Год воронежских вузов: слияние и поглощение

Год воронежских вузов: слияние и поглощение

Как региональная высшая школа госэкзамен сдавала


 

Начало 2015 года не предвещало больших потрясений для местной высшей школы – главной проблемой виделся прием студентов-беженцев из юго-восточных областей Украины да адаптация к российским образовательным стандартам выпускников школ Крымской республики.

Худо-бедно справились. Потом замаячила аккредитация образовательных программ большинства воронежских вузов в Рособрнадзоре, к ней готовились в тишине, как будто боясь сглазить. Как показала осень, боялись не зря.

Дело добровольное

А в конце июня министр образования и науки Дмитрий Ливанов объявил о начале второго этапа реформирования высшей школы – о создании региональных опорных вузов.

Логика министра была прямой, как германская автострада: демографическая ситуация сложная, молодых людей мало, а вузов – много, поэтому некоторые вузы можно было бы объединить, чтобы они могли дать качественное высшее образование сильным студентам. И ритуально добавил, что объединение – дело исключительно добровольное.

В общем-то, министр не особенно распространялся насчет идеологии реформы, наверное, понимая, что никуда регионы не денутся – поворчат и сольются.

Впрочем, и помимо министра было кому объяснить происходящее. Ректор Воронежского государственного университета Дмитрий Ендовицкий в разгар осени выступил с программной статьей «Укрупнение вузов – веление времени».

При желании в названии может увидеть традиционное российское свойство путать веление руководителя с велением времени, но мы язвить по этому поводу не будем: общеизвестно, что в последние годы число выпускников школ почти совпадало с число поступивших в российские вузы, что нивелировало само понятие «высшее образование».

Высшее образование по определению не может быть общедоступным. Тем более сейчас, когда в результате многолетних реформ, в том числе затеянных и министром Ливановым, среднее образование в стране упало ниже низшего предела.

Отличники боевой и политической подготовки

Это, впрочем, отдельный разговор, а мы вернемся к статье профессора  Ендовицкого. Обращался он, скорее всего, к коллегам, поскольку, будучи председателем Совета ректоров воронежских вузов, был осведомлен об их настроениях. Именно им, надо полагать, и был адресован такой пассаж:

«Опорные региональные вузы получат в течение трех лет значительную финансовую помощь и (что не менее важно) моральную поддержку Министерства. Эта поддержка выразится в увеличении приема на бюджетные места, помощи при открытии новых образовательных программ и научных направлений. Кроме того, опережающими темпами будут развиваться магистратура и аспирантура».

А если все-таки не объединяться? На это у Ендовицкого ответ был:

«Отказ воронежских вузов от участия в программе несет значительные риски, главным из которых является ухудшение качества образования и снижение эффективности деятельности вузов. Проще говоря, или мы участвуем в новой программе и повышаем статус своих университетов, или просто остаемся за бортом коренного обновления регионального высшего образования».

С одной стороны, за бортом не хочет оказаться никто, с другой – такие рассуждения Ендовицкому давались легко: он и сам признавал, что в регионе только ВГУ соответствует требованиям, предъявляемы к опорным региональным университетам (ОРУ):

«Предполагается, что консолидированный бюджет ОРУ должен быть не менее 2 млрд рублей. В ОРУ должно быть не менее 10 000 студентов, обучающихся по очной форме».

Остальным до таких масштабов далеко. Но перед ними и задач таких никогда не ставили.

Прекращение существования

В общем, воронежские вузы в очередь на создание ОРУ становиться не спешили. И тогда в бой вступила тяжелая артиллерия – в начале ноября Рособрандзор жахнул из всех стволов по Воронежскому государственному техническому университету, отказав ему в праве готовить студентов по ряду специальностей: экономистов, филологов, педагогов.

Это был шок. Дело коснулось почти 2 тыс. студентов, почти все они обучались на платной основе, из-за чего «политех» терял около 100 млн рублей дохода в год.

Надо сказать, что в этой ситуации воронежские вузы повели себя по-человечески: они объявили о готовности принять всех «сокращенных» студентов ВГТУ к себе на тех же условиях.

А вот серьезность намерений государства по части создания ОРУ уже не вызывала сомнений.

Через несколько дней после того, как стало известно о бедах «политеха», воронежские СМИ облетела информация, начинающаяся со слов: «ВГАСУ прекращает свое существование».

За этой эпитафией скрывалось сообщение о том, что ученые советы ВГТУ и ВГАСУ приняли решение подать совместную заявку на создание опорного регионального университета.

