Мэр Воронежа: «С моей стороны административного ресурса на выборах не будет»

Мэр Воронежа: «С моей стороны административного ресурса на выборах не будет»

Александр Гусев ответил на вопросы читателей «Времени Воронежа», заданные в ходе нашей интернет-конференции


 

Интернет-газета "Время Воронежа" продолжает серию интернет-конференций с государственными и муниципальными руководителями и лидерами общественного мнения. Предлагаем вашему вниманию беседу с главой города Воронежа Александром Гусевым.

- Часто спрашивают: почему компания «Выбор» получает разрешение на крупные строительные проекты («Дельфин», на Московском проспекте) по возведению многоэтажек без одновременного строительства школ и поликлиник? Да и детские сады, если и предусмотрены проектами, то с минимальным количеством мест. Почему трудно убедить застройщиков в необходимости нести социальную нагрузку?

- Начнем с последнего: убеждать-то никого не нужно. Есть достаточно жесткие градостроительные нормативы, по многим позициям они даже жестче, чем федеральные нормативы. У нас была возможность установить их такими, и мы это сделали. Поэтому, когда относительно большие участки земли начинают застраиваться,  - все правила действуют. Что касается социальной инфраструктуры, в частности, детских садов, школ, поликлиник, если в зоне застройки по нормативу требуется отдельное здание под эти объекты, то земля резервируется. Если есть возможность сделать их встроенными, то на первых этажах домов делаются соответствующие проекты. Это-то все предусмотрено. Но есть ограничения другого рода. Финансировать строительство социальных объектов должен муниципалитет, но, к сожалению, делать это в полном объеме сейчас мы не можем. Но участки в зоне комплексной застройки резервируются. Это касается и «Выбора», и ДСК, и «К.И.Т.» - то есть всех основных застройщиков. Как пример – это район улицы Шишкова, где на сегодня помимо того, что мы построили четыре детских сада и одну школу, еще для двух школ зарезервированы земельные участки. И они ни под какой другой объект не уйдут. Там же зарезервирован участок под поликлинику, примерно на тысячу посещений в смену. И надеюсь очень, что в 2017 году начнется проектирование и строительство этих объектов. В основном финансирование будет вестись из областного бюджета, насколько мне известно, департамент здравоохранения активно занимается этим вопросом.

Здесь все-таки надо вести речь не о некоей наглости строителей, а об относительной сложности в вопросах финансирования строительства социальных объектов. Придут времена более «тучные» - школы, поликлиники, детсады начнут строиться гораздо активнее.

- Известно, что городские власти разработали предложения к федеральным ведомствам по снятию ограничений на высотное строительство в зоне трех воронежских аэродромов. Как вы думаете, каковы перспективы этих предложений, прислушаются к ним в Москве?

- Да, в этом вопросе приходится искать согласованную позицию трех министерств: Минпромторга, Минобороны и  Минтранс. На самом деле некий парадокс возник: у нас основное влияние оказывает, безусловно, аэродром ВАСО. Поскольку перепад высот между левым и правым берегом доходит до 160 метров, это уже учитывается как высотность. Плюс еще 20 этажей – уже следует запрет на строительство. Сейчас с главными авиационными начальниками на аэродромах достигнута договоренность: если некий документ, проясняющий ситуацию, либо разрешающий им самим принимать решение, из министерств поступит, то они примут решения, устраивающие город. И мы закрываем зону для полетов над правобережной частью Воронежа, и тогда ограничения снимаются. Мы очень надеемся, что эта ситуация разрешится. Но я не думаю, что ситуация повлияет на снижение темпов строительства в городе.

- Когда принимался бюджет города на текущий год, много говорилось о его закредитованности. Где вы видите резервы пополнения бюджета?

- Мы не взяли ни одного кредита дополнительно. Все наше взаимодействие с банками сводится к тому, что мы производим перекредитование. Мы за два года кредитную нагрузку в коммерческих банках снизили почти на 800 млн рублей. А бюджетные кредиты – вещь нестрашная для нас. Во-первых, они беспроцентные. Во-вторых, у нас есть договоренность о том, каким образом они будут списываться. Большинство бюджетных кредитов будут со временем списываться. Такая форма сейчас, может быть, удобна для областного бюджета – в смысле выстраивания отношений с нижестоящими бюджетами. И для нас эта форма – не дискриминационна.

Если же говорить в целом о бюджетной политике, то есть мнение, что хорошо бы обособить региональные столицы. Мол, пусть все, что зарабатывается на территории таких городов, остается в распоряжении муниципалитетов. Я считаю, что это не совсем верный подход. Я сторонник сбалансированного развития территорий. Считаю, что нужно говорить об области в целом, а не разделять город и село. У подавляющего большинства горожан в селе живут родственники, многие и сами в город приехали из районов. И оставить село без поддержки – будет совершенно неправильным. Если так поступить, то через несколько лет там будут брошенные села и заросшие поля. И эта мнимая справедливость, скорее всего, будет иметь обратный эффект.

