Кирилл Разлогов: «Канал «Культура» — канал для сельских учительниц»

Кирилл Разлогов: «Канал «Культура» — канал для сельских учительниц»
В Воронеже, по приглашению журнала «Теленеделя» и в рамках собрания клуба-салона «Образцы», побывал кинокритик и ведущий программы «Культ кино» на телеканале «Культура» Кирилл Разлогов. К большому удивлению, вместо ожидаемого скучного разговора о классическом кино, беседа получилась яркой и живой. Какой и должна быть современная культура, считает Кирилл Разлогов.

— Кирилл Эмильевич, как вам Воронеж?
— Воронеж напомнил мне Омск, куда я часто езжу… Какое-то время назад на каком-то фестивале в Индии встретил девушку, которая училась в Воронеже. Она туда приехала с продюсером и была весьма эмансипирована. Мы общались с ней на русском, чтобы ее продюсер нас не понимал. Признаться, эта «индуска» на меня произвела более яркое впечатление, чем сам Воронеж…

— Что посоветуете читателям интернет-газеты «Время Воронежа» посмотреть из кино новинок этого года?
— Когда ко мне на фестивалях подходят зрители и просят поставить галочки в программке на предмет, какие фильмы можно посмотреть, я всегда спрашиваю: «Для кого? Для ребенка? Для женщины?». Но в целом из новинок этого года могу посоветовать «Древо жизни» Терренса Малика, «Зимняю кость» Дебры Граник и «Американскую глубинку» Майкла Толина и «Меланхолию» — это достойный фильм, хотя я небольшой поклонник Ларса Фон Триера. Из российских лент могу посоветовать «Елену» Андрея Звягинцева и «Шапито-шоу» Сергея Лобан. Единственным недостатком последней картины можно считать длительность три с половиной часа.

Отдельно могу выделить фильм Александра Сокурова «Фауста», снятый на немецком языке. Режиссер пытается доказать, что это штука посильнее, чем «Фауст» Гетте. Эту картину отказались поддержать наше правительство и Фонд кино под тем предлогом, что это чудовищная картина и это невозможно смотреть. Тем не менее «Фауста» покажут на Венецианском фестивале. Я думаю, это будет самым великим произведением русского художника в этом году, а возможно и ближайшее десятилетие.

— Кирилл Эмильевич, сколько фильмов в год вы смотрите? Счет идет на десятки или на сотни?
— В среднем смотрю в год по тысячи фильмов, и, если есть возможность, смотрю ленту до конца. Фильм может быть мне не интересен как критику, но неинтересен мне как культурологу он быть не может, потому что никогда не знаешь, как раскроется культурологическая конструкция. Картина может быть чудовищна, ужасна, но этим она мне и интересна. А если при этом она пользуется большим зрительским интересом, то интересна вдвойне. Впрочем, фильм, который никто не смотрит, тоже интересен.
Другое дело, когда перед Московским международным кинофестивалем нужно просмотреть 500 фильмов за 2 недели, ясно, что я их полностью смотреть не буду.

— А сериалы смотрите?
— Специально я лично их не смотрю, но могу обратить внимание на сериал, который смотрит жена или свекровь. Это мне любопытно с культурологической точки зрения, чтобы понять, какой аудитории это вообще может быть интересно.

— Почему в кинотеатрах в основном показывают «тупое» кино?
— В кинотеатрах показывают чудовищные фильмы потому, что они нравятся подросткам — именно эта аудитория в основном посещают кинотеатры. Все, что интересно другим людям показывают только на фестивалях.

— Расскажите, с чего началось ваше увлечение кино? Как это хобби трансформировалось в профессию?
— Единственным доступным развлечением в Париже, где я жил с родителями в 14 лет, было кино. Мне разрешали ходить в кинотеатры, где билеты стоили не более двух франков. Я выстраивал из этих фильмов таблицы и проставлял каждому фильму оценку по 20-балльной шкале, которая принята во Франции. Ставил оценки режиссеру, актерам, сценаристу. В неделю я выбирал 3–4 фильма, на которые мне разрешали потратить деньги… Я не думал, что буду киноманом, думал стать математиком. Но кино меня затянуло. К тому же кино более близко к жизни, чем математика.

— А как сейчас отбираете фильмы для вашей передачи «Культ кино»?
— Те картины, которые шли в «Культе кино» до последнего времени, были субкультурой творческой интеллигенции. А потом меня заставили показывать абсолютную классику. Это «среднелобая» культура. Один мой знакомый называет ее более злобно — «культура для сельских учительниц», то есть то, что всеми признается культурой, но что потеряло всякую актуальность и всякую живую кровь. Вот эта самая культура принадлежит к искусству в наименьшей степени…

Культура вообще консервативна, но в ней всегда есть маленький слой, призванный что-то менять. Как правило, с ним активно борются. Помните, была выставка «Осторожно, религия»? в ней принимал участие художник Кулик, который лает на выставках. Он однажды приколотил себя гвоздями к воротам института культурологи, которым я руковожу, и написал себе на спине: «Я не сын божий». Кстати, за это на нас чуть не подали в суд. Вот для этого типа культуры существует Московская биеннале. Сюда же относятся «Целующиеся милиционеры», которых не хотели отправлять на какую-то выставку за рубеж.

В общем, живая культура — это все то, что запрещает Министерство культуры. Именно поэтому заменили кино, которое я показывал раньше, классикой, которая никого не раздражает. Правда, время от времени я все равно буду показывать что-то забавное.
Конечно, понять руководство канала можно, потому что многие зрители ведь, действительно, не видели классического кино. Я считаю, что «Культура» как раз и должна показывать классику, но эти картины должны идти в нормальное время, а не в 12 часов ночи, когда идет моя программа для сумасшедших киноманов. У моей программы изначально был такой замысел — обратиться к узкому кругу зрителей.

— Иногда кажется, что сейчас кино не так влияет на жизнь, как это было в середине прошлого века… У нас практически нет ярких актеров…
— Жизнь актеров, как и жизнь кино в целом, меняется. Кто-то недавно пошутил, что сейчас обезьяны — это главные актеры. Нарисованные персонажи, такие как Шрэк, становятся более важны для коллективного бессознательного. Сейчас актеры боятся, что начнут делать их компьютерных клонов, и они станут не нужны…

Для справки: Кирилл Эмильевич Разлогов — российский киновед и культуролог, родился 6 мая 1946 года в Москве. Автор 14 книг по истории искусства и кинематографа. С 1972 года он преподает историю мирового кинематографа на Высших курсах сценаристов и режиссеров, с 1988 — на киноведческом факультете ВГИКа. С 1989 года Разлогов возглавляет Российский институт культурологи.

Автор: 
Марина Новикова
14:45 05.09.2011