У воронежцев отнимают 90 процентов заработанного

У воронежцев отнимают 90 процентов заработанного

Новые нормативы налоговых отчислений оставляют в бюджете города всего 10% собственных доходов


 

В понедельник, 12 декабря, в Воронеже прошли публичные слушания по проекту городского бюджета на 2017-й, а также 2018-19-е годы. Интернет-газета «Время Воронежа» уже приводила основные параметры: доходы – 17,5 млрд, расходы – 15,7 млрд рублей.

Как будто наблюдается превышение доходов над расходами, но это лукавые цифры: в структуре доходов заложены субсидии из областного Дорожного фонда, которые будут направлены на погашение бюджетных кредитов в текущем финансовом году. Так что проектом предусмотрен дефицит казны в размере 220 млн рублей.

На самом деле, он еще больше, но поскольку, по словам и. о. руководителя финансово-бюджетного управления администрации Воронежа Ирины Чикиной, размер муниципального долга составляет 82% от уровня прогнозируемых собственных доходов, эта громадная величина не позволяет мэрии планировать бюджет с максимально разрешенным законом дефицитом.

Безвозмездные поступления из вышестоящих бюджетов (областного и федерального) на 2017 год запланированы в объеме 8,7 млрд. А вот в последующие годы центр и регион будут скромнее: на 2018 год – 6,19 млрд рублей, 2019-й – 6,34 млрд.

Очевидно, что те, кто формируют вышестоящие бюджеты, исходят из того, что дальше экономическая ситуация будет только ухудшаться.

Но для воронежского муниципалитета она уже и сейчас – аховая. Только на обслуживание кредитов в 2017 год запланировано потратить 575 млн.

Всего мэрия намерена привлечь кредитов на 3,7 млрд рублей, а погасить предыдущие кредиты на 3,5 млрд.

По словам Ирины Чикиной, те самые субвенции из Дорожного фонда (1,9 млрд) позволят администрации значительно снизить размер муниципального долга.

При этом проект предполагает, что в следующем году воронежские дороги не забросят. На их ремонт и реконструкцию должны пойти еще 1,3 млрд из областного Дорожного фонда плюс 367 млн – из областного бюджета на текущее содержание улично-дорожной сети. Ну и не надо забывать, что 1 млрд рублей городу полагается по федеральной программе «Безопасные и качественные дороги».

Возможно, эти расходы скажутся не только на благосостоянии подрядчиков, но и на качестве городских дорог.

Ирина Чикина подробно остановилась на всех расходных направлениях бюджета (львиная доля приходится на расходы по зарплате бюджетников).

Упомянула, что запланированное в следующем году создание детского литературного парка обойдется казне в 32 млн, что на фестивальную деятельность пойдут всего 17 млн (из них 6 млн рублей – на проведение Платоновского фестиваля), что на реконструкцию готовящихся к футбольному чемпионату мира стадионов «Чайка» и «Локомотив» казна выделит 22 млн и 7 млн рублей соответственно.

Но, в принципе, все эти показатели – вторичны.

Самый главный показатель Ирина Чикина привела в начале своего доклада, сказав, что в казне города остается лишь около 10% от всех налогов, собранных на территории Воронежа. Все остальное уходит в федеральный и областной бюджеты.

Еще год назад, на таких же слушаниях прозвучало, что в Воронеже остается всего лишь 13% всех налогов. И вот теперь – около 10%.

Ирина Чикина сообщила собравшейся публике, что в результате изменений федерального и областного законодательства, вступающих в силу с 1 января 2017 года, городская казна теряет примерно 425 млн рублей. Зато вышестоящие бюджеты на эту же сумму пополняются.

Показательно, что публичные слушания прошли в День Конституции. В Основном законе сказано, что местное самоуправление (то есть город Воронеж) не входит в систему органов государственной власти.

Теперь воронежцы знают цену этой формальной независимости. 90% их налогов забирает как раз госвласть, оставляя им десятину.

Автор: Герман Полтаев

13:30 12.12.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Я не понимаю цифры. Я понимаю голод. А он, ко мне подкрадывается. Я вижу ободряющие цифры стоимости нефти (помню- для меня бензин всегда только дорожал). Я слышу - западные инвесторы рвутся на наш рынок, невзирая на санкции (помню - на мою ЗП это никогда не влияло). Слышу - воров сажают ( а у меня ЗП-прежняя). Слышу - нанотехнологии шагают по стране (ЗП у меня прежняя). Слышу- Трамп любит Россиию (а у меня все по прежнему). ЕПРСТ, я где живу? - на северном полюсе, что-ли? Путин столкнулся только с одной дикостью, когда говорил о преступлении (заява в пркуратуру). А я живу в такой дикости очень давно. Поэтому, когда я смотрю ток-шоу по Украине, я примериваю их кафтан на свои плечи. И он мне в пору, невзирая на увещевания и юмор ведущих. Мы недалеко от Украины отошли. Правда, у нас стержень будет покрепче. Я бы сказал, он другой. А чувства - похожи.