Чем в Воронеже запомнился Алексей Гордеев

Чем в Воронеже запомнился Алексей Гордеев

Отдельные впечатления о восьмилетнем правлении бывшего федерального министра


Теперь, когда Алексей Гордеев перестал быть главой Воронежской области, его имя довольно быстро сойдет со страниц прессы, а время его губернаторства, не исключено, будут периодически вспоминать с нотками ностальгии. Но пока мы еще не ушли далеко, пока поток событий не принес нам новых имен и впечатлений, попробуем зафиксировать некоторые точки деятельности Гордеева на территории, которая была ему вверена с 2009 по 2017 годы.

Эпоха просвещения и подобострастия

Первыми начнут тосковать об эпохе Алексея Гордеева, безусловно, деятели культуры. Он с самого начала дал понять, что местный уровень культуры его не устраивает, что дела на этом поприще следует вести с большим размахом. Уже в первые дни пребывания на посту губернатора Алексей Гордеев впечатлил прессу способностью воспроизводить длинные цитаты из произведений Андрея Платонова – не самого, заметим, простого писателя.

И когда он инициировал создание большого фестиваля искусств, то никто не удивился, что форуму было дано имя Платонова. Да, Платоновфест стал самым, пожалуй, знаковым событием Воронежа из тех, что происходят регулярно. И в последний день работы Алексей Гордеев показал, насколько ему важно его детище, встретившись с худруком фестиваля Михаилом Бычковым и обсудив с ним программу очередного форума.

Михаил Бычков, стоит сказать, с самого начала был отмечен губернатором. Гордеев с супругой посещали все премьеры Камерного театра. Глава области приложил массу усилий к тому, чтобы у этого самобытного коллектива появилось, наконец, собственное современное здание. Худрук театра и идеолог Платоновфеста искренне платил губернатору монетой признательности. Например, в интервью татарстанскому изданию он говорил о Гордееве так:

– Бывший федеральный министр и вице-премьер российского правительства, он очень просвещенный человек. Он приехал в наш сельскохозяйственный регион с пониманием, что начинать менять что-то к лучшему нужно с создания комфортной культурной среды. Это очень правильное понимание. И очень редкое у нас, к сожалению. Губернатор Гордеев ходил со своей семьей в воронежские театры, причем не с кортежем и по спецпропускам, а покупая билеты.

Но если комплимента Михаила Бычкова в адрес губернатора можно считать сдержанными, то у другой части воронежской творческой интеллигенции иногда чувство меры отказывало. Достаточно вспомнить некоторые культурные издания, которые в канун губернаторских выборов 2014 года выпускали спецномера, суть которых сводилась к тому, что до Гордеева здесь была выжженная пустыня, и только он и его супруга смогли зажечь в глухой Воронежской области свет культуры.

Очевидно, что некоторые деятели культуры (как, впрочем, и политики, и бизнесмены) быстро поняли, что губернатор падок на лесть. В этом их убедила проведенная губернаторским аппаратом реформа местных СМИ, в результате которой из медиа начисто исчезли даже намеки на то, что отдельные проявления неблагополучия могут быть связаны с деятельностью Алексея Гордеева.

Если же говорить о культуре, то еще из главного, что удалось сделать Гордееву в этой деликатной сфере – завершение реконструкции исторического здания драмтеатра, к которому вернулось дореволюционное название «Зимний театр». Ни один его предшественник не мог справиться с этой дорогостоящей задачей, а он – смог.

Другое дело – цена вопроса. Реконструкцию произвела компания «Выбор», принадлежащая депутату облдумы Александру Цыбаню. И после этого «Выбор» стал одним из фаворитов местного строительного рынка.

Здесь мы вынуждены обратить к результатам деятельности Алексея Гордеева в другом секторе – строительном.

«Ковровое» домостроение

По состоянию на июнь 2010 года в Воронежской области в реестре обманутых дольщиков числились 4,5 тыс. человек. Они выходили на площадь Ленина, перекрывали центральные магистрали, требуя, чтобы власти решили их проблемы. И власти, в общем, решили, применив схему, которую до той поры в России никто не применял.

Суть ее состояла в том, что квартиры обманутым дольщикам предоставляют крупные строительные компании, которые в обмен получают различные преференции, самая главная из которых – возможность застраивать жилыми коробками самые престижные места в городе.

В июле текущего года председатель комитета облдумы по ЖКХ, энергетике и тарифам Татьяна Головачева назвала сумму, в которую обошлось бюджету предоставление квартир тем 4,5 тыс. человек – 12 млрд рублей. Чтобы был понятен масштаб, скажем, что доля собственных доходов в бюджете города Воронежа на 2017 год составила 8,8 млрд рублей.

