Александр Пономарев: «Мы не должны зарастать политическим жиром»

Александр Пономарев: «Мы не должны зарастать политическим жиром»

Глава администрации Каширского района – об экономике, политике и жизни российского села

«Прямой разговор». Редакция интернет-газеты «Время Воронежа» дает старт еженедельной рубрике. Без фильтров и купюр мы поговорим со спикерами о политике, бизнесе в регионе, хайпе, криминале, мифах и местных конспиративных версиях, который у нас немало. Кого бы вы хотели видеть в нашей редакции и какие вопросы вас волнуют – пишите red@vrntimes.ru или в группы интернет-газеты в фейсбукеVK, инстаграме.

В День героев Отечества мы поговорили с Героем России, главой администрации Каширского района Воронежской области Александром Пономаревым.

-  Вы являетесь главой администрации района уже восемь лет. С чего начали, когда пришли в 2011-м?

- Было предложение Алексея Васильевича, район был в тот момент проблемным в политическом плане. Он сказал: знаю, что вроде у тебя позиции в твоем округе не самые плохие, как смотришь на то, чтобы пойти туда? Здесь после того, как ушел в отставку бывший глава, долгое время не могли подобрать главу администрации района. Алексей Васильевич мне дал время подумать, и через два дня я дал согласие. Но после того, как приехал в район и, во-первых, поговорил с депутатами районного совета, с главами сельских поселений. Каширский район специфичен – люди здесь принципиальные и со своей позицией. Я знал, что они не хотели варяга. Они мне тогда сказали: да, ты варяг, но по тебе вопросов нет. Я же здесь был депутатом областной думы от Новоусманского и Каширского районов, и как я веду работу уже знали.

- Первое время в ручном режиме настраивали работу?

- Сначала изучил ситуацию в районе. Конечно, опыта не было никакого, что тут говорить. Первый год, признаю, был провальным. В октябре тогда мне уже доложили, что район – банкрот. У нас денег нет ни на что – ни на зарплату, ни на обслуживание кредитов, ни на софинансирование проектов. Я поехал к губернатору тогда, и району выдали кредит в 16 млн рублей, в следующем году нам кредит реструктуризировали. После этого, когда я уже понимал, что деньги в район сами не приходят, мы занялись тем, что начали жесточайшим образом экономить.

- На чем получалось экономить?

- На каждой копеечке. Зарплаты не повышались, премии здесь в администрации не платили не потому что не заслужили люди, а потому что денег не было. Себе-то премию я никогда и не выписывал, так как я не могу сам определить, хорошо я работаю или плохо.

Потом начали что-то уже строить в районе, появились средства. Знаменитый пансионат для пожилых людей у нас находится – тот, который посещал Владимир Путин. Школу в поселке Колодезный построили, о необходимости которой говорили с 1977 года со дня основания района.

- Что вам помогло вникнуть в ситуацию в районе сразу после прихода?

- Я поехал по поселениям, их в районе 14. Сейчас мы организуем сходы граждан, два раз в год объезжаем поселения, за каждым из них в администрации района закреплен куратор. Смотрите, Путин что нам говорит? Вы должны делать то, что говорит вам народ, правильно? Сейчас мы так и заявляем. Например, я говорю, что есть, к примеру, средства на ремонт одной улицы, а какой именно – решают сами люди.

Первые годы я сам лично ездил на сходы граждан. Потом начал делить поселения с замами, чтобы они тоже смотрели людям в глаза. Потому что начинается порой все с негатива в моральном смысле, а заканчивается более благополучно. Потому что люди так и говорят: ты, Александр Иванович, не обижайся, мы с тебя за всех спросим.

- А замы готовы к такой работе с людьми?

- Если они не готовы к такой работе, тогда зачем мне такие замы.

- Какие главные инвестиционные проекты сегодня реализуются в районе? Какие крупные инвесторы пришли за эти восемь лет?

- У нас два крупных инвестора – «Агросвет» и «Бунге СНГ». «Бунге-СНГ» пришли еще до меня, но не совсем складывались отношения по социальному партнерству. Сейчас у нас прекраснейшие отношения, помогают в социальной сфере. Допустим, проекты «50 на 50» по ремонту школ, допустим. А вообще у нас 16 сельхозпредприятий, 170 крестьянско-фермерских хозяйств.

- На экспорт идет сельхозпродукция из района?

