Воронежским судьям в карьерном росте помешали деньги и анонимки

Воронежским судьям в карьерном росте помешали деньги и анонимки

Что спросила ВККС у претендентов на пост председателя областного суда

Как уже сообщала интернет-газета «Время Воронежа», Высшая квалификационная коллегия судей РФ (ВККС) во вторник, 27 сентября признала несостоявшимся конкурс на замещение должности председателя Воронежского облсуда.

Кресло оказалась слишком «горячим» после того как глава суда Виталий Богомолов и его заместитель Владимир Маслов ушли в «добровольную» отставку после раскрытия ФСБ «коррупционных связей» с сомнительными адвокатами. И  члены ВККС  подошли к выбору кандидатов с осторожностью (дующего на воду). Официальный сайт Коллегии пока не опубликовал отчет о  заседании (воронежский конкурс был одним из дюжины  пунктов повестки), но аккредитованное издание  «Легал репорт» довольно подробно приводит и вопросы  членов квалифколлегии,  и ответы  претендентов на пост главного воронежского судьи.

Заместителя председателя облсуда Петра Попова глава спросили, в частности, о его банковском вкладе наличными на 1 млн рублей и покупке ценных бумаг на 1,5 млн в 2015 году. Попов ответил,  что это накопления, снятые с «зарплатной» карты и переложенные в более выгодные финансовые инструменты.

В общем-то, в кризис так делали многие воронежцы с приличной зарплатой. 

И.о председателя облсуда Владимиру Анисимову  коллеги вопросов не было. Правда, докладчик вкратце упомянул об анонимной жалобе, в которой он упоминался вместе с Поповым. Однако ее детали разглашать не стали.

Больше всего вопросов было к судье судья Чердаклинского райсуда Ульяновской области Андрею Уланову.  Председатель ВККС Николай Тимошин поинтересовался, почему он решил сменить регион работы и из судьи райсуда стать председателем облсуда. Уланов ответил, что 17 лет работы в судебной системе Ульяновской области показали ему: карьерный рост там возможен лишь у тех, кто имеет знакомства и родню. «С моей точки зрения, это не всегда достойные люди», – аккуратно выразился он. 

Похоже, чердаклинец Уланов хорошо подготовился  и почитал на сайте ВККС интервью с председателем Коллегии   Николаем Тимошиным, которое стоит хорошенько процитировать, чтобы понять перспективы решения воронежского судебно- кадрового вопроса.

Ключевой вопрос интервью звучал так:

«– На что опирается квалифколлегия, принимая решение по тому или иному кандидату?

– Опирается, прежде всего, на закон. Любой претендент может внимательно прочитать Закон о статусе судей, конкретно его статьи 3, 4, и уяснить, каким формальным требованиям он должен соответствовать и в чем будет ограничен при назначении на должность. Если не соответствует по возрасту, образованию, стажу работы по юридической специальности и другим параметрам, незачем и заявление подавать: коллегия не сможет допустить такого заявителя к участию в конкурсе. Более того, он даже не вправе сдавать квалификационный экзамен. Но такой отсев в квалификационных коллегиях судей встречается редко.

А в целом претенденты предоставляют коллегии много информации о себе. Естественно, ее достоверность проверяется соответствующими органами и службами. Если обнаруживается, что претендент скрыл что-то или указал недостоверные данные, закон не дает нам возможности рекомендовать это лицо кандидатом на должность судьи. Так что забывчивость для будущего судьи, мягко говоря, нежелательна. И конечно, недопустимы темные пятна биографии в виде нарушений законов, проступков.

Очень важно понять, что проверенной и достоверной информации о претендентах у коллегии, как правило, достаточно, чтобы мы могли составить адекватное представление о человеке, его жизненном пути, работе, правилах, интересах, жизненных ценностях. И потом претендента оценивают люди, чей профессиональный юридический и жизненный опыт трудно и даже невозможно переоценить. Из совокупности мнений рождается коллегиальная оценка. А конкурсность отбора сама по себе повышает значение деталей, нюансов, когда при, казалось бы, прочих равных данных о претендентах кто-то выделяется, например, большим опытом юридической работы, более высокими оценками экзаменационной комиссии и т. д.

Иногда говорят, что кто-то мог повлиять на решение коллегии, но я не могу себе представить, как можно повлиять на 29 членов коллегии. И на своем опыте убеждаюсь – повлиять могут, но только закон и конкретные и убедительные факты.

…-В сообществе заговорили о "родственном фильтре". С чем связано его появление и активное применение?

– Не знаю автора такого понятия. Думаю, оно возникло вне стен Специальной коллегии и тем более вне стен квалификационных коллегий. Впрочем, дело не в обозначении тенденции, каким бы метким оно ни было. Дело в сути. А она заключается в том, что как до работы Специальной коллегии, так и сейчас предпринимаются усилия, чтобы исключить возникновение объективных условий для коррупционных проявлений. Поэтому и обращаем внимание на то, где и кем работают родственники претендентов на судейские должности.

– Существуют ли критерии оценки возможного влияния на судью личности родственника?

– Такие критерии вырабатываются практикой. Как правило, речь идет об исключении влияния не на судью, а на принятие им решений. Реальное, то есть оказанное, влияние можно оценить, зная его характер и последствия. Труднее оценить его возможность. Из чего следует исходить при оценке именно возможного влияния? Из степени родства? Но, случается, самые близкие родственники не общаются, а посторонние люди имеют тесные контакты. Во всяком случае, такую постановку вопроса – оценить возможное влияние родственников – можно считать некой научно-практической задачей. Мы руководствуемся нормами закона, которые гласят: кандидатом на должность судьи не может быть лицо, состоящее в близком родстве или свойстве с председателем или заместителем председателя того же суда.

Но подчеркну, это минимальные требования. Практика шире и сложнее, и могут быть учтены родственные связи претендента, которые могут повлиять на надлежащее исполнение им должностных обязанностей, или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью претендента и правами и законными интересами граждан и организаций»

Таким образом чердаклинец  Уланов  должен был  высокому собранию понравиться своей репликой про родню. Но все равно не прошел.  Он, как ни крути, «летун» по статусу. А  доморощенные претенденты не прошли, потому что местные, а местная система себя скомпрометировала.

Этот заколдованный круг ВККС попытается разорвать в ноябре  2016-го – если к тому времени найдутся  претенденты на участие в новом конкурсе.

Автор: Лев Рыбкин

13:13 28.09.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Суды и судьи, прокуроры и следователи, ФСБ и Нацгвардия - это второстепенно. Первыми стоят законодатели в Думе. Какие будут законы, так их и будут исполнять блюстители. Все вопросы к думе, которую мы обновили. А по поводу состава? - ну нет у нас других людей. И то что они работают по своему усмотрению - это пережитки прошлых времен, они по другому не привыкли и не могут. Так что, в ближайшие годы, лучше не иметь с ними никаких дел. А также, ни с врачами, ни с учителями, ни строителями. Вообще - человек человеку друг и волк. И это подтверждают новости на ТВ, когда убивают в магазах воришку за бутылку водки, или старушку доводят до инфаркта за неоплаченный товар. Так что, все хорошо, люди становятся добрее, люди становятся грамотнее, люди понимают цену денег - но, цена жизни приближается к нулю. Это мракобесие могла уничтожить КПРФ. Но - люди не хотят КПРФ. Им ближе мракобесие. Так что - не стоит возмущаться по пустякам. Мы выбрали эту жизнь.