Но то, что новость была подана именно под таким соусом, вывело из себя ректора Воронежского архитектурно-строительного университета Сергея Колодяжного. В тот день, 17 ноября, он убеждал корреспондента «Времени Воронежа», что ученый совет вуза никаких решений не принимал, и ВГАСУ остается лучшим строительным вузом России.

Вопрос, на самом деле, чисто технический: по правилам министерства, заявку на объединение подает только один вуз, и в нашем случае это сделал именно ВГТУ. А насчет «прекращает существование» - если министерство заявку одобрит, это существование прекратится у обоих вузов.

Но это, наверное, можно назвать и реинкарнацией.

В начале декабря Воронеж посетила замминистра образования Наталья Третьяк, и на ее глазах и в присутствии губернатора Алексея Гордеева в главном корпусе ВГУ был разыгран последний акт этой драмы. Здесь состоялось заседание Совета ректоров воронежских вузов.

Дмитрий Ендовицкий объявил, что Советом ректоров принято решение о создании в Воронеже трех крупных научно-образовательных кластеров: инженерно-технического, классического (куда войдут естественно-научные, гуманитарные, медицинские науки) и аграрного.

 -Они станут опорными точками для региона, - заявил Ендовицкий, - так как изменится стратегия развития профессионального образования, расширится доступ к инновационным технологиям,  повысится качество подготовки кадров.

Здесь же, на  Совете, выяснилось, что губернатор уже давно выступает за объединение вузов, и решение ректора ВГТУ Владимира Петренко подать заявку на ОРУ он одобрил еще в августе.

Видимо, чтобы не остаться в стороне от прогресса, слово взял ректор Воронежского госуниверситета инженерных технологий Евгений Чертов и объявил, что его вуз также подал заявку на создание ОРУ агропромышленного направления.

Таким образом, получалось, что сливаются еще три местных вуза: ВГУИТ, а также агроуниверситет и лесотехнический – ведь именно они подпадают под агропромышленный кластер, о котором сказал Чертов. Впрочем, до сего дня эта заявка документального подтверждения не получила. Может быть, дело в том, что завершился этап подачи таких заявок на этот год.

Но судя по тому, что в те же дни воронежская прокуратура вдруг нашла мелкие нарушения в работе в лесотехническом медицинском университетах, не исключено, что имело место нежелание этих вузов идти в едином строю.

Упорные университеты

Впрочем, в открытую против объединения в Воронеже выступили только представители КПРФ, считающие, что этот процесс погубит региональную высшую школу.

По поводу объявленного министром Ливановым принципа добровольности высказался губернатор Иркутской области Сергей Левченко:

-Это не мы с вами придумали подчинить классическому университету педагогическую академию. Нас заставили, к сожалению. Продолжают заставлять и сейчас, чтобы мы сделали один опорный университет в регионе. Для того чтобы это сделать, нам надо (я немного утрирую) объединить все вузы нашей области. Тогда мы имеем возможность попасть в первую фазу, в первые 15 опорных университетов, которые получат наибольшее федеральное финансирование.

Что ж, ВГТУ и ВГАСУ в первые 15 попали. Агропромышленный кластер, о котором говорил Чертов, если и состоится (а он, скорее всего, состоится), вряд ли сможет рассчитывать на приоритетное федеральное финансирование.

А Воронежский государственный медицинский университет имени товарища Бурденко оказался хитрее всех. Пока ему тут подыскивали пару, он взял и объединился с Российским национальным исследовательским медуниверситетомимени Пирогова, Рязанским и Ярославским медицинским университетами. Тем самым эти четыре вуза создали Восточно-европейский медицинский научно-образовательный кластер. Как утверждается, они действовали в рамках приказа Минздрава РФ о создании по России научно-образовательных медицинских кластеров.

В общем, медики идею министра Ливанова переосмыслили и творчески развили.

Однако считать процесс реформирования высшей школы вряд ли следует считать завершенным. Собеседник нашей газеты, человек весьма компетентный, выразил уверенность, что в наступающем году Рособрнадзор продолжит свою деятельность в отношении воронежских (и не только воронежских) вузов по лишению их аккредитаций на подготовку юристов и экономистов.

Мол, государству сейчас нужнее инженеры, желательно, военные инженеры.

Действительно, на рынке труда у нас наблюдается очевидный перебор экономистов и юристов. Другое дело, что, следуя диалектическому закону перехода количественных изменений в качественные, общество могло надеяться, что со временем в стране восторжествуют настоящая экономика и подлинное право.

Пока же эти надежда откладываются. Опять.

Автор: Герман Полтаев

11:51 22.12.2015