Воронежский дизайнер: «Есть экономический и политический посыл к романтике"

Воронежский дизайнер: «Есть экономический и политический посыл к романтике"

Татьяна Сулимина - о ведении бизнеса в Воронеже, издержках экономического кризиса и самообразовании


 

 

Татьяна Сулимина для Воронежа - знаковая фигура. Она с 1999 года работает в модном бизнесе, участвовала в Санкт-Петербургской неделе моды "Дефиле на Неве", занесена в каталог "Успешные люди России". Сулимина выпускает по две сезонных коллекции в год, а монобрендовые бутики дизайнера открыты в Воронеже и Санкт-Петербурге.

Как работать в эпоху кризиса и перепроизводства, где искать вдохновение, как примириться с бесконечными проверками, которые знакомы любому бизнесмену, Татьяна Сулимина рассказала в интервью интернет-газете "Время Воронежа".

Микс люкса и масс-маркета

- Как продвигать свой бизнес модельера и дизайнера в эпоху перепроизводства, когда все можно купить в крупных магазинах?

- Сложно. Время бума на авторскую одежду и брендовые вещи ушло в прошлое. Если смотреть на глянцевые издания, то раньше они посвящали одежде люксовых марок первые полосы, а сейчас большая часть таких изданий отдана продукции масс-маркета. И главный тренд модной индустрии - это микс брендовых вещей с масс-маркетом. Этот тренд направлен на продвижение более дешевой продукции, что объяснимо в эпоху экономического спада. Ориентировать потребителя на нижний сектор ценовой категории - наверное, правильно. Но это сильно бьет по тому небольшому сектору, который только начал зарождаться в России, - это медиум, медиум плюс, то есть средний ценовой сегмент.

- И какие решения у этой проблемы?

- Одни производители авторской одежды попробовали себя в масс-маркете, упав в цене и качестве. То есть это использование более дешевой рабочей силы, более дешевых материалов, а на выходе - масс-маркет. Я же осталась в среднем сегменте, что сложно. Но, есть и свои плюсы. Произошло некоторое движение потребителей из сферы среднего люкса, и к нам пришли люди, которые раньше покупали демократичные линии люкса, а сейчас предпочитают нашу авторскую одежду. Это прогресс. Мы нашли свое решение - у нас всегда как дополнение к продукту есть идея. Цена продукта всегда должна быть обоснована: если вещь стоит больше товаров масс-маркета, то она должна нести еще что-то.

- Можно этим бизнесом зарабатывать в Воронеже?

- Наверное, везде можно заработать, если найти уникальное решение. Но в нашем случае, не могу сказать, что я зарабатываю именно в Воронеже. Мы начали расширять географию влияния. Каждый профессионал должен заниматься своим делом. Мы профессионалы в производстве. Но мы не продажники, мы слабее в вопросах реализации. И продажей нашей продукции должны заниматься профессионалы, в итоге мы сотрудничаем с партнерами-сетями, которые продают дизайнерскую одежду в Москве, Тюмени, Санкт-Петербурге, Сочи. Наша готовая продукция лучше реализуется в Москве и Санкт-Петербурге. В Воронеже больше работаем с клиентами по заказам. Могу сказать, что наш город в этом плане весьма перспективный. В Воронеже поняли, что вещь, сшитая по твоим меркам, твоему цветотипу, с учетом твоего образа жизни, просто незаменима.

Тебе надо быть дизайнером

- Помните, как вы пришли в бизнес?

- Был период, когда я относилась к этому не как к работе, а как к хобби. Мне нравилось рисовать и шить. Сначала я шила сама, потом, когда у меня уже не было времени, появились мастера. Подружки просили сшить им что-то. Когда мастер посмотрел на очередной мой эскиз платья, то сказал: "Тебе надо быть дизайнером". К тому моменту у меня было пять знакомых мастеров, которые и составили мою первоначальную команду. Было время, 90-е - начало 2000-х, когда люди с опаской относились к тому, что сделано в России. Мне советовали говорить про мою продукцию, что это сшито в Италии, чтобы легче продать. Я на это не шла. В то время с одной стороны было сложно начинать, потому что не был развит интернет, но в то же время я была одной из первых, практически до меня не было дизайнеров одежды в Воронеже. Зато сейчас можно разместить свою коллекцию на модной площадке в интернете и продвинуться. Тогда же было сложно сделать так, чтобы хотя бы кто-то узнал о тебе. В общем, быть первой и сложно, и легко. Мы работали с 1999 года, у нас были небольшие коллекции, которые мы представляли на фестивалях. Мы открыли свою мастерскую и небольшой магазин в Цуме. И в первый же день начали продавать готовую продукцию.

- Татьяна, у вас три образования, вы филолог-лингвист, психолог и экономист. А чувствовали недостаток каких-то знаний?

- С точки зрения экономики, бухгалтерского учета, продвижения и маркетинга я знакома с бизнесом. Училась на курсах у историка моды Александра Васильева. Проходила и разные другие курсы. Базу получала из открытых источников -

это интернет и книги, которые мне привозили в том числе из разных стран. Информацию, которую я получила, наверное, не дали бы ни в одном институте, потому что я могла все это сразу претворить в жизнь.