Но Татьяна Головачева считала только прямые убытки. А сколько было потеряно в результате «коврового» застраивания городских территорий – подсчитать невозможно. Так же, как невозможно просчитать ущерб, нанесенный взаимным развращением застройщиков и чиновников, отвечающих за строительный сектор.

Само собой, глава области не мог не чувствовать, что контроль в этой сфере иллюзорен, что дело пущено на самотек. Но нанести удар он смог лишь по последствиям, а не по причинам. Так родилось дело об «архитектурном бандитизме».

И здесь будет к месту поговорить о сути взаимоотношений Алексея Гордеева с местными правоохранительными структурами.

Сила на силу

Теперь кажется, что первая половина губернаторского срока Гордеева прошла с этой точки зрения спокойно. Он в одиночку, без участия правоохранителей распутывал то, что сам же назвал «коррупционным клубком» в местной власти. Любой сторонний наблюдатель понимал, что таким образом новый губернатор пытается избавиться от людей, которые ему ничем не обязаны, а для такой задачи сгодится любое публичное обвинение.

Поэтому неудивительно, что в тот период не был осужден ни один из более или менее заметных чиновников областного или городского уровня.

А затем грянуло «дело Трубникова» - когда выяснилось, что главный дорожник области (и по совместительству – брат личного водителя губернатора) берет большие взятки. Брали Трубникова в мае 2013 года федеральные силовики, Алексей Гордеев про то, что тот находится в разработке, очевидно, не знал: официальная реакция облправительства на скандал была запоздалой и невнятной.

Потом опять наступило некоторое затишье, пока в 2015 году в неконтролируемых властями электронных СМИ не стали появляться сообщения о том, что губернатор и его приближенные пользуются в личных целях вертолетами, обслуживающими Центр медицины катастроф. Эти сообщения сопровождались снимками и видеосюжетами, и было очевидно, что имеет место «слив», и что такой информацией может обладать только местное управление ФСБ, поскольку никакая другая структура не в состоянии вести оперативное наблюдение за чиновниками высокого ранга.

Однако в конце того же года на Камчатке был вынесен приговор трем воронежским бандитам, пытавшимся убить офицера ФСБ, а в прессе (в том числе в интернет-газете «Время Воронежа») прошли публикации о возможной связи руководства управления, высших чинов полиции и криминалитета. Мы тогда приводили версию, согласно которой «вертолетный слив» был своего рода отвлечением на негодный объект: требовалось переключить внимание публики от судебного процесса, идущего на Камчатке.

В итоге прежний начальник УФСБ Александр Клопов оставил должность, управление возглавил Олег Нефедов, и изменения не заставили себя ждать.

Ладно, дело судей и адвокатов формально не касается губернатора. Но про «архитектурный бандитизм» Алексей Гордеев заявил за сутки до того, как сотрудники УФСБ и следователи пришли за главным архитектором Воронежа Антоном Шевелевым.

Создалось благоприятное для Гордеева впечатление, что глава области был заранее проинформирован о том, что силовики собираются задержать чиновника за взятку. Но в делах хохольского префекта Павла Пономарева и новоусманского главы Владимира Чернышова такой синхронности уже не наблюдалось. Оба раза оперативные действия в муниципалитетах явились неожиданностью для областной власти, и оба раза губернатор реагировал с запозданием и без энтузиазма.

Впрочем, правильно понимая заданный в канун президентских выборов тренд на борьбу с коррупцией, Алексей Гордеев брал себя в руки и старался соответствовать требованиям текущего момента. Тот же Чернышов ушел в отставку не после того, как его дочь поместили в СИЗО, а после того, как губернатор направил в его район антикоррупционную комиссию.

Однако было бы совершенно неверным рассматривать личность Гордеева так уж однобоко. Вспомним историю его взаимоотношений с тем же Михаилом Бычковым. Так уж вышло, что худрук Камерного театра и Платоновского фестиваля посчитал необходимым сделать несколько заявлений, которые можно счесть политическими. В частности, он выступил в поддержку арестованных бывшего директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского (являющегося также куратором воронежского фестиваля «Маршак») и главного бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, а также режиссера Кирилла Серебренникова. Кроме того, в некоторых интервью Михаил Бычков сравнил происходящее сегодняшние события с политическими репрессиями 1930-х годов.

По нынешним временам такие поступки можно считать мужественными и рискованными. Но всякий раз после заявлений Михаила Бычкова губернатор Алексей Гордеев приглашал его к себе в кабинет, где они, согласно релизам, обсуждали программу Платоновского фестиваля, либо беседовали на какие-нибудь другие культурные темы.

Тем самым Гордеев публично давал понять, что Бычков находится под его защитой. А такие вещи дорогого стоят.

Автор: Герман Полтаев

13:28 26.12.2017

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.