать в строительстве таких объектов. Мне кажется логичным такой подход: сужаете рынок жилищного строительства - расширяйте рынок инфраструктурного и социального строительства.

- В противном случае велик риск потерять строительные компании, так?

- Это недопустимо, я считаю. Все-таки, строительная отрасль дает 8-9% регионального валового продукта, 6-8% национального валового продукта - это очень много. Это отрасль, которая имеет мультипликативный эффект. Причем это не закосневшая отрасль, она готова перестраиваться, модернизироваться.

- Какова степень влияния на принятие решений недавно образованной губернатором градостроительной комиссии во главе с вице-премьером Максимом Увайдовым?

- Поскольку я совсем недавно вступил в должность, то присутствовал пока лишь на одном заседании. Состав, вы знаете, очень представительный: два заместителя председателя областного правительства, мэр Воронежа, руководители профильных областных и городских структур. По моему впечатлению -  комиссия принимает взвешенные решения. Как правило, речь идет о тех или иных земельных участках, на которых возможно либо жилищное, либо промышленное строительство. И комисия рассматривает, можно ли этот участок выносить на торги, либо его правильно использовать в каких-то других целях. Я увидел, что формализма в работе комиссии нет, каждый имеет возможность высказаться. И принимается решение на основании всех мнений. Мнение мэра Александра Гусева, безусловно, в приоритете, я это почувствовал. И никакого давления я не испытал. При этом я не увидел противоречий среди участников комиссии.

- Еще, как представляется, есть опасность давления на вас другого рода. Часть наших застройщиков – люди сановные, наделенные властными полномочиями. Кажется, что они не привыкли к отрицательным ответам со стороны муниципалитета, поскольку многие в хороших отношениях с более высоким начальством. Как вам с ними работается, Артур Михайлович?

- Нормально работается. Когда я знаю, как надо делать по закону - на меня давить бесполезно. Напомню, что сегодня каждое разрешение на строительство или на ввод находится под пристальным вниманием и общественности, и контролирующих органов. Борьба с «архитектурным бандитизмом» в Воронеже сегодня на слуху. Мы воспринимаем это как задачу, поставленную губернатором - навести порядок там, где его нет. Не могу сказать, что все у нас плохо. Но есть определенные моменты, где были, может быть, излишние послабления. Да, есть определенный фон, но все-таки, все, по большому счету, относятся сейчас к ситуации с пониманием. И мэр, и правоохранители уже много раз давали ясные сигналы застройщикам, что всё, законодательство ужесточилось, время изменилось, надо действовать в рамках правового поля, и никак иначе. И мы эту работу с себя начинаем. Мы стараемся выработать понятные, прозрачные и одинаковые для всех правила работы. И сами строители наши, даже те, кто считаются великими, признаются, что не хотят особого к себе отношения, если общие правила понятны и прозрачны.

Но справедливости ради скажу, что именно у крупнейших воронежских застройщиков наилучшее качество подготовки документации.

- Летом, когда вас представляли застройщикам, вы сказали, что главной своей задачей видите - добиться, чтобы разрешительная документация оформлялась в течение 80 дней. Теперь, после нескольких месяцев работы, как думаете - насколько это реально?  

- Реально. В Московской области, уже подтвержден средний показатель выдачи разрешений на строительство с момента обращения за градостроительным планом земельного участка - 75 дней. Я был в Центре содействия строительству Московской области и видел, как это работает. Я понимаю, как эту цепь можно выстроить и за счет чего достигается сокращение сроков. Естественно, буду стараться внедрить этот опыт у нас. Но необходимы ресурсы. Как человеческие, так и, основа основ этой работы, информационная система обеспечения градостроительной деятельности и смежные системы. ИОСГД есть в Воронеже, но еще не в том виде, требуется дополнительный функционал. Кроме того, необходимо отладить межведомственное взаимодействие внутри структур. Вот уже где резервы сокращения сроков. Не надо, например, отделу выдачи разрешений что-то запрашивать в УГА, ему достаточно войти в информационную систему и получить нужные сведения. То есть первое, что нужно сделать - автоматизировать выдачу разрешений.

- И тогда уйдут в прошлое регулярные личные встречи между чиновником и застройщиком.

- О чем и речь. В информационной системе все можно зарегламентировать и полностью контролировать. И все сроки будут видны. Систему не обманешь.

Еще момент: в подмосковном Центре содействия строительству находятся все, от кого зависит процедура согласования, человек 70, и у них прямая связь со всеми своими информационными системами. Еще я там увидел

крайне доброжелательное отношение к застройщику. Реальный живой процесс, лицом к строителю, а не наоборот, понимаете?

- Не дай бог, наши строители туда поедут.

- А я на самом деле планирую свозить туда на деловую экскурсию человек 20, наших сотрудников, сетевиков  и нескольких представителей крупных компаний. Все-таки нам надо воспринимать этот опыт, воспринимать его как можно быстрей и применять.

- Артур Михайлович, теперь, скажите, как вам работается в условиях пристального внимания прокуратуры? Осложняет работу, либо наоборот, лишние глаза не помешают?

- Что мне лично нравится в этом процессе - прокуратура подходит к вопросу исключительно с точки зрения исполнения закона. Мы получаем меры прокурорского реагирования как в случае отказа в выдаче разрешительной документации, так и в случае выдачи разрешительной документации. Было-то как - из крайности в крайность: раньше выдавали всем, а потом никому. Это же не работа, а конъюнктура. Теперь прокуратура нас поправляет: мол, вы неправомерно изложили причины отказа. Могу привести случай, когда отдел выдачи разрешений перестраховался и отказал застройщику, а прокуратура прислала представление – неправильно, причины надуманы.

- Стало быть, беспристрастность присутствует?

- Да. И я считаю, сегодня, такая позиция органов контроля нам помогает. Как минимум - морально, как максимум - защищает от большой беды. Мы понимаем – сейчас такой этап, и уверенно смотрим в будущее.

Автор: Герман Полтаев  

                

16:13 09.10.2017

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки