Воронежская область внезапно оказалась передовиком в борьбе с коррупцией

Воронежская область внезапно оказалась передовиком в борьбе с коррупцией

Как руководству региона удалось поймать черную кошку в темной комнате


 

Национальный антикоррупционный комитет, возглавляемый уважаемым общественным деятелем Кириллом Кабановым, обрадовал жителей нашей области сообщением: Воронежская область вошла в число «отличников» - 11 передовых регионов, которые не только в полном объёме выполнили требования Национального плана противодействия коррупции, «но и творчески подошли как к составлению программы, так и к реализации антикоррупционных мер и мероприятий».

Напомним, план по борьбе с коррупцией принимается отдельным президентским указом каждые два года. Действие ныне действующего плана распространяется на два года – прошлый и текущий. Кирилл Кабанов утверждает, что руководство Воронежской области (плюс еще десять регионов) именно этот план выполнило лучше других. Про остальные регионы (число 74) было сказано, что они подошли к делу формально.

- В документах многих регионов используются стандартные формулировки: углубить, расширить, усилить. Результат этой деятельности непонятен, — пояснил в соцсети Кирилл Кабанов.

В чем же преуспела наша область, интересно знать? В президентском указе сказано, что руководители субъектов федерации должны были «обеспечить внесение до 1 июня 2016 г. в региональные антикоррупционные программы и антикоррупционные программы (планы по противодействию коррупции) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также органов местного самоуправления, в которых такие планы имеются, изменений, направленных на достижение конкретных результатов в работе по предупреждению коррупции, минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений, а также контроль за выполнением мероприятий, предусмотренных этими программами (планами)».

Если бы дело только этим и ограничилось, легко было бы сойти с ума при выполнении такого задания.

Но в самом плане губернаторам предписано осуществить множество конкретных и важных дел. Например, провести социсследования по оценке уровня коррупции; обучить чиновников, как избегать мздоимства; принять меры по повышению эффективности антикоррупционных комиссий; издать нормативные акты, дополнительно гарантирующие независимую экспертизу нормативных актов; «обеспечить ежегодное обсуждение вопроса о состоянии этой работы» и так далее.

Чем этот набор поручений отличается от того, о чем говорил Кабанов – углубить, расширить, усилить? Наверное, только тем, что под ним стоит подпись Владимира Путина. И если Воронежская область оказалась по этой части в передовиках, то означает это, в первую очередь, что в правительстве региона превосходно умеют издавать нормативные акты, гарантирующие экспертизу нормативных актов, и делают это творчески.

Интернет-газета «Время Воронежа» обратилась к нескольким экспертам: чувствуют ли они, что живут в регионе, который на отлично выполняет план борьбы с коррупцией?

Правозащитник Илья Сиволдаев постарался рассуждать взвешенно:

- С одной стороны, ощущения, что в области идет реальная борьба с коррупцией, у меня нет. А с другой – на днях побывал в аппарате регионального уполномоченного по правам человека, а там проходит выставка детских рисунков, посвященных этой теме. Очень интересные рисунки, должен сказать.

Что ж, выставка эта только подтверждает творческий характер воронежских антикоррупционных мер.

Но у члена городской Общественной палаты Галины Кудрявцевой немного другой взгляд на вещи:

- У нас в стране штук двадцать общественных организаций с коррупцией борются, а что толку? Если бы эта борьба была настоящей, тюрьмы были бы переполнены чиновниками и правоохранителями.

- Пусть покажут, - сказала она, имея в виду власти, - где они коррупцию победили? Дело Трубникова? Да когда я с материалами на Трубникова обратилась к руководству области, ко мне отнеслись безразлично. Пришлось идти в ФСБ. В строительном комплексе, что ли, победили? Назначили мальчика для битья – и все. А кто ему указания давал, тому мальчику? Ни один чиновник не будет действовать по своему усмотрению. Все выполняют чьи-то поручения.