Поэтому предписанное Бюджетным кодексом перераспределение доходов, на мой взгляд, для городов – не страшно. И основные наши затраты, связанные с функционированием социальной сферы, покрываются теми субсидиями и субвенциями, которые поступают из вышестоящих бюджетов.

- И все-таки – какие собственные резервы есть у города?

- Конечно, мы должны развивать экономику. Чем больше все вместе заработаем, тем больше у всех останется. Это самая главная задача. Понимая, что с точки зрения инвесторов город будет центром притяжения, мы должны вести активную работу с областным правительством. Это работа, скажем так, общего порядка.

Еще одна наша задача – побороться за бюджет развития, который есть в области. Проекты, которые в области реализуются, проходят конкурсный отбор. И наша задача – доказать коллегам в области, что наши проекты являются приоритетными. Понятно, есть некая опасность, что решения могут быть необъективными – со стороны тех, кто выделяет финансирование. Известно, что губернатор настаивает на том, чтобы никакой кулуарности в принятии таких решений не было. Чтобы такие решения принимались не внутри одного органа исполнительной власти, необходимо межведомственной взаимодействие, в котором участвуют и представители муниципалитетов. В большинстве случаев именно так и происходит. Поэтому задача городских властей сводится к тому, чтобы доказать, что наш проект – лучший и самый востребованный на территории области. я своих сотрудников на это настраиваю, на этой основе мы и выстраиваем партнерские отношения с коллегами из области.

А прямая наша задача – конечно, отработать по тем источникам, деньги от которых напрямую поступают в казну города. Прежде всего, это арендные платежи по земле и имуществу. Здесь проблемы есть. У нас эта задолженность составляет более 300 млн рублей. Но хотел бы отметить, что мы ситуацию стабилизировали – задолженность не растет. Понятно, что сумма большая, для нас в какой-то степени критическое значение имеет, но важно, что она не растет.

Также мы изменили форму воздействия на должников. Раньше мирились, входили в положение тех, кто сетовал на неблагоприятную экономическую ситуацию. Сейчас же создали в штате администрации отдельное подразделение для работы по собираемости платежей в казну в целом и с недоимщиками в частности. Усилили это подразделение, недавно сменили руководителя, потому что была не та степень активности, которая требуется.

По наиболее крупным должникам работает комиссия под моим председательством. Думаю, что многие уже поняли, что им не нужно, чтобы мы прибегли к тем мерам воздействия, которые есть в нашем распоряжении. Речь ведь не о том, что мы обратимся в суд. Мы говорим должникам примерно так: уважаемые друзья, если вы не хотите строить честные взаимоотношения с бюджетом, то ждите с нашей стороны активных мер административного воздействия. На многих это действует отрезвляюще.

Наши требования к должникам не носят характер исключительный: мол, разорись, но отдай. Мы две простые вещи говорим: начните осуществлять текущие платежи и давайте договоримся о рассрочке недоимки. И здесь уже возможен маневр. Кому-то можно дать два месяца, если речь о небольшой сумме и устойчивой экономике предприятия. У кого-то рассрочка может составлять полгода. В общем, мы исходим из того, что можем предоставить рассрочку в таких пределах – от двух месяцев до полугода. Абсолютное большинство соглашается с нашими требованиями – прежде всего, крупные компании, и они начинают исполнять свои обязательства.

Но есть и те, кто посчитал, что у нас просто идет такая кампания, которая скоро пройдет, и можно не платить. Я боюсь, что они рискуют очень многим.

- А есть такие, кто ищет защиту от ваших действий в стенах правительства области и среди ваших сотрудников?

- Не думаю, что кто-то захочет прийти ко мне со словами защиты недоимщиков. Я таких людей в своем окружении не наблюдаю. Какого-то давления или попыток донести «нужную» информацию со стороны коллег из области – нет. Пытаются люди манипулировать известными фамилиями или связями, но мы всех ставим на место: друзья, если вы считаете, что несете социальную нагрузку – это ваше право, вы только свои обязательства перед городом исполните, а потом уже пользуйтесь своими правами.

- Работа по подготовке муниципального предприятия «Воронежтеплосеть» к концессии близится к завершению. В администрации уже сформирован список возможных концессионеров?  

- К сожалению, нет. Понятно, что этот актив – не та конфетка, на которую все облизываются. Экономика предприятия – на грани сбалансированности. И то благодаря действиям администрации последних трех-четырех лет, когда мы начали активно заниматься экономикой МКП, стабилизируя ее. Сейчас серьезных источников дохода, на который могли бы рассчитывать концессионеры, на предприятии нет. Тем более, что в концессионном соглашении будут прописаны обязательства по модернизации, по выполнению инвестпрограммы. Так что я думаю, сам процесс передачи в концессию будет проходить со сложностями. Хотя мы занимаемся этим. Вот-вот выйдет закон, разрешающий передавать в концессию имущество с неоформленными земельными участками. А нас это очень сдерживает: большое количество объектов «Теплосети» расположено на земельных участках, нуждающихся в оформлении в муниципальную собственность. Изменения в федеральном законодательстве позволят нам эти не заниматься, переложив решение вопроса на концессионеров.

