Продажность воронежских муниципалов будут изживать по усмотрению губернатора

Продажность воронежских муниципалов будут изживать по усмотрению губернатора

Алексея Гордеева наделили чрезвычайными полномочиями по контролю за местным самоуправлением


 

В четверг, 25 мая, областная дума приняла закон, который наделил губернатора абсолютной и тайной властью над ответственными работниками муниципалитетов и даже над теми, кто хотел бы стать такими работниками. Закон имеет длинное и скучное название - «О представлении гражданами, претендующими на замещение отдельных муниципальных должностей и должностей муниципальной службы, и лицами, замещающими указанные должности в органах местного самоуправления муниципальных образований Воронежской области, сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера». Но характер этого документа вполне можно назвать чрезвычайным.

По этому закону все перечисленные в его названии граждане – муниципальные чиновники и депутаты обязаны представлять сведения о своих доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также те же сведения о своих супругах и несовершеннолетних детях исключительно губернатору.

Конечно, не сам Алексей Гордеев будет сидеть и принимать эти бесчисленные бумаги. Прием, анализ и проверку сведений о доходах будет осуществлять недавно созданное управление по профилактике коррупционных и иных правонарушений правительства области.

Кроме того, закон наделил главу области дополнительным полномочием: только он вправе решать – проверять поданные сведения или нет.

При этом в законе сказано, что «основанием для осуществления проверки является достаточная информация, представленная в письменном виде». Для закона «достаточная информация» - понятие весьма расплывчатое: на чей вкус – достаточная?

Впрочем, законом определены хотя бы источники этой информации:

- правоохранительные органы, иные государственные органы и должностные лица местного самоуправления;

- работниками областного управления по профилактике коррупционных и иных правонарушений;

- руководящие органы партий и зарегистрированных общероссийских общественных объединений;

- Общественные палаты РФ и Воронежской области;

- средства массовой информации.

Анонимки в расчет не принимаются. И то слава богу.

 Что касается СМИ – будут ли публикации рассматриваться в качестве «информации, представленной в письменном виде»? Или репортеры после выхода разоблачительного материала должны садиться и писать обращение на имя губернатора? Этот щекотливый момент закон не регламентирует. Наверное, потому, что тут и регламентировать нечего: подавляющее большинство СМИ в этом отношении ведут себя смирно, почерпнуть оттуда антикоррупционному управлению нечего.

А к тем, у кого есть что почерпнуть, наши чиновники относятся несерьезно, числя их по разряду маргиналов.

То ли дело, конечно, Общественная палата – этот кладезь знаний о коррупции местного самоуправления.

Если инициированная губернатором проверка выявит, что муниципалы не соблюдали ограничения и запреты, касающиеся их доходов и имущества, то глава области «обращается с заявлением о досрочном прекращении полномочий лица, замещающего муниципальную должность, муниципального служащего или применении в отношении его иного дисциплинарного взыскания в орган местного самоуправления, уполномоченный принимать соответствующее решение».

Также губернатор может обращаться сразу в суд, но, думается, к такому радикальному методу он прибегать не будет.

Потому что суд – означает перенос разбирательства в публичное пространство. А весь закон проникнут духом тайны и секрета.

Проект закона представлял думцам заместитель руководителя управления по профилактике коррупции Владислав Пигунов. Депутаты спросили его: как быть с тем, что все эти сведения о доходах и имуществе являются конфиденциальными? Пигунов заверил, что они так и останутся конфиденциальными, информация за пределы его управления не выйдет.

Для убедительности он добавил:

- Даже сведения в отношении первого лица мы отправляем в администрацию президента в запечатанном конверте.

Интересно, насколько отличаются данные в запечатанном конверте от тех, которые публикуются?

В общем, все эти многочисленные справки о деньгах и имуществе муниципалов – разглашению не подлежат. Управление по профилактике коррупции может даже не объяснять публике, почему декларация чиновника Петрова признана честной, а декларация чиновника Сидорова – нет. И так же обществу не будут объяснять, почему губернатор решил, что чиновник Иванов должен быть лишен полномочий, либо наказан еще как-то.

Эта конфиденциальность позволяет губернатору и антикоррупционному управлению принять любое кадровое решение в отношении любого муниципального чиновника или депутата, не утруждая себя объяснениями.

И спрашивается – зачем тогда налогоплательщик содержит армию правоохранителей, если значительную часть вопросов в состоянии решить управление по профилактике коррупции и лично губернатор? Никому при этом ничего не объясняя.

В этом контексте упоминание про то, что, согласно Конституции, местное самоуправление не подчиняется органам власти, выглядит сотрясением воздуха.

Автор: Герман Полтаев

16:21 25.05.2017