В Воронежской области развивать права человека будет их нарушитель

В Воронежской области развивать права человека будет их нарушитель

Почему письменный доклад регионального омбудсмена отличается от устного


 

Впервые воронежцы стали чаще жаловаться на правоохранительные органы и суд, а не на «жилищный вопрос». Это следует из доклада «О соблюдении прав человека в Воронежской области в 2016 году», представленного омбудсменом Татьяной Зражевской депутатам облдумы 25 мая.

Отметив общий рост числа обращений в аппарат уполномоченного по правам человека (1328 в 2015 году, 1557 – в 2016-м), Татьяна Зражевская констатировала «продолжение снижения уровня защищенности социально-экономических прав граждан». По ее данным, это вызвано отрицательной динамикой объективных индикаторов социально-экономического положения региона, полученных на основе анализа официальных статистических данных.

Ее термин «объективные индикаторы» входит в противоречие с недавним отчетом перед той же облдумой губернатора Алексея Гордеева, который приводил данные об экономическом росте с традиционной ремаркой «выше среднероссийских».

Видимо, у омбудсмена немного другие индикаторы, нежели те, что предоставляют губернатору его доброжелательные подчиненные.

Чаще всего, по словам Татьяны Зражевской, объектами жалоб жителей региона становились судебные и правоохранительные органы, органы местного самоуправления и, как она выразилась, «учреждения, подведомственные исполнительным органам государственной власти Воронежской области». В общем, те учреждения, за работу которых отвечает областное правительство и лично губернатор.

Но поскольку критиковать губернатора с трибуны у нас не принято, омбудсмен прибегла к такому эвфемизму.

Впрочем, в публичном своем выступлении Татьяна Зражевская не останавливалась на сути претензий, которые предъявляют воронежцы к правоохранительной системе и областным властям. Но из подробного доклада, опубликованного на сайте омбудсмена, следует, что доля жалоб на суды и исполнительную власть области почти одинакова – 14,5% и 13,8% соответственно. На полицию приходится 9,8% всех жалоб, на «другие силовые структуры» - 11,3%.

Кроме того, в 7,5% случаев жители области жаловались на те самые «учреждения», подведомственные облправительству.

Доля жалоб на органы местного самоуправления составила 21,1%.

Депутатам Татьяна Зражевская сообщила, что воронежцы жалуются на высокую стоимость жилья, на большую квартплату, на плохое качество домов, предназначенных для переселенцев из аварийного жилищного фонда.

Таким образом, все эти помпезные отчеты властей и застройщиков о том, какое благо они совершают, давая людям бесплатное комфортное жилье взамен старых развалюх, было подвергнуто сомнению. Судя по всему, взамен одних развалюх люди получают квартиры, которые в скором времени тоже надо будет менять на более надежное жилье.

Вскользь с трибуны Татьяна Зражевская упомянула о большом количестве жалоб, связанных с сокращением региональных социальных льгот.

В опубликованном докладе этот перечень конкретен: «отменены областные единовременные выплаты при рождении ребёнка, семьям, которые берут под опеку или усыновляют сирот или детей, оставшихся без попечения родителей, безвозмездная субсидия на приобретение жилья тем семьям, где родились трое (и большее количество детей) или три и более ребёнка взяты на усыновление, а предоставление выплаты за рождение третьего и последующих детей ограничено только для семей с доходом ниже прожиточного минимума».

Сказано в тексте и о том, что приостановка индексации льгот всем региональным категориям продлена до 1 февраля 2018 года.

Много нареканий у жителей области вызвали продолжающие удлиняться сроки получения льготными категориями граждан социального жилья, земельных участков и путевок на санаторно-курортное лечение.

Причина всему этому известна – недостаточное финансирование, сказано в докладе, как будто нехватка бюджетных средств это вроде климатического явления, повлиять на которое власти не в состоянии.

В этом смысле наиболее характерным представляется пример с обеспечением инвалидов техническими средствами реабилитации (ТСР). Интернет-газета «Время Воронежа» уже сообщала о том, что жители Воронежской области почти перестали получать жизненно необходимые им средства, поскольку федеральное финансирование программы сократилось.

С трибуны Татьяна Зражевская только упомянула, что, мол, есть такая проблема, люди жалуются.

А из доклада на сайте легко понять, кто в этом виноват. В ряде субъектов РФ, говорится в документе, утверждены законами региональные перечни ТСР, не вошедших в  федеральный перечень, обеспечение которыми осуществляется из местных бюджетов. В  Воронежской области региональный перечень ТСР инвалидов отсутствует.

