Наталья Ветер: «У нас население замечательное, и мы стараемся поддерживать социальную инициативу»

Наталья Ветер: «У нас население замечательное, и мы стараемся поддерживать социальную инициативу»
Теги: 

Руководитель управления экологии Воронежа – о социальной ответственности, субботниках и раздельном сборе отходов

Несколько лет назад федеральные власти активно взялись за вопрос экологии. Одноименный нацпроект позволил начать строительство мусоросортировочных заводов, рекультивацию свалок, обновление лесов и благоустройство парков. О том, как эти инициативы реализуются в облцентре, руководитель управления экологии Наталья Ветер рассказала «Времени Воронежа».

Об общественной инициативе

– Сейчас тема экологии в России очень популярна, реализуется одноименный нацпроект. Стало ли у вас больше ответственности, больше проектов?

– Да, ответственности у нас больше, хотя 20 лет назад ее было значительно больше. Органы местного самоуправления были наделены полномочиями наряду с федеральными и областными структурами. Потом ввиду внесения изменений в федеральное законодательство эти полномочия уменьшились. За нами остался муниципальный контроль, но только на озелененных территориях общего пользования, вопрос благоустройства. Мы не занимаемся частными территориями и участками, прилегающими к жилфонду. Но в рамках весенних и осенних акций мы все равно закупаем за счет бюджета саженцы и передаем ответственным жителям города. Но, к сожалению, в последние годы эти саженцы либо не высаживают, либо не заботятся о них. Дерево – живой организм, и крайне жалко не только денег, но и сам природный объект.

– Вы постоянный участник общественных слушаний. Считаете ли вы, что общественные слушания в таком формате, в котором они сейчас проходят, это все еще полезный инструмент? Или нужно его трансформировать?

– Хочется сделать так, чтобы жителям было удобно. Но есть такая поговорка, что всем не угодишь. И зачастую на общественные слушания приходят жители, которые чем-то недовольны. Но посмотрите процент этих жителей. Мы живем в миллионном городе. Да, сейчас я услышу критику в свой адрес, что общественные слушания проводятся в неудобное время. Они проводятся в разное время. Но, как показывает практика, ситуация остается абсолютно идентичной на протяжении многих лет. Приходят только те, кто не доволен. Не поддержать проект.

Однако, если протестное настроение действительно находит массовую поддержку населения, то такое мнение обязательно учитывается. Например, ситуация с Северным лесом. Когда встал вопрос об изъятии этого земельного участка из зеленого фонда, инициативная группа собрала более 4,5 тыс. голосов за его сохранение.

– Теперь эти жители жалуются, что лес никто не убирает.

– Жалуются, но где те 4,5 тыс. человек? Я много лет вела общественную деятельность, имела опыт проведения субботников как раз в Северном лесу. На него приходили человек десять жителей из всего прилегающего массива. А все остальные ходят туда отдыхать и бросают мусор. Мне кажется, сознание этих людей пошатнулось. Они считают, что им все должны. На субботники выходят все чиновники, студенты, школьники принимают участие на школьных дворах. Воспитатели детских садов привлекают своих детишек, где-то что-то посадить, где-то что-то подобрать. Я считаю, что это нормально. Ну, в конце концов, мы же должны себя приучать убирать хотя бы за собой. Мы же, чиновники, не просим жителей города убрать за нами.

– Такая ситуация во всем городе?

– Когда-то я возмущалась, что субботник только для чиновников. А мне возразили, кто-то из жителей сказал – «не правда, наш дом всегда выходит». Должны быть какие-то обычаи, традиции. Я живу в многоквартирном доме, у нас замечательный сосед, который озеленил палисадник, высадил деревья. А есть другой  житель дома, который курит на балконе, и бросает бычки на этот палисадник. Мы писали объявления, но это не прекращается, и из-за этого очень обидно.  Мне так жалко человека, который все это высаживает, но вместе с тем инициатива не пропадает.

То же самое происходит на городских территориях. Мы приводим в порядок парки и скверы, озеленяем, сеем газон, высаживаем растения. Нам присылают видеозапись, как очень приличная женщина, выгуливая собаку по одной из благоустроенных аллей в центральной части города, выкопала эти растения и унесла. Она вообще без испуга, без оглядки это все делала. Конечно, было направлено заявление в полицию. Но должна быть и социальная ответственность. Подойти, сделать замечание, взять за руку и сказать: «Ну что ты творишь? Ты же видел, люди тут трое суток работали, теперь  поливают, ухаживают».  Каждый должен внести свой вклад. Не обязательно посадить дерево, можно просто бумажку подобрать, выбросить в урну.

– Сколько времени, по-вашему, уйдет на осознание этого?

– Когда-то это должно закончиться. И хочу отметить, очень радует именно молодое поколение.  Мы видим поддержку молодых людей во всех этих социальных инициативах. Не просто поддержка, но и участие. Почему я обозначила участие в субботниках студенческого сообщества, не все идут из-под палки.

– С Северным лесом активно протестовали против вырубки, и именно этот вопрос всегда волнует жителей. Стоит ли этого настолько сильно бояться?

– Конечно, нет. У каждого дерева есть свой жизненный ритм. Например, яблоневый сад. Мне очень жаль, что территория будет застраиваться, потому что 100 га Центрального парка для миллионного города категорически мало. Но сохранять именно эти яблони не нужно, они свой жизненный цикл уже прошли, лучше бы что-то новое высадить туда.

Посмотрите на фотографии послевоенного Воронежа. Город практически полностью потерял зеленые насаждения. Все леса вокруг города были высажены заново, они имели защитную функцию. Большая часть зеленых насаждений, аллей, бульваров, была высажена тоже в послевоенные годы, и их ресурс уже пройден и лучше делать планомерную замену.

