Год воронежского губернатора: от винта

Год воронежского губернатора: от винта

Чем был вызван самый большой политический скандал сезона


 

Алексей Гордеев начинал 2015 год и большую его часть провел в привычном режиме: отдельные недостатки ничуть не мешали его подчиненным докладывать о том, что темпы экономического роста в регионе выше среднероссийских. Это самое «выше среднероссийских» прочно вошло в местную административную риторику в последние годы и сделалось привычным, как вечерняя молитва в патриархальной семье.

Как обычно

И сентябрьские выборы в региональный парламент, как показалось поначалу, прошли без сучка и задоринки: число оппозиционеров, и без того малое, еще больше уменьшилось, а «Единая Россия» опять взяла контрольный пакет акций да с большим запасом.

Смущала, конечно, разница в голосовании между Воронежем и сельскими районами, ну да картины эта тоже привычная, все прекрасно понимают, почему так происходит, указывать на эту разницу сделалось уже почти дурным тоном.

Еще смущало, что в Воронежскую городскую думу под флагом той же «Единой России» опять проникли те, о ком губернатор еще недавно отзывался как о «политических карликах» и нитках «коррупционного клубка».

Но тут Алексею Гордееву прямые претензии предъявить трудно: известно, что над формированием «единороссовского» списка на выборах в гордуму много трудились вице-губернатор Геннадий Макин, думский спикер Владимир Ходырев и другие официальные лица, а губернатор находился как бы в стороне от процесса.

Разнонаправленные векторы этих трудов привели к скандалу: кандидат Алексей Климов в разгар кампании был арестован по подозрению в сутенерстве. Позиционировался он как кандидат от партии власти, но сей конфуз к репутации «Единой России» ничего не прибавил, она и в городской думе ухватила подавляющее большинство.

Но история Климова померкла на фоне огорчения результатами выборов депутата Госдумы от «Справедливой России» Олега Пахолкова.

Полеты во сне и наяву

Как можно было понять из разного рода комментариев и постов в социальных сетях, Олег Пахолков был возмущен тем, что региональные власти поступили не «по-пацански»: обещали эсерам минимум два места в областной думе, а в итоге еле-еле дали одно.

Уже в ночь выборов Пахолков и компания темпераментно искали справедливости на избирательных участках, обвиняя подневольных членов УИКов в подтасовках и фальсификациях. А когда итоги были подведены окончательно, видный «справоросс» объявил вендетту региональной власти и лично Алексею Гордееву.

Битва развернулась такая, в которой пленных не берут. На подконтрольном Пахолкову интернет-ресурсе регулярно стали публиковаться материалы, бросающие густую тень на губернатора и правительство области.

Единственное ответное действие со стороны власти вышло, прямо скажем, неловким: корреспондентов этого издания не пустили на очередное заседание областной думы. Месть так себе: трансляции заседаний общедоступны и вне стен Парламентского центра.

Что касается разоблачений деятельности отдельных членов областного правительства, то тут публике был явлен не виданный до сих пор в наших широтах жанр – документальное кино с элементами анимации.

Технология была незатейливая: в Сети размещался анонимный видеоролик о том, как очередной областной чиновник полетел по личным делам на вертолете, который по контракту должен обслуживать Воронежский Центр медицины катастроф; а после показа этого ролика начиналось публицистическое осмысление увиденного.

На вертолете том, утверждал автор ролика, летали глава секретариата губернатора Андрей Вершинин, управделами главы региона Виталий Шабалатов, да и сам Алексей Гордеев с супругой пользовались услугами геликоптера.

Предпринятое нашей газетой исследование показало, что формально ничего противозаконного в тех полетах не было. Вертолеты – частная собственность депутата облдумы Андрея Благова, по контракту один из них обслуживал Центр медицины катастроф, ни одного срыва в доставке тяжело больных и раненных людей не было, а как уж эти воздушные судна используются в нерабочее время – дело житейское.

Из вертолета – на «парашюте»

Некоторое время власти анонимные выпады сносили молча, затем на Центр медицины катастроф вышли аудиторы Контрольно-счетной палаты, выяснили, что часть бюджетных средств за использование вертолетов была перечислена фирме Благова еще до того, как контракт начал действовать, и губернатор распорядился передать материалы в правоохранительные органы.

Впрочем, кого наказывать – непонятно, поскольку глава департамента здравоохранения Владимир Ведринцев, как раз и перечисливший те казенные деньги, аккурат незадолго до того ушел в отставку.

