Воронежская область
пережила невероятные приключения в рейтинге инвестиционного климата

Воронежская область  пережила невероятные приключения в рейтинге инвестиционного климата

Надо было  посадить  добрый десяток местных олигархов, чтобы так обвалить  показатели 


 

Агентство  стратегических инициатив  обнародовало   очередную порцию данных, которое  называется Национальным  рейтинга состояния инвестиционного климата.

Это третий рейтинг, составляемый агентством при поддержке общественных  предпринимательских организаций. При всем уважению к списку инициаторов и экспертов,  анализ тех приключений, которые в этом рейтинге пережила Воронежская область, дает основания усомниться в  адекватности самого проекта.

Воронежская область  оказалась самым нестабильным регионом  в рейтинге. В 2015 году регион занял 14-е место в Национальном рейтинге инвестклимата в РФ – притом, что  в 2014-м не вошел и в двадцатку  лучших. 

Улучшение имиджа обеспечили региону такие индексы, как  «Регуляторная среда» (мы уже меньше донимаем бизнес проверками) и «Институты для бизнеса» (разные  фонды  поддержки бизнеса) которые  были удостоены  индекса «В»- «хорошо». Чуть хуже дело обстоит по показателям «Инфраструктура и ресурсы» и «Поддержка малого предпринимательства» - здесь мы потянули только индекс «С».

Но в итоге все равно  получилось неплохо!  Мы оказались между богатой Москвой и небедным Ямало-Ненецким округом. 

По данным руководителя департамента предпринимательства и торговли области Галины Абричкиной,  по итогам прошлого года из 159 мероприятий дорожной карты реализовано 154, сообщила Абричкина на совещании.

То есть, чтобы дотянуть до  параметров идеального  бизнес-климата  в марте  2016-го нам не хватало   пять  мероприятий.

И вдруг -  не пережив ни землетрясений,  ни наводнений -мы  ухудшили свои  показатели примерно вдвое.  Вместе с нами рухнула за  пределы топ-20 и столица нашей Родины. А небедный Ямало-Ненецк зацепился за 18 место. На «нашем», 14 месте сегодня Чечня, чем-то вдруг повысившая свою привлекательность, на 13-м месте  – Орел, на 15-м – Киров.

При этом в топ-20 попали практически все остальные регионы Черноземья. Белгородская  заняла 2-е место. Ну, она там и была.   Орловская, Липецкая  и Тамбовская области тоже удержалисб в "лучшей российской двадцатке".  Компанию Воронежской составила только Курская область, которая также не пробилась в число лидеров.

Руководство воронежского Агентства по инвестициям и стратегическим проектам предпочло воздержаться от комментариев.

В предпринимательском сообществе мы тоже не смогли найти  человека, который смог бы внятно  объяснить, что произошло. Нестабильность показателей региона зашкаливает за рамки экономической логики.

Это надо было  посадить  добрый десяток местных олигархов, чтобы так обвалить рейтинг!

- Не могу комментировать этот факт без тщательного анализа, - сказал  руководитель региональной ТПП Юрий Гончаров. – Да, ситуация в инвестиционной сфере  непростая, как у всех. Но по  объективной статистике инвестиции в первом квартале в Воронежской  области даже немного растут – на фоне падения в среднем по стране.

Это верно. Только на днях Воронежстат распространил информацию:  рост  инвестиций в первом квартале 2016 года в экономику и социальную сферу области составил 100,6 процента, тогда как в целом по России инвестиции упали почти на 5%.

То есть, никаких  объективных факторов  обвала нет.  Но при составлении рейтинга  учитываются не только данные статистики, но и мнение  400 тысяч предпринимателей.

Видимо, отчего-то это  огромное экспертное сообщество разозлилось  на Воронежскую область. Возможно, из-за слишком лучезарных данных официального рейтинга соцэкономразвития, которые ковались лучшими мастерам цифровых дел из ведомства Анатолия Букреева.

Иного объяснения диким метаморфозам  у нас нет.

Автор: Александр Саубанов

15:22 20.06.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.