Владимир Инютин: «Воронежская область выглядит управляемым регионом»

Владимир Инютин: «Воронежская область выглядит управляемым регионом»

Политолог – о местных кланах, широте губернаторской натуры и возможном союзе власти с Навальным


 

Политическая весна в Воронеже и стране началась бурно. Произошел ряд событий, которые требуют осмысления. За помощью в этом нелегком деле интернет-газета «Время Воронежа» обратилась к известному политологу, кандидату политических наук, директору Центра социально-политических технологий Владимиру Инютину.

- Как известно, Кремль поставил перед губернаторами задачу обеспечить мир между региональными элитами. По крайней мере, до выборов президента. Осуществимо ли это в Воронежской области, где, как известно, имеются кланы со своими практическими интересами?

- Полного мира, думаю, добиться невозможно. Но притушить публичную полемику между кланами вполне реально. Другой вопрос, что краткосрочная политическая конъюнктура здесь вступает в противоречие с  долгосрочной стратегией социально-политического развития. Многие помнят, что когда Гордеев встал во главе области, он начал с борьбы с местными кланами и в чем-то преуспел. Достаточно сильный удар был нанесен по Россошанско-комсомольской группе. Можно говорить, что в своей основе она разгромлена, но мы же понимаем, что там еще и возрастные характеристики сказались: рано или поздно этот клан и так бы прекратил существование.

Довольно серьезный удар был нанесен Гордеевым «Родному Воронежу», но, скорее, по лидеру, а не по всем персоналиям. А если говорить о «коммунальном» клане, то он, пройдя через определенные проблемы, не только уцелел, но и укрепился, проведя в городскую думу своих людей, причем в составе разных фракций.

Наблюдаем мы и попытки отодвинуть от дел некоторых представителей строительного клана, но это больше похоже на внутривидовую  борьбу, вызванную сжатием рынка. Совсем недавно у нас ведь была дичайшая ситуация, когда рынок жилищного строительства был перегрет: квартиры покупали, но в них не жили, используя их как инструмент накопления. Теперь же, как известно, в Воронеже непроданных квартир на несколько миллиардов рублей. Это очень серьезная проблема, и крупным застройщикам есть, за что биться друг с другом.

Но, несмотря на это, Воронежская область в глазах Москвы выглядит управляемым регионом. Поэтому я думаю, что задача, поставленная, как говорят Сергеем Кириенко, обеспечить на президентских выборах явку не менее 70% и голосование за «основного кандидата» не менее 70%, в нашем регионе вполне выполнима.

- Честно говоря, я не представляю, за счет чего в городе Воронеже можно привлечь на участки не менее 70% избирателей. Одними бюджетниками эту высоту не возьмешь.

- В Воронеже, думаю, это будет сделать сложно, но в целом по области – задача вполне достижимая. Опыт показывает, что отследить нарушения при подсчете легче, чем при организации явки. К примеру, кандидатам запрещено осуществлять организованную доставку избирателей на выборы. Но закон не запрещает людям «скооперироваться», скинуться, нанять автобус и путешествовать на нем по участкам. Примерно подобные объяснения делались при разъяснении причин массовой явки на участки, к примеру, в Московской области около года назад (в разрешение конфликта тогда активно вмешалась глава ЦИК Элла Памфилова). Главные силы, которые обеспечат высокую явку – это, конечно, сельское население и бюджетники. В Воронежской области мобилизовать нужную явку вполне реально. Структура населения у нас между городом и селом примерно 50 на 50. И в некоторых районах, как мы знаем, вполне могут обеспечить явку в 98%.

По моим эмпирическим наблюдениям, сценарий явки уже отрабатывался на последних выборах в Госдуму в различных регионах России. Когда акцент со стороны руководства некоторых бюджетных организаций уделялся не столько результатам голосования, а тому, чтобы люди пришли на участки. В успешном исходе никто не сомневался, тем более, в условиях «крымского консенсуса», локальный успех представителя одной из как будто оппозиционных партий, представленных в Госдуме, не представлялся катастрофичным для власти. А вот на участки людей гнали, вплоть до угроз: если не пойдешь – пиши заявление об уходе.

Понятно, что проблем с результатом у «основного кандидата» не будет. Понятно также, что это – обратная сторона гибридного режима, когда демократические процедуры применяются для укрепления авторитаризма. Режим с сильным авторитарным акцентом, в отличие от демократического и (как ни удивительно) тоталитарного, не заинтересован в постоянном активном участии народа в политической жизни. Это нормально.

Люди понимают, что от них практически ничего не зависит, поэтому в «фоновом» режиме в выборах практически не участвуют. Вспомним последние выборы в Воронежскую городскую думу – пришли всего 23%, вместе с организованной явкой. Но и ценность электорального участия для людей не слишком высока, поэтому многие избиратели спокойно переносят тот факт, что иногда их буквально понуждают участвовать в выборных процедурах.

- Вы упомянули гибридный режим. Не применим ли этот термин и к воронежскому губернатору? С одной стороны, он постоянно взаимодействует с Алексеем Кудриным и его Комитетом гражданских инициатив, что как будто выдает в нем либерала. С другой, методы, какими управляется Воронежская область, свидетельствуют о противоположном. Что это значит? Алексей Гордеев хочет с помощью Кудрина вернуться в Москву? Или он вот такой сложный человек?