Галина Кудрявцева пробыла муниципальным депутатом почти два десятка лет, поэтому о положении дел в местной власти судит с легкостью:

- Когда я пришла к одному очень крупному руководителю с тем, чтобы он разобрался, наконец, с конкретными безобразиями на конкретной стройплощадке, он мне ответил: а там моей подписи нет. Вот и все их понимание ответственности: дескать, если я не подписывал, с меня и спроса нет. А ведь все ключевые распоряжения они отдают устно.

Тут никуда не денешься: издание нормативных актов, гарантирующих экспертизу нормативных актов, у нас идет по одной дороге, а устные распоряжения – по другой. И вместе им не сойтись.

Для победы над коррупцией, грозно рассуждает Кудрявцева, нужно, чтобы любой чиновник наказывался за малейшее нарушение. Да и вообще, полагает она, следовало бы подсократить количество чиновников, слишком уж их много, и заняться им нечем.

Кандидат политических наук Владимир Инютин в своих суждениях не столь суров:

- Наверное, если мы в отличниках, значит, в других регионах дела обстоят еще хуже. Но, надо думать, что мы кое в чем подтянулись: о возбуждении уголовных дел нам докладывают чуть не в еженедельном режиме. Наверное, это можно считать положительным обстоятельством. Ведь прежде у нас в главных коррупционерах ходили педагоги да врачи, а теперь – руководящий состав. То есть, имитации борьбы уже нет, что само по себе положительно.

Впрочем, и он не чувствует себя жителем территории, где взяточничеству дан серьезный и решительный бой:

- Думается, если вы попробуете получить разрешение на строительство или попытаетесь начать свой бизнес, вы сразу поймете, насколько верна оценка, данная Национальным антикоррупционным комитетом.

Владимир Инютин, безусловно, прав: чиновники стали подпадать под уголовку довольно часто.

Но та же Галина Кудрявцева не считает это подлинной борьбой с государственным бедствием:

- Это сражение кланов за передел сфер влияния, и больше ничего.

А еще один наш эксперт, глава местного отделения Комитета по защите прав автомобилистов Николай Киселев к этой теме подошел по-своему:

- Дела-то возбуждаются, но чем они заканчиваются? Много ли приговоров мы знаем?

А касаясь высокой оценки Воронежской области по части Национального плана противодействию коррупции, Николай Киселев заметил только:

- Пустой план всегда легко выполнить. И отчитаться.

Зато с творческим подходом у нас полный порядок. И чего удивляться, что на мартовский антикоррупционный митинг в Воронеже пришло около тысячи человек.

Автор: Герман Полтаев

18:16 08.06.2017

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Ой, а может надо быть немножко не звездными? Борьба с коррупцией у нас, похожа на борьбу с ветряными мельницами. Мельника, вроде бы сажают, а мельница крутится. Но я сейчас о скромности - все знают историю о Борисе Юльевиче Харитоне, когда он пришел в военкомат чтобы узнать свое звание - оказалось, он генерал. После этого, весь военкомат стоял на ушах. Но это было давно. Сейчас - говоря об успехах в борьбе с коррупцией, я прошу такой же скромности. А жизнь, показывает обратное. То же дело трубникова, мало взять за лапу, но еще надо сделать так, чтобы другим было не повадно. А с этим у нас плоховато, как в Воронеже, так и во всей России. Преступников ловят, затем отпускают. Потом опять ловят, и отпускают. Скорее всего, эти действия для поднятия этого дурацкого рейтинга. Воруют все, кто это может. Воруют везде, и не только в Воронеже. А результат - один на всю страну - украл много, будет амнистия или домашний арест. Украл курицу - будешь сидеть. Так что, в борьбе с коррупцией, проценты не уместны. Она, либо есть, либо ее-нет. Сейчас - она процветает, как никогда. Власть смыкнулась с деньгами, деньги вошли во власть. Дальше говорить о коррупции не имеет смысла.