- Да, прямые поставки. По несанкционной продукции – забирают чуть ли не с полей. У меня давно есть идея – создать логистический центр по овощеводству, и наши инвесторы, которые могли бы прийти, закупали продукцию у местных фермеров. И самое главное, наши фермеры понимали бы, что им надо выращивать, так был бы гарантирован сбыт. Когда мы вели переговоры с овощеводами, они говорили, что на таких условиях готовы в два раза увеличить посевные площади. Но пока все на уровне переговоров.

- Новые инвесторы приходят?

- В этом году пришли две компании с инвестициями по 400 млн рублей. ООО «СХ Каменка» их свинокомплексы есть в Каменском районе, Бобровском. У нас будут заниматься переработкой – делать корма для своих животных. Уже земельный участок им подобрали. И они захотели построить свинокомплекс еще у нас в Каширском районе на 42 тыс. голов. Второй инвестор – ООО «Стимул», тоже переработкой будут заниматься – зерна, уже открылись.

- Где будут свинокомплексы?

- В районе Круглянского сельского поселения. Сходы граждан провели, пригласили, во-первых, самих инвесторов, потом прошли публичные слушания. Но у нас какая проблема района сейчас? Была бы развита инфраструктура. У нас логистика лучше не придумаешь – федеральная трасса М-4 «Дон», железная дорога рядом, каждый месяц по 3-4 крупных инвестора приезжают к нам смотреть территории под проекты. Но – есть лимиты газа, электричества, нужны большие капиталовложения, и из-за этого инвесторы уезжают.

- Атомка рядом, почему у вас лимиты?

- Это вопрос не ко мне. Но правительство помогает сильно, если приходит реальный инвестор, и нужно под проект получить дополнительные ресурсы. Сейчас подсчитали: чтобы Каширский район мог в перспективе стать продолжением особой экономической зоны (ОЭЗ), мы держим 1 тыс. га свободной земли. Для того, чтобы мы стали хорошей инвестплощадкой, нам нужно создать инфраструктуру. Для этого нужно примерно от 400 млн до 800 млн рублей.

- Пару лет в район зашло «АПК-Мосальское» Александра Цыбаня и Виталия Цыбаня. Предприятие развивается, участвует в социальных проектах в районе?

- Да, все у них хорошо. Занимаются растениеводством – пшеница, ячмень, подсолнечник, построили склады. У них сейчас 3 тыс. га уже своей земли, и те 1 тыс. га засевает как раз на границе с ОЭЗ по краткосрочным договорам.  Земли свободной под сельское хозяйство в районе уже нет. Все-таки 170 КФХ. С «АПК-Мосальское»реализуем совместные проекты по муниципально-частному партнерству – в Круглом построили сельский дом культуры.

- «Агросвет» участвует в софинансировании социальных программ в районе?

- Помогают. У меня был ряд встреч с хозяином, он настроен позитивно. У них есть планы по новому молочному комплексу в районе.

- Выполняете как глава района KPI (ключевой показатель) по привлечению инвесторов?

- У нас KPI по инвестициям в основной капитал, т.е. чем больше инвесторов приходит, тем лучше. Динамика есть, но по статистике у нас попадает только определенная часть предприятий. КФХ и малый бизнес туда не попадают, поэтому отчитываются всего два крупных предприятия – «Бунге СНГ» и «Агросвет». Они же не могут каждый год сотни млн рублей инвестировать в себя. Зато у нас КФХ каждый год инвестируют, склады строят, но они в эту статистику не попадают.

- Какой на сегодняшний день самый трудновыполнимый для вас показатель KPI? 

- Сколько лет я работаю, столько лет невыполнимый этот показатель. Это смертность населения от онкозаболеваний. Показатель не растет и не падает.

- Насколько глава района в Воронежской области самостоятелен в принятии решений на местном уровне? Или все необходимо согласовывать с областью?

-  Жесткий контроль со стороны правительства и, может быть, даже в правильном смысле слова диктат происходит, когда району дают деньги из областного или федерального бюджетов. А такого, что по каждой мелочи, по каждому моему шагу идет контроль – такого нет. Есть контроль по работе с обращением граждан. У меня есть приемные дни, но если я на месте, то люди знают, что могут прийти и в другое время.

- У вас есть молодежный парламент в районе. Расскажите о его работе.