Разработать такой перечень и принять закон – прямая задача правительства области и облдумы, и Татьяна Зражевская могла бы сказать об этом с трибуны, но не сказала.

Между тем, в докладе на сайте говорится, что в прошлом году из областного бюджета на инвалидов техническими средствами реабилитации было выделено около 404  млн рублей (в  2015  году  — 380  млн рублей), но при этом количество обеспеченных ТСР людей снизилось на 2 %. Ну и само собой, «фиксировались случаи несвоевременного размещения госзаказа и слабого контроля за исполнением поставщиками своих обязательств по заключенным государственным контрактам на поставку ТСР инвалидам со стороны департамента социальной защиты».

Как известно, в этом году ситуация с обеспечением инвалидов средствами реабилитации только обострилась. А степень этой обостренности общество узнает, надо полагать, через год, из следующего отчета омбудсмена.

В устном выступлении перед депутатами Татьяна Зражевская почти не дала оценку состоянию политических прав граждан на территории области. Она ни словом не обмолвилась о двух самых резонансных скандалах прошлого года по этой части: манипуляциях с голосами на выборах в Госдуму, которые стоили работы многолетнему председателю облизбиркома Владимиру Селянину, и об отмене всенародных выборов мэра Воронежа.

 А вот в тексте, опубликованном на сайте уполномоченного по правам человека, последнему инциденту дана вполне адекватная оценка:

«Несмотря на негативную общественную оценку предложенной инициативы, 21  декабря 2016 года депутаты Воронежской городской думы все-таки приняли решение о  внесении поправок в  устав городского округа город Воронеж, направленных на отмену прямых выборов главы города. Принятие этого решения фактически лишило воронежских избирателей права, которым они пользовались в течение длительного срока, и  ограничило диапазон имеющихся у  них избирательных прав».

Что помешало Татьяне Зражевской произнести эти слова с трибуны областной думы?

Возможно, она понимала, что не встретит должного понимания аудитории.

Разницу между устным и письменным докладами о правах человека, населяющего Воронежскую область, легче всего объяснить сложившейся тенденцией: с трибуны говорятся вещи, которые не должны сильно расстраивать слушателя, а в Сети можно выложить все, что угодно – интернет все стерпит.

Выступление свое Татьяна Зражевская завершила оптимистически:

- Осознание всеми ветвями власти необходимости принятия системных мер для преодоления негативной динамики ситуации и вывода региона на передовые позиции в сфере прав человека обусловило принятие в 2016 году Стратегии Воронежской области в сфере развития и защиты прав человека.

Программные мероприятия и ожидаемые результаты Стратегии – самые радужные. Документом этим предусмотрена, к примеру, «разработка учебных курсов по правам человека и организация их преподавания государственным и муниципальным служащим».

Очевидно, что и разработка этих курсов, и уж тем более их преподавание будет стоить денег. Где уж тут найти деньги на технические средства реабилитации инвалидов.

Некоторое противоречие между устным и письменным докладами о состоянии прав человека в Воронежской области – не самое серьезная угроза для граждан Воронежской области. Есть вещи и похуже.

Реализовывать Стратегию предстоит, в первую очередь, органам государственной власти. Тем самым органам, которые, судя по жалобам и обращениям граждан, и являются главным нарушителем прав человека.

Автор: Герман Полтаев

15:47 26.05.2017

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки
А я вообще не понимаю, зачем нам нужны эти омбудсмены по правам? У нас что - гестапо во власти или гитлерюгенды? Есть конституция, есть уголовный и административный и другие кодексы. Есть правоохраны, которые блюдут законность. Чего еще не хватает? В моем понимании - отдельно выделенный орган по правам человека в нашем государстве - это козел отпущения, или свисток, через который выпускают пар. Властям - это выгодно, скажут - омбудсмен плохо работает. А люди, которые на него надеются, выпустят пар и будут думать, что их кто-то услышит. А омбудсменом могут быть и прощелыги, которые в определенный момент примыкают к власти. В результате - воз стоит в болоте. Люди продолжают пЫхать, власть ссылается на омбудсмена, и все повторяется по кругу. Не нужна эта структура. Надо, чтобы все, на своем месте честно выполняли обязанности, прописанные в многочисленных бумагах. Все очень просто. Нужна лишь воля властей, а не увод от проблем.