Претензии к воронежским поисковикам поставили под угрозу раскопки в Дубовке

Претензии к воронежским поисковикам поставили под угрозу раскопки в Дубовке

Единственный претендент объединение «Дон» до сих пор находится в «черном списке» ФАС


 

Поиск останков жертв политических репрессий в Дубовке оказался под угрозой из-за претензий антимонопольщиков к крупнейшему в Воронеже поисковому объединению «Дон». Место в реестре недобросовестных поставщиков лишило «Дон» права претендовать на государственные контракты. Если поисковики не выйдут из «черного списка» – проводить раскопки в 2017 году будет некому, рассказал интернет-газете «Время Воронежа» председатель городского отделения общественной организации «Мемориал» Вячеслав Битюцкий в четверг, 18 мая.

Вячеслав Битюцкий озвучил проблему на заседании комиссии по восстановлению прав жертв репрессий, прошедшем 18 мая в Парламентском центре. Председатель комиссии Роман Жогов ответил, что решение вопроса во многом зависит от руководителя объединения «Дон» Михаила Сегодина. При этом Жогов подчеркнул, что комиссия готова продолжить сотрудничество с «Доном», если Сегодин «исправит свои ошибки».

Объединение «Дон» попало в «черный список» ФАС из-за конфликта с краеведческим музеем. Музей выступил заказчиком раскопок осенью 2016 года. Руководство музея усомнилось в том, что «Дон» действительно провел раскопки, и добилось включения организации в реестр недобросовестных поставщиков. Руководитель «Дона» Михаил Сегодин решил оспорить решение ФАС в арбитражном суде.

– Если этот вопрос не будет решен до сентября – он вообще не будет решен. С октября начнутся холода и заморозки, а потом нужно будет подготовить все к перезахоронению, 30 октября – это наш крайний срок, – рассказал глава воронежского «Мемориала» Вячеслав Битюцкий. Он добавил, что видел результаты работы объединения «Дон». По его словам, претензии могли возникнуть только к оформлению отчета Михаила Сегодина. Председатель комиссии Роман Жогов охарактеризовал Михаила Сегодина как компетентного специалиста, отстаивающего право заниматься любимым делом.

Заказчика действительно не устроил отчет «Дона». По данным краеведческого музея, в документе отсутствовали определенные справки и печати, а фотографии работ якобы не соответствовали времени года, когда велись раскопки.

– К отчету по работам в Дубовке приложен протокол эксгумации, подписанный представителем отдела развития микрорайона Сомово. Отсутствие даты не позволяет отнести работы к контрактным, – заявила директор Воронежского областного краеведческого музея Елена Вычерова в ответе на запрос корреспондента нашего издания.

Участники комиссии по защите прав жертв репрессий сошлись во мнении, что «Дон» – единственный претендент, способный профессионально провести поисковые и эксгумационные работы на месте расстрелов в Дубовке.

– Другие кандидаты есть в других регионах. Но средства, выделяемые на эти цели, не так значительны, чтобы привлечь их, оплатить проживание и командировочные, – объяснил «Времени Воронежа» Роман Жогов.

А Вячеслав Битюцкий добавил, что в регионе некому конкурировать с «Доном», однакосамо объединение не ограничивало конкуренцию.

Конфликт между «Доном» и краеведческим музеем начался в 2016 году. Объединение победило в двух аукционах на раскопки, которые объявил краеведческий музей в октябре и ноябре. По словам Михаила Сегодина, поисковики нашли останки 106 жертв политических репрессий и 37 бойцов Красной Армии. Жертв репрессий уже перезахоронили в мемориальном комплексе «Дубовка». «Дон» отправил в музей отчеты об итогах работ.

В ответ «Дон» получил уведомления об одностороннем расторжении контрактов. Из-за этого «Дон» не получил гранты на 600 тыс. рублей и лишился 60 тыс. рублей, вложенных для обеспечения исполнения контракта. Музей в своих претензиях опирался на материалы экспертизы, выполненной краснодарской общественной организацией «Научно-православный центр "Щит и меч"». Из документов экспертизы следует, что «Щит и меч» проверял не сами работы, а только отчет о них. «Дон» около восьми лет сотрудничал с краеведческим музеем, но до 2016 года подобных проблем не возникало, добавил Вячеслав Битюцкий.

Историко-патриотическая общественная организация «Дон» – крупнейшее поисковое объединение в Воронежской области. В него входит 10 отрядов общей численностью около 240 человек. Организация занимается не только поисками останков и артефактов времен Второй мировой войны, но и установлением личности погибших, оповещением родственников, проверкой братских могил, подготовкой книг, выставок. Среди проектов объединения – собственный музей Великой Отечественной войны. Воронежская область – один из очень немногих регионов, где проводят поиски останков жертв политических репрессий и «Дон» – единственная в Воронеже организация, специализирующаяся на подобных работах. Ранее «Дон» создал экспозицию для московского музея общества «Мемориал». Из-за включения поисковиков в «черный список» раскопки расстрельных ям в 2017 году могут не состояться.

Автор: Михаил Супруненко

10:35 19.05.2017

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Уважаемые ребята - забудьте о репрессиях. Всем уже понятна трагедия 20 века. И она не сводится только к репрессированным. Не хочу развивать эту тему, но прошу - заткнитесь. Не давите на мозоль. К сведению - никакие мой родственники не имели никакого отношения ни к раскулачиванию, ни к репрессиям. Они просто не могли участвовать в этом. Они просто погибли в боях. И если вы будете продолжать свою заигранную пластинку - Блин, я поднимусь против вас. И ваш этот мемориал, покажется овчинкой, ничего не стоящей. Я, призываю к миру. Я призываю к тому, что надо объявит мораторий на все,что касается справедливости военных лет. Единственное скажу - спрятавшихся полицаев, на северах, снмали прямо с марщрута. И это было не при Сталине. И я не исключаю, что многие ранее погибшие в лагерях, или расстрелянные без суда и следствия - была полицаями. Мне кажется, сейчас нужна тишина. Потомки - разберутся, если захотят. Ельцины, солженицыны, шаламовы - это не вся история, а лишь малюсенькая частичка. И когда мне говорят, что солженицын - это хрен с горы. Так я его так и воспринимаю - для меня он никто. Он свою личную историю, возвел в ранг гос.политики тогдашнего государства. И ему это позволили сделать т е - кто это государство и развалил. Жду, когда едьцин центр превратят в дом пионеров. Тем более - сегодня, день еще живых пионеров.