Трудности бизнеса

- Почему последние сезоны вы не участвуете в неделях моды?

- Потому что это неоправданно. Я участвовала в московской неделе моды на льготных условиях. Оплачивала только половину взноса. Но при этом весь показ выливался в 300-400 тысяч рублей. Если платить полную сумму, это может стоить 500-600 тысяч рублей. Сейчас такое участие не окупается. И к тому же это мероприятие, на мой взгляд, не оправдывает своих функций. А смысл его в том, чтобы найти байеров, которые купят коллекцию и будут ее продвигать на рынке. Сейчас неделя моды - это скорее тусовочное мероприятие для бомонда. И участие в неделе моды может ничего не принести, кроме эстетического удовольствия.  Байеры больше работают в шоу-румах, на интернет-сайтах, куда можно отослать фото коллекции с описанием использованных материалов. Мы решили делать показы в Воронеже - последние два года раз в году, зимой, представляем по две новых коллекции. Потом отсылаем свои материалы - фото и пресс-релизы - в СМИ, которые пишут о моде.

- Ваш бизнес, наверняка, как и любой другой, постоянно подвергается различным проверкам со стороны контролирующих органов...

- Любой работник бизнеса сталкивался с проверками и знает, что, когда приходит проверяющий, первое, что он говорит: "К сожалению, мы не можем уйти, ничего не найдя у вас". После одной из проверок наш администратор ходил в их офис, чтобы подписать акт проверки. Она застала планерку. Начальник говорил: "Не найти недостатков вы не имеете права. Если вы не нашли недостатки - значит, вы плохо работаете". Это то, от чего отталкивается любая проверка. По сравнению с другими фирмами проблем у нас мало, и они мелкие. Интересно, что к нам относятся как к образцовому предприятию. Нам говорят: "Но на вас же смотрит весь город, значит, у вас все должно быть идеально". Мы согласны. Все, что можно, всегда исправляем. Это будни любого предприятия.

- Легко ли вашему бизнесу развиваться в Воронеже?

- Воронеж - сложный город для развития бизнеса. Москва от нас в четырех часах езды, и нередко воронежцы считают, что купить ту же самую вещь в столице престижней. Или жители Воронежа, которые не знают нас, приходят и спрашивают: "Это московский дизайнер?". Если им отвечают, что воронежский, то они относятся к продукции настороженно.

Крик души

- Многие ваши коллекции посвящены воронежским героям - это Петр Первый, принцесса Ольденбургская, Веневитиновы, Платонов. В начале февраля 2017 года вы показали "Сказку на ночь", на которую вас вдохновил Самуил Маршак. Это порыв души или ваша личная формула коммерческого успеха?

- Это не имеет отношения к коммерции. Это скорее философия нашего модного дома. То, что я взяла тематику наших земляков, это больше крик души: я горда, что живу в Воронеже. Неоднократно меня пытались приписать к каким-то другим местам, меня называли дизайнером из Санкт-Петербурга, но я всегда подчеркиваю, что я из Воронежа. И по мере сил и возможностей пытаюсь показывать и рассказывать в своих коллекциях миру, откуда я родом.

- Что вас вдохновляет?

- История, исторические личности, люди в истории. Часто к истории относятся, как к чему-то далекому и высокому. А ведь все исторические личности были в первую очередь людьми, со своими эмоциями, страстями, поведением. Мои музы - это люди.

- Почему в Воронеже проходит крупный конкурс молодых дизайнеров "Губернский стиль", а кутюрье у нас нет или о них не слышно?

- Могу сказать, что с появлением этого фестиваля мастеров и дизайнеров стало гораздо больше. Я присутствую практически на каждом мероприятии и вижу, что воронежские дизайнеры делают коллекции все лучше и лучше. Но для того, чтобы открыть свою марку, свой брэнд, нужны серьезные финансы. И это не дело одного дня. Нужно закупить оборудование, ткань, отшить коллекцию. И если в период экономической стабильности можно было разработать образцы, отправить их в шоу-рум, и только получив заказы, сшить всю коллекцию, то есть можно было с минимальными вложениями войти в бизнес, то теперь такого нет. Многие магазины работают под реализацию, то есть все финансовое бремя ложится на производителя. И не факт, что вся коллекция будет продана. По схеме оптовой закупки работают только с теми производителями, которые зарекомендовали себя на рынке и хорошо продаются. Поэтому молодому модельеру сложно стать видимым дизайнером в городе. Наверное, молодежь больше работает как ателье.

- Татьяна, а какой дадите совет молодым дизайнерам?

- Много работать. Для начала нужна база, какой-то бэк-граунд. Сейчас есть возможность, которой у меня не было в свое время. Можно пройти практику в каком-нибудь модном доме или на фабрике, которые есть в Москве и в Санкт- Петербурге. В нашем доме моды мы это тоже практикуем, но редко. Важно увидеть изнутри, как работает предприятие легкой промышленности. Все ведущие зарубежные дизайнеры начинали с того, что пробовали себя в других домах мод.

Автор: Марина Новикова

 

 

 

 

15:12 14.02.2017