О животных

– В городе заметно увеличилось количество собак с бирками на ушах.

– Конечно, за последний год количество простерилизованных животных у нас в разы увеличилось. И за это большая благодарность нашим зоозащитникам. Мы попросили их помощи, они нам все рассказали, провели мониторинг. Оказалось, что у нас не 15 тыс. безнадзорных животных, как было в официальных документах, а 4,5 тыс. В прошлом году мы получили хорошую субвенцию от правительства области и многое сделали. Люди работали днем и ночью. Более 1 тыс. животных было простерилизовано и выпущено в прежнюю среду обитания. Около 2-3 тыс. животных было подвержено эвтаназии, в том числе ввиду карантинов по бешенству. Все это делали ветеринарные врачи.

– Какие будут мероприятия, чтобы задержать дальнейший рост количества безнадзорных животных?

– Во-первых, должна быть создана система. Наконец-то приняли долгожданный федеральный закон, но подзаконные нормативные акты к нему еще не разработаны. Мы очень торопимся уменьшить число безнадзорных животных, чтобы в 2020 году не начинать все сначала. Но есть проблема ответственности собственников территорий. Когда в гаражных кооперативах, на территориях строительных площадок подкармливают животных, они плодятся, а потом выходят на улицы. Никто об этом не задумывается.

– А какова ситуация с кошками?

– С ними все замечательно. Они менее опасные, хотя из закона не исключены. Просто сейчас весь упор делается на собак. Но, где нет собак, всегда появляются кошки.

– Когда в Воронеже появится приют для животных?

– У нас готов проект по созданию экспертного совета при администрации городского округа. Мнение экспертом в этой области необходимо при принятии важнейших решений. Уже 2 года как выделен земельный участок на Балашовской, 29/1. Было проработано техническое задание и согласовано с управлением ветеринарии, потому что там довольно жесткие требования, но вся проблема опять же была в тех нормативных актах. Раньше предусматривалось создание только частного или государственного приюта, а новый федеральный закон позволил создавать и муниципальные. Но опыта пока мало и в других регионах он негативный. Денег затрачивается крайне много, но светлого будущего не видно. Умерщвлять там животных нельзя, выпускать в прежнюю среду тоже. Поэтому мы приняли решение создать не стандартный приют, а виварий, который будет работать как передержка. Там будут проводить операции, стерилизацию, эвтаназию, биркование, прививки от бешенства. Большую часть животных планируем выпускать в прежнюю среду обитания. Планируем проводить очень обширную работу по популяризации ответственности людей к домашним животным.

– Что делать, если у вас во дворе появился бездомный щенок? Как правильно действовать с точки зрения закона?  

– Сначала нужно позвонить в управу района, оставить заявку на стерилизацию животного. Пока это происходит за счет областных субвенций.

О мусоре и неприятном запахе

– Жители города массово жалуются на неприятный запах. Известно ли, откуда он идет?

– Я могу сказать только как инженер химик-технолог. Понимаете, те консерванты, которые присутствуют в наших продуктах питания и бытовой химии, остаются в стоках и консервируют их. Это вонь не одного дня, она накапливалась годами. Отходы не разлагаются, поэтому и запах такой резкий. Обычно сначала запах есть, но он быстро уходит, когда все разлагается.  А этот запах не уйдет, нужно очень сложное оборудование для очистки.

– Что будет со свалкой на Землячки, 29?

– Будет разработана проектно-сметная документация на рекультивацию. Реализация проекта будет осуществляться в рамках нацпроекта «Экология» за федеральные средства. В настоящее время участки не имеют землепользователя, поэтому было принято решение, что администрация городского округа оформит их в муниципальную собственность для рекультивации и возвращения в хозяйственный оборот.

– В городских парках установили контейнеры для раздельного сбора отходов. Работает ли это? Горожане иногда замечают, что дворники все собирают в один мешок.

– Это был пилотный проект нашего управления экологии. Я уверена, что рано или поздно мы должны к этому прийти. Поэтому убирать раздельные урны, потому что они не работают, нельзя. Не надо убивать инициативу людей, которые все-таки сортируют мусор. Пока люди чаще бросают отходы, не разбираясь, что и куда. Поэтому, если дворник видит, что мусор разный, он собирает в один пакет и выносит в общий контейнер. Но если преобладают отходы одного вида, мы их собираем отдельно и передаем для утилизации. Не дворники должны все сортировать, а сами люди.

– Думаете, мы к этому все-таки придем?

– Да. Я уверена в этом, придем. У нас население замечательное. Когда мы только начинали ставить контейнеры для пластика 15 лет назад, все говорили, что это не пойдет. Но мы все равно возились, пропагандировали, позиционировали. Говорили, что только отдельный сбор отходов нас всех спасет. Это на самом деле так. На сегодняшний день около 1 тыс. дворов имеет контейнеры для раздельного сбора пластика, в этих контейнерах мы уже перестали находить самый разный мусор. Поэтому, я считаю, в этом направлении мы идем правильно. Просто надо чуть-чуть подтолкнуть, Второй год мы реализуем проект по раздельному сбору отходов в образовательных учреждениях, в этом году у нас подключаются объекты культуры. Но мы не навязываем, а приглашаем школы в этом участвовать. Там, где навязали, ничего не пошло.

В  советские годы был самый эффективный раздельный сбор отходов. Мы в любой магазин могли сдать стеклянную тару, все сдавали макулатуру. Это было обязательно и школе, и в учреждениях. Пищевые продукты шли на полигон захоронения или на фермы. А пластиковой тары просто не было.

Беседовала Дарья Бородина

16:38 06.05.2019

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.