- Но ведь тогда  велика вероятность конфликтов за эту землю.

- Не думаю. У нас очень мало участков, где есть третьи лица. В основном, это либо земля, не разграниченная, либо земля федеральная, либо там расположены какие-то областные объекты. Так что конфликтных ситуаций мы не предполагаем. Поэтому, как только вступят в силу поправки в федеральный закон, я думаю, процесс передачи в концессию может ускориться. И мы надеемся, что если не в этом году, то по окончании отопительного сезона, мы сумеем найти концессионера.

- Областная власть выразила желание передать на муниципальный уровень вопрос формирования тарифов на проезд в общественном пассажирском транспорте. Мэрия готова к такой работе? Как вы вообще отнеслись к этому предложению?

- Мы против этого не возражаем, но пока передача функций не произошла. Есть оргмоменты, которые надо преодолеть. С точки зрения нормативно-правовой, мы имеем возможность заниматься регулированием тарифов. Сложностей мы не видим, специалисты в управлении экономики с темой знакомы. Кадровые и прочие ресурсы есть. Так что сбоя не будет. А на перевозчиках это отразится с точки зрения ужесточения контроля. Понятно, что у нас гораздо больше с ними контактов и конфликтов, чем у области. Мы эту внутреннюю кухню знаем лучше. Тем более, что у нас свое предприятие есть – «Воронежпассажиртранс», и мы знаем, как эти затраты распределяются. Поэтому я здесь никаких сложностей не вижу.

- На взгляд со стороны, функции мэрии и управ во многом дублируются. Это касается коммунальной сферы, предпринимательства, благоустройства. В свое время на заводе СК вам удалось провести оптимизацию структуры. Не кажется ли вам, что и в городе следует провести ту же процедуру?

- На самом деле, все эти процессы происходят. Приходя на должность главы города, я не скрывал, что мы будем оптимизировать штатную численность. Собственно, у нас и задание существует – ежегодно проводить сокращение 5 % от общей численности всех сотрудников администрации, управ и подведомственных учреждений.

- А кто формирует это задание?

- Задание формируется на уровне главы города и его заместителей. За два года мы число штатных единиц сократили на 9,2%. И на этот год такая же планка – 5%, и на 2017-й – то же. Правда, у нас есть желание начать активно готовить кадровый резерв, проводить обучение людей. К тому же, надеюсь, в втором полугодии мы введем проектное управление. Об эти процесса, возможно, потребуют некоторого расширения персонала. Или вернее, спада темпов сокращения.

Что же касается дублирования функций – мы такой анализ проводили и каких-то критических моментов не выявили. Хотя понятно, что нет предела совершенству. Но мы увидели необходимость возвращения части функций на уровень районных управ. Все, что связано с содержанием и текущим ремонтом улично-дорожной сети – это зона ответственности управ. Они ближе к «земле» работают, и им виднее.

По вопросам ЖКХ функции, в основном, централизованы, и управы здесь выступают в качестве источника обратной связи с населением. Взаимодействие с предпринимательским сообществом для управ сводится к выявлению незаконных объектов. Поэтому я считаю, что оставлять управы лишь в виде окна для обращений граждан – неправильно. Чем ближе власть  к населению – тем эффективнее складывается взаимодействие.

Поэтому мы какое-то перераспределением функциональных обязанностей произвели, но мое мнение – мы должны будем управам передать еще часть полномочий. Причем вместе с финансовым обеспечением. Опасения, что там работают неквалифицированные люди, которые будут неправильно распоряжаться деньгами, у меня уже нет. За три года узнав людей, я пришел к выводу, что они вполне способны работать грамотно и честно. Поэтому я не исключаю, что в следующем году мы расширим полномочия районных управ.

- Скажите, вам поставлена какая-нибудь партийная задача на предстоящих выборах в Госдуму? Например, вы должны обеспечить «Единой России» определенный процент голосов на территории городского округа?

- Интересно, а как я могу это сделать? А если серьезно – такая задача не ставится. Хотя мы понимаем, что этот период – особый. Конечно, мы определенное воздействие на предвыборные процессы осуществляем. Например, более жестко контролируем состояние городского хозяйства. Ведь в это время даже небольшие сбои возводятся в степень и объявляются следствием провальной политики государства. Поэтому мы стараемся никому таких поводов не давать. Но, по крайней мере, с моей стороны точно никакого административного ресурса не будет – с точки зрения влияния на результат выборов. Надеюсь, и мои коллеги поступят так же.

Автор: Герман Полтаев

 

13:50 09.08.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.