- Алексей Васильевич, действительно, человек, политическое прошлое, настоящее и будущее которого таит немало загадок. Я помню, что еще до назначения воронежским губернатором в аналитических отчетах его характеризовали, как приверженца левых взглядов. Потом он закономерно стал лидером «Единой России» в регионе (как и все губернаторы). Конечно, у него есть свой интеллектуальный и моральный стержень. Об этом свидетельствует и организация Платоновского фестиваля, и поддержка Камерного театра, многие культурные инициативы. Все это выдает в нем человека, скажем так, неконсервативного мышления.

Общение с Кудриным тоже подтверждает это. Насчет Москвы – кто знает. Думаю, у него есть и другие возможности вернуться в федеральную власть. Другой вопрос – на какие позиции. Я думаю, что экономические позиции Гордеева и Кудрина очень близки. Что касается политической позиции, то еще 4-5 лет назад мы не знали, есть ли она и у Алексея Леонидовича...

- Но теперь-то она ясна.

- Теперь – да, и она, безусловно, либеральная. Хотя по целому ряду позиций Кудрин демонстрирует очень умеренную, взвешенную позицию. Я помню, когда его Гражданский форум собрался в первый раз после крымских событий, организаторы всячески пресекали дискуссии, касающиеся ситуации с полуостровом. Четко было дано понять, что это необсуждаемая тема. Кудрин прекрасно понимал, что если бы крымские события начали обсуждать на Форуме, большинство высказалось против позиции Кремля. И тогда следующий Гражданский форум мог бы просто не состояться.

- Либо пройти за Уралом.

- Либо так. Впрочем, история нас учит, что оценки текущих событий имеют свойство меняться до неузнаваемости, причем в течение очень короткого времени. Все мы понимаем внешнеполитическую ситуацию, видим, что происходит с экономикой. Нынешний режим держится на одной скрепе, и эта скрепа – ВВП (причем, совсем не валовый внутренний продукт). Гегель однажды сказал: каждый народ достоин своего правительства. В современной России для большинства свобода и демократия были «объявлены сверху», поэтому они не воспринимаются как ценность.

- Касательно большинства и меньшинства. Антикоррупционный митинг 26 марта показал, что в Воронеже опять появилось поколение, которое не боится власти. Представляет ли оно силу? Способно ли серьезно повлиять на повестку дня?

- Думаю, что это очень серьезный сигнал для власти. Выяснилось, что молодежная политика власти оказалась провальной, ее технологи – липовыми. Оказалось, что действие «крымского фактора» не бесконечно. Вопросы внешней политики для молодежи стали терять актуальность, а проблемы коррупции, справедливости, отсутствия социальных лифтов (если твои родители не входят в элиту), ограничения свобод представители молодого поколения ощущают гораздо острее. По большому счету, те митинги – это то самое гражданское общество, о необходимости которого у нас говорят на всех уровнях.

Если стать условно на сторону власти, с точки зрения политтехнолога, думаю, с Алексеем Навальным выгодней было бы договориться. Если он будет встроен в политическую систему, это подлит «срок годности» самой власти. При этом зачистка устаревшего «охвостья» среди федеральной и региональной элиты становится для первого лица делом гораздо более легким. И для повышения явки на выборах участие Навального может быть очень полезным.

- И что – в таком случае российские либералы станут относиться к власти по-другому?

- Это представить трудно. К тому же, большинство околокремлёвских советников опасается выпустить джинна из бутылки…  Но пока все либеральные проекты Кремля оказались практически фейковыми. Самый свежий пример – партия Роста. Опять же, на месте провластных политологов, я бы обратился скорее к существующим политическим фигурам, выдержавшим реальную конкуренцию. Ведь у нас уже есть Либерально-демократическая партия. Осталось сделать так, чтобы она соответствовала своему названию.

- Да разве это возможно?

- Думаю, вполне. Там очень даже нетривиальный состав депутатов. Это уже не партия «черных полковников», как в 90-е годы, там много молодежи, в том числе в руководстве. Игорь Лебедев совершенно другая фигура, чем Владимир Жириновский, в экономике у него абсолютно либеральные взгляды. Осталось только дождаться смены лидера этой партии, а провести переформатирование – это уже вопрос технический, вполне осуществимый. А сама власть не вынесет либеральную повестку. Ведь почему тысячи людей выходят на улицы? Потому что их интересы не представлены нигде, даже в Государственной думе. Для решения проблемы взаимодействия с представителями либерального спектра нужны нетривиальные решения. Нынешний тренд деления либералов на управляемые фейковые партии, собирающие меньше процента на выборах, и «пятую колонну», неэффективен и разрушителен для политического будущего России.

Автор: Герман Полтаев

 

14:38 14.04.2017

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Не надо быть политологом, чтобы понять что все под контролем. Навальный - это маленький комар, который звенит, но не кусает. Надежда на И.Лебедева, или на других молодых - не оправдана. Молодежь, попавшая в коридоры власти, ничего не сделает, даже если захочет ( на третий день, она забывает о своих порывах и благих мечтаниях). Да и вообще - дума ничего не решает. Она просто подписывает законы и указивки с верху. Уточняю - нынешнее большинство в думе. А у меньшинства - нет законодательного голоса. Они просто тявкают, но на их лай никто не обращает внимание. Так что, братцы, мы управляемы, мы предсказуемы, мы обычные терпилы. С чем я вас и поздравляю. Блин, нам бы Ким Чен Ина, и все было бы иначе. Трамп бы нам ботинки чистил. А о судьбе наших воришек, я даже к бабке бы не ходил гадать. Но увы - Ким-кореец. А у нас Евреи. А они умнее корейцев, китайцев. Это нация избранная богом.