- Я на них не нарадуюсь. Ребята постоянно организовывают мероприятия. И я ведь понимаю, что нужно как-то оставлять молодежь в районе. Ведь когда я пришел, в администрации были в основном предпенсионеры, а сейчас моему заму, например, 33 года. И после институтов как удержать молодежь? Мы им даем административную работу, они должны понимать, что Пономарев не собирается умирать в этом кресле. Пройдет время, я свой лимит исчерпаю, пойму, что уже уперся в потолок. Это и есть эволюция, она должна быть, иначе будет грязь и утопия.

- Поступают ли инициативы от местных ТОСов? Какие проекты реализовали?

- В Каширском районе есть специфика: у нас долго запрягается, потом идет быстрее. Сначала села начали пробовать, когда начали получать реальные деньги, то подключились и другие.  Недавно на сборах в Павловске наш ТОС получил награду со своим проектом благоустройства. Недавно в областную программу от района заявилось 10 проектов ТОС, прошли четыре. Они получат 1,254 млн рублей. Мы приняли решение тем четырем ТОСам, которые тоже подготовили достойные проекты, добавить 1,73 млн рублей из районного бюджета.

- Насколько Каширский район дотационный по сравнению с другими?

- Он относится к 11 районам области, в которых доля дотаций превышает 5% собственного дохода. Не самая большая дотационность. Сейчас у нас вопрос в другом стоит – работа с недоимкой. Если два-три года назад район был в отстающих по недоимке, то теперь вместе с налоговой мы настроили эффективную работу. А почему так было? Допустим, люди берут земельный участок, переводят его в землю промышленного назначения из сельхозземли, возрастает сразу цена, а продать не могут, строить ничего не собираются и налоги не платят, хозяева постоянно меняются. Мы провели огромнейшую работу, тогда еще Дуканов нам помогал. По этому году мы уже неплохой процент по недоимке сработали.

- Район вошел в нацпроекты?

- Район на следующий год попал в нацпроект «Культура» по строительству нового дома культуры в Кашире. Финансирование составит 93 млн рублей. Предполагается софинансирование с районом, областью и федерацией, в 2020 году мы начинаем строить, в 2021 году заканчиваем.

- Как вам работается с районным советом депутатов? Взаимопонимание по основным вопросам или спорят с вами?

- На самих заседаниях у нас споров нет вообще.  Все дискуссии проходят в комиссиях при подготовке. Недавно у нас была как раз дискуссии с депутатами, я сам ее начал. И в конце я занял позицию депутатов, хотя сначала был против, они меня убедили. Сейчас уже коллектив с депутатами сложился, надо просто пахать, пахать и пахать в силу возможностей.

- Как район вошел в мусорную реформу, насколько увеличился тариф на вывоз ТБО, не было ли жалоб?

- Тариф в районе сейчас 83 рубля, в принципе жалоб не поступает, так как изначально речь шла о 160 рублях, потом область снизила. У нас другая проблема – необходимо, чтобы были везде мусорные баки и площадки. Мы подсчитали, что нужно на эти цели около 30 млн рублей. А в район каждый год мы можем купить всего 20 контейнеров.

- С силовыми ведомствами у вас контакт в районе?

- Полной взаимопонимание - мы не подменяем друг друга, и я не пытаюсь даже говорить о том, что я здесь главный в районе, и все должны подчиняться. У нас у всех разные направления деятельности. У меня работа на результат, у полиции – борьба с преступностью и общественная безопасность, у прокуратуры – надзор.

- У вас в кабинете стоят статуэтки трех мировых лидеров с Ялтинской конференции 1945 года. На местном уровне в российской глубинке нужна дипломатия?

- Мы все здесь работаем на благо района, и слышим друг друга. Важно идти на этот контакт, и здесь важно умение договариваться, наверно. Я даже благодарен прокуратуре, что наши местные решения проходят так называемое нулевое чтение совместно с прокуратурой. И это правильно, что нас потеребят за ушко.  Мы не должны дремать, не должны зарастать политическим жиром. Когда ты начинаешь чувствовать, что ты во всем прав, ты начнешь обижаться. Когда понимаешь, что за тобой много-много всех – и оппозиция, и районный совет, и прокуратура, и ФСБ, и МВД за тобой смотрят – хочешь не хочешь, начинаешь перепроверяться и не допускать ошибок. В этой части я считаю, что наше взаимодействие с силовиками – это даже и защита меня самого.

Беседовала Ирина Овчарова

18:48 09.12.2019