Андрей Померанцев: «Воронежская мэрия, по факту, - структурное подразделение областного правительства»

Андрей Померанцев: «Воронежская мэрия, по факту, - структурное подразделение областного правительства»

Депутат городской думы – о коррупции, местном самоуправлении и несбыточности административной эволюции


 

Интернет-газета «Время Воронежа» продолжает поиски оптимальной схемы управления городским хозяйством. Задавшись вопросом «Почему в Воронеже многие муниципальные органы дублируют друг друга, и не слишком ли дорого это обходится налогоплательщикам?», мы обратились к различным экспертам в области местного самоуправления. На очереди – беседа с Андреем Померанцевым, заместителем председателя комиссии гордумы по развитию местного самоуправления, взаимодействию с общественными объединениями и депутатской этике.  

- Есть мнение, что нынешняя структура муниципального управления архаична, поскольку подразделения мэрии и районных управ во многом дублируют друг друга.

- Да, дублирование имеет место, но в любом случае функции по принятию решений лежат на администрации города. А на управах остается функция во многом статистическая. Хотя на них лежит и ответственность по всем направлениям.

- Ответственность перед мэром?

- Ответственность, заложенная в Уставе города. Устав четко расписывает меру ответственности каждой муниципальной структуры. Есть она и управ. Но она не подкреплена достаточными полномочиями и финансами. И фактически приходится констатировать, что управы – это больше статистический орган, нежели исполнительная власть. За ними остались разве что какие-то согласования и решения по вопросам частного сектора.

- В таком случае, может, имеет смысл фактическую сторону дела облечь в документ и упразднить эти управы, превратив их в отделы администрации?

- Мне кажется, правильнее было бы поступить наоборот: избыточные функции города, связанные в первую очередь в коррупционной составляющей, передать управам. Ведь почему в мэрии стянули на себя столько полномочий по части принятия решений? Потому что каждое почти решение они конвертируют. По многим вопросам первичная документация готовится как раз в управе. Например, по согласованию каких-нибудь архитектурных вещей. а решение принимается уже в администрации.

- Вот вы говорите о коррупции в мэрии. Но если передать полномочия на уровень управ – разве коррупционные моменты из-за этого исчезнут? Там разве люди из другого теста работают?

- Нет, конечно. Уровень коррупции вряд ли изменился бы. Но мне кажется, цена вопроса была бы поменьше, потому что решать вопрос с чиновником городской администрации намного дороже, чем с чиновником районной управы.

Но при передаче полномочий на уровень управ добавился бы  еще один плюс – снижение бюрократии. В городе документооборот гораздо больший, и время на принятие решение затрачивается значительно больше. А это уже влияет на инвестиционный климат. Из-за этого происходят потери в градостроительной отрасли, в области предпринимательства.

Все-таки гораздо эффективнее, когда мелкие вопросы решаются на уровне управ. В Европе ведь идет как бы измельчение управленческой работы.

- Но Европа вся и выросла из местного самоуправления, а у нас ведь его отродясь, по сути, не было.

- Что такое местное самоуправление? Это когда люди сами управляют своей территорией. У нас пытаются ввести эту традицию через ТОСы. Но у ТОСов нет никаких полномочий и денег. А в Европе, напротив, у органов территориального самоуправления много полномочий и прав. И там, действительно, народ принимает решения по ключевым вопросам.

- Насколько я могу судить, в обозримом будущем ни в России, ни в Воронеже такое невозможно. Может быть, тогда все-таки дешевле будет узаконить действительное положение вещей. И раз нет у управ полномочий, то и лишить их тех функций, которые так или иначе исполняют чиновники мэрии?

- В Воронеже, я скажу, вообще особая ситуация. У нас городская администрация, по факту, - это структурное подразделение областного правительства. И поэтому, если вещи называть своими именами, как вы предлагаете, то следует переписать 131-й федеральный закон о местном самоуправлении. А еще правильнее – переделать Конституцию, в которой написано, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

В стране – единицы независимых мэров, которые подчиняются народу. Впрочем, нет, не народу, а бизнесу, который их привел к власти. Потому что народу у нас никто не подчиняется.

Вообще говоря, почти везде в стране мэрии превратились в подразделения региональных администраций, и губернаторы решают вопросы местного значения.

- А для чего это нужно губернаторам? Местное самоуправление – занятие хлопотное и не очень приятное.

- Самый лакомый кусок в плане коррупционной составляющей, возможность извлечения ренты из должности находится как раз на уровне городов-миллионников и региональных центров. Именно там движется основной капитал. В сельской местности уровень капитала значительно меньше. Поэтому в Воронеже, например, до сих пор сохраняется проблема с так называемой неразграниченной территорией, когда земельные участки неизвестно кому принадлежат и непонятно кто должен решать судьбу этой земли. Казалось бы, город  должен распоряжаться своей землей. Ан нет – у нас область этим занимается.

- А не допускаете мысль, что область этим занимается на том же основании, что и мэрия, когда берет на себя полномочия районных управ? Я говорю о том, что каждый вышестоящий уровень власти у нас не доверяет нижестоящему.

- Это формальная причина. А на самом деле просто по мере подъема по вертикали цена вопроса увеличивается, а время на принятие решения удлиняется. Естественно, бизнес несет потери.

- Ладно, вы стоите за управы. А как быть с муниципальными комбинатами благоустройства? Уже и в мэрии говорят, что они со своими обязанностями не справляются. В Ленинском районе хотят уборку территории отдать в частные руки в качестве эксперимента, утверждая, что частник лучше справится с этим.

- Это все миф – что частник справится лучше. Для чего придумывают эти схемы, когда функции местного значения продают частным организациям? Потому что так проще получить откат. Выторговать себе что-то у муниципального предприятия – достаточно сложно: прокуратура проверяет, Контрольно-счетная палата.

Вся беда наша в том, что нет хозяина, который бы ставил задачи и спрашивал за их исполнение. Наша власть устроена таким образом, что поделив между собой поляны, способные приносить прибыль, озабочена исключительно получением собственной ренты. Некоторый процент при этом отдается вышестоящим структурам – вплоть до самой верхушки вертикали, чтобы это право ренты у тебя не отняли.

А был бы хозяин – все происходило б иначе.

- Однако же невозможно все время жить в ожидании хозяина: мол, придет он когда-нибудь и наведет порядок. Может, на данном этапе есть смысл попытаться оптимизировать схему управления с тем, чтобы насколько возможно исключить коррупционные моменты?

- Я не обольщаюсь. Не думаю, что к этому можно прийти эволюционным путем.

- Скажите, из бюджета больше расходуется средств на содержание мэрии или шести районных управ?

- Конечно, на мэрию. Причем эти расходы увеличиваются, поскольку администрация города непрерывно раздувается. Чиновник так защищен законом, что его в принципе невозможно уволить. Приходит новый мэр – и он не может избавиться от кадров своего предшественника. Между тем у него есть свои люди, которых надо расставить на ключевые посты.

Дело прошлое, но когда я шел на мэрские выборы, то в последний момент подумал: лучше мне не побеждать. Потому что у меня нет 3,5 тыс. людей, чтобы заменить всех работников муниципалитета.

А каждый новый мэр приводит в структуру власти человек сто своих людей, потому и растут расходы на содержание аппарата.

Автор: Герман Полтаев

14:38 16.05.2016