Воронежский бизнесмен Михаил Сурин не смог обжаловать приговор

Воронежский бизнесмен Михаил Сурин не смог обжаловать приговор

Облсуд за хищение кержаковских миллионов отравил воронежца в колонию на четыре года

Во вторник, 5 июля, судебная коллегия по уголовным делам Воронежского облсуда рассмотрела жалобу Михаила Сурина, обвинённого в хищении миллионов у футболиста Александра Кержакова, на решение Ленинского районного суда.

Ранее Сурина признали виновным по статье «мошенничество в особо крупном размере». Его приговорили к четырём годам исправительной колонии общего режима. Защиту Сурина такой вердикт не устроил. Приговор попытались обжаловать.

Однако апелляционная инстанция доводов для отмены решения Ленинского районного суда не нашла – жалобу оставили без удовлетворения. Приговор уже вступил в законную силу.

Напомним, в начале 2011 года футболист Александр Кержаков решил инвестировать деньги в строительство мини-завода по переработке углеводородного сырья в Воронежской области. Собственником предприятия являлось ООО «Модуль». Кержаков рассчитывал в дальнейшем получать стабильную прибыль от завода.

Суд установил, что Михаил Сурин был номинальным участником ООО «Модуль». Он владел 50 процентами долей общества.

Футболисту Сурин представился как генеральный директор и совладелец строящегося предприятия. Он пообещал ввести Кержакова в состав учредителей ООО. Однако исполнять обещание, как оказалось, не собирался. Кроме того, Сурин заявил, что завод будет введён в эксплуатацию в 2012 году, что было неправдой.

Футболист согласился на озвученные условия. Он перевёл 300 миллионов рублей. Деньгами Сурин в итоге распорядился по собственному смотрению. До сих пор деньги Кержакову не вернули.

Во время судебного следствия Сурин предложил футболисту уступку права требования к заводу на сумму около 300 миллионов, а также свою долю в уставном капитале – 50 процентов. Соответствующее соглашение было подписано.

Отметим, так как Михаил Сурин, пока шло расследование, находился под стражей          , в колонию он отправился не на четыре года, а на два. Ровно столько он уже провёл в заключении.

Автор: Евгения Ольминская

13:33 05.07.2016