Сергей Ступников: «Иногда на торги заявляются только отчаянные, которые не видели ни объекта, ни проекта»

Сергей Ступников: «Иногда на торги заявляются только отчаянные, которые не видели ни объекта, ни проекта»
Теги: 

Эксперт по закупкам – о провалившихся воронежских тендерах под миллиард и подрядчиках

В апреле 2019 года ПАО «Воронежское акционерное самолетостроительное общество» (ВАСО) определило победителей четырех крупных аукционов на техническое перевооружение и реконструкцию производств для изготовления легкого военно-транспортного самолета Ил-112B. Тогда общая сумма контрактов по четырем аукционам составила 887,5 млн рублей. 

Но в июне завод повторно объявил два аукциона на техническое перевооружение и реконструкцию механообрабатывающего производства, а также на обновление производства концевых частей крыла с балками силовой установки и оперения для изготовления самолета Ил-112B, так как предыдущие победители отказались от заключения контрактов с ВАСО. 

В итоге победителем этих двух аукционов стало подмосковное АО «Промэлектромонтаж-СТН». Компании достались два контракта на общую сумму в 405,1 млн рублей.

В августе 2019 года торги на 771,1 млн рублей на техперевооружение и реконструкцию цехов окончательной сборки и летно-испытательного комплекса для производства самолета Ил-112B также признали несостоявшимися. На аукцион не подали ни одной заявки. Подрядчики проигнорировали эти торги во второй раз.

Кроме того, комиссия признала несостоявшимся и аукцион на реконструкцию и техперевооружение производства ВАСО для изготовления самолета Ил-96-400М. На тендер не подали ни одной заявки. Максимальная цена контракта составляла 491,5 млн рублей.

«Время Воронежа» выяснило у председателя правления высшей школы закупок в Воронеже Сергея Ступникова то, с чем связана такая тенденция.

– ВАСО переигрывает аукционы по нескольку раз, на них никто не подается. В чем причина? Это общая тенденция для крупных предприятий со своей отраслевой спецификой?

– Госдума в мае месяце приняла ряд изменений, неожиданных для всех. По старой памяти, все ожидали негативных изменений, а они сделали хорошее дело. Для строителей введен новый механизм подтверждения квалификации – квалифицированные участники регистрируются на площадке и потом только подают заявки. Также появилась новая форма торгов – специальные торги, четырехчасовые для закупок с утвержденными проектами строительства, реконструкции.

И еще одна важная вещь – обеспечение гарантийных обязательств. То есть не просто обещают, что простоит пять лет. А деньгами или банковской гарантией обеспечивают все гарантийные обязательства. Вот у них в данном случае 38 млн рублей надо на пять лет занести заказчику официально или предоставить банковскую гарантию. Это тоже очень серьезный стоп-фактор для некондиционных исполнителей, которые там что-то построили и сбежали.

По дорогам сейчас смотрим, как будут работать эти изменения. К примеру, заказчик ставит 5% начальной цены, довольно большой размер гарантийных обязательств, но они вполне адекватны. Там максимально 10%. Это тоже очень серьезный стоп-фактор. И только приличные участники могут заявиться.

Это хорошо, что снижает конкуренцию, снижает бестолковое соревнование, когда и квалифицированные участники, и неквалифицированные участвуют. Последние часто побеждают за копейки, потом ищут субподрядчиков, которых можно «кинуть», материал некачественный, вот так и получается бюджетная «экономия».

– Как изменения в законодательстве повлияли на участников торгов? Не успели переделать документацию к тендерам?

– Изменения эти вступили в силу в июле, некоторые не сумели вовремя к ним подготовиться. Если бы о правильных решениях было принято чаще говорить, обсуждать, доносить до предпринимателей, тогда бы все услышали, поняли важность и занялись своевременно регистрацией на площадках как квалифицированные участники. Заказчики, объявившие торги в начале июля, могли обнаружить отсутствие участников на торгах, поскольку электронные площадки не принимали заявки у участников, не зарегистрированных.

– Подмосковная компания взяла два подряда за 405,1 млн рублей на перевооружение для производства Ил-112В. Почему наши местные компании на такие аукционы даже не подаются?

– Возможно, контроль серьезный. А, возможно, наших туда, грубо говоря, просто не зовут. Для подрядчика точный минус еще и в том, что сроки сокращаются, когда торги постоянно переносятся. Подрядчику крайний срок никто не отодвинет. На ВАСО есть производственная программа, они к ней стремятся.

– А вообще на крупных торгах – дорожных, строительных и проч. – бывают «случайные» участники?

– Обычно так рассуждают – у нас есть проект, крупная сумма денег, и мы договариваемся с кем-нибудь из участников. Он делает техническое задание, требования к материалам, готовит под себя тендер. Это не то, чтобы очень хорошо, но, как минимум, один участник на торгах будет. Когда меня зовут, например, я понимаю, что если там есть какие-то недоработки в проекте, они неминуемо будут, то мы в принципе в рабочем порядке с заказчиком договоримся. Он же меня позвал.

А если я заявляюсь сам по себе, еще и в чужие торги, то есть, я – «случайный» участник, то с меня три шкуры спустят, заставят кривой, косой проект выполнять. Еще и контроль усилят. Заплатят условные 200 млн рублей, а спросят, как за 250. И зачем мне это надо. Поэтому «случайно» заявляются только самые отчаянные, которые вообще не видели не объекта, ни проекта, им все равно, я пойду, авось получится.

Подготовили Эльвира Бутырина, Ирина Овчарова

10:48 16.10.2019