Отставки высокопоставленных руководителей региона к концу года вообще стали регулярными. В ноябре, после очередного помпезного отчета о блестящем положении дел в региональном сельском хозяйстве уволился директор агропромышленного департамента Анатолий Спиваков. И почти тут же стало известно, что у регионального управления Федеральной антимонопольной службы есть к департаменту серьезные претензии: сотни миллионов рублей, выделенных государством на развитие растениеводства региона, достались почему-то фирмам, практикующим животноводство.

Понятно, что животноводство объявлено приоритетным направлением регионального АПК, но денег из федеральной казны эти приоритеты никак не касаются.

Злые языки связали легкость этих отставок с законом о «золотых парашютах», гарантирующим уходящим чиновникам сохранение и умножение материальных благ, даруемых бюджетом: двойные оклады, повышенные пенсии, персональные авто и спецсвязь и прочая, и прочая, и прочая.

При всем этом информационный фон, в котором работает правительство области и губернатор, делался все мрачнее: у стороннего наблюдателя, читающего местные интернет-ресурсы, вполне могло сложиться впечатление, что в доме №1 на площади Ленина сидит сплошное ворье, которое вот-вот начнут арестовывать.

При этом вопросом «А откуда столько компромата?» никто особо и не задавался. Возможно, потому, что никто не пытался всерьез найти ответ на вопрос «Кому это выгодно?». Вроде Олегу Пахолкову выгодно, ну и ладно. А есть ли у депутата Пахолкова навыки оперативно-розыскной деятельности? Да и потом качество распространяемых сведений было каким-то сырым, что ли. Вроде кто-то что-то где-то украл, но кто, где, что и украл ли на самом деле – непонятно.

И только события последних дней декабря, произошедшие в далеком от Воронежа городе Петропавловск-Камчатский, кажется, помогли нам увидеть подлинную картину произошедшего.

Отвлечение на негодный объект

Мы подробно рассказывали об этой истории, поэтому сейчас только напомним вкратце: там 22 декабря городской суд приговорил к строгому режиму трех воронежских бандитов, пытавшихся убить майора ФСБ Александр Нечаева. На Нечаева уже нападали в Воронеже, когда он служил в местном УФСБ. Расследование этого преступления позволяет связать в одну цепочку высших чинов воронежского УФСБ и ГУ МВД с местными криминальными лидерами.

Весь этот год на Камчатке шло следствие, в ходе которого всплывали фамилии зам.начальника воронежского УФСБ Олега Бурлина, зам. начальника воронежского ГУ МВД Владимира Болдырева (бандиты прилетели в Петропавловск-Камчатский по подложным документам), воронежского авторитетного бизнесмена Александра Асафова.

Надо думать, если бы следствие прошло весь, положенный законом путь, дело это могло стать одним из самых громких в России за последние годы. Это вам не нарушителей порядка с Болотной площади сажать, тут такие связи просматриваются, что не по себе становится.

Но по ходу дела Болдырев был отправлен в отставку, Бурлин переведен в Кировскую область, а потом ушел из органов, в итоге на скамье подсудимых оказались только три воронежских бандита, резавших офицера ФСБ ножом из личной, наверное, неприязни.

А в те же осенние дни, когда завершалось камчатское следствие и готовился суд, в Воронеже подходил срок переназначения на должность начальника управления ФСБ Александра Клопова. Решалась его судьба – оставят генерала в должности или нет.

Тут-то как раз и начался сеанс анонимных роликов, тут-то и пошел вброс не вполне подготовленного компромата.

В военном деле и у спецслужб есть такое понятие - «отвлечение внимания на негодный объект».Мотив слива компромата в Москве должен был читаться так: разве можно снимать с должности Александра Клопова, когда во вверенной ему области такой разгул коррупции, которой только он и может противостоять?

Но в Москве, кажется, услышали и другой мотив – камчатский. Разве мог начальник УФСБ не знать о делах своего заместителя? Разве он не отвечает за то, что в Воронеже избили майора Нечаева, а в Петропавловске попытались убить?

В общем, в центральном аппарате ФСБ рассудили, что лучше Клопову оставить свой пост и назначили начальником воронежского управления Олега Нефедова из Твери. Те СМИ, которые пользовались информацией анонима, проводили Клопова причитаниями: дескать, уходит единственный здесь борец с коррупцией.

А если подумать – какую коррупцию он здесь поборол? Того же главного дорожника области Александра Трубникова «вели» и брали с поличным московские следователи. А больше и вспомнить нечего.

Автор: Герман Полтаев

 

15:37 29.12.2015

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Мне было бы интересно почитать другие итоги - "для людей". А то что все хапуги и коррупционеры, задолбало на лентах Дождя многих нынешних купленных СМИ.