Воронежский Совет по никелю завершил «весеннюю сессию»

Воронежский Совет по никелю завершил «весеннюю сессию»

Общественники обсудили множество вопросов по теме «Химия и жизнь»


 

Последнее  в этом  сезоне заседание регионального  Общественного совета по контрою за никелевыми разработками  было малочисленным  из-за начавшихся отпусков,  но довольно  бурным по  накалу дискуссий.

Интересно, что спорили  не столько на социально-политические, как прежде, сколько на научные темы. 

«Вопрос для себя»

Можно сказать с полной уверенностью – никелевый проект  стимулировал  в воронежцах тягу к научным  знаниям – в химии, геологии, медицине, экологии,  археологии и т.п. 

Лидер городской общественной организации «Совет женщин» Юлия Алтухова   совершила настоящий подвиг научного популяризатора: изучила 49 научных статей и монографий, посвященных никелю  и  его  воздействию в том или ином виде на природу и человека. Сама она терапевт, более того - кандидат наук, но  большинство  изученных ею аспектов не имеют прямого отношения к специальности.

- Я занимаюсь вопросом для себя, - коротко пояснила докладчик.

Юлии Алтуховой   было непросто  пересказать  полученные знания  в  регламентные 12 минут доклада «Медицинские аспекты разработки никелевых месторождений», но ей почти удалось объять необъятное.

Из всех  преимуществ  металла  медик как  «самое важное»  выделила использование качественных и чистых хирургических инструментов.

- Если вы слышите, как доктор или хирург говорят о «хирургической нержавеющей стали», вы можете быть уверенны, что эта сталь содержит никель! 

А главный вывод, пожалуй, следующий:

- Программа оценки риска показала, что никель не представляет угрозы для здоровья человека и окружающей среды при использовании его в соответствии с требованиями по охране здоровья и обеспечению безопасности.

Впрочем, с  репликами  о том, что на предприятиях горнодобывающей промышленности  существует повышенный риск  легочных заболеваний медик тоже согласилась.

- Любое производство,  где есть пыль, одинаково вредно,  - уточнил начальник отдела геологии и лицензирования по Воронежской области  Павел Бойко. – Производство  цемента, извести, даже мела в Воронежской области  дает такую же картину профзаболеваний, что и обогащение никелевых руд.

Глина против гранита

Сам председатель Совета, профессор, заведующий кафедрой гидрогеологии, инженерной геологии и геоэкологии ВГУ  Виктор Бочаров  недавно побывал  на прихоперских месторождениях, откуда  привез пробы  и фотографии целых восьми объектов, сформированных в районе геологоразведочных работ.

 Эти озерца жидкой глины,  в которых хранят отходы бурения, называют страшноватым словом «шламохранилища».  На картинках, в окружении буйной растительности - неглубокие  прямоугольные «чеки», вымощенные  полиэтиленом, заполненные полностью или частично, жидкой глиной.

- При бурении монолитных пород невозможно  обойтись без  «смазки», которая охлаждает и оберегает алмазный инструмент от быстрого  износа, - рассказал профессор Бочаров. 

В канун Дня геолога корреспондентам интернет-газеты «Время Воронежа» довелось побывать в лагере геологов и наблюдать:  в обсадной  трубе постоянно циркулирует жидкость, которую по виду и даже на ощупь  можно принять за масло. Но это не масло, а  суспензия, состоящая из воды и специально подготовленной глины.

По мере работы  в суспензию попадает и порошок  добываемой породы – но его  считанные доли процента.

- При геологоразведке в Воронежской области используются самые распространенные - каолиновые глины, - рассказал Бочаров. - Отстоявшуюся воду возвращают в буровой цикл. Глина остается  на дне хранилища и впоследствии может служить качественным сырьем для  керамического производства.  За порядком в хозяйстве следит специально выделенный работник.  

Профессор Бочаров привез пробы глиняного шлама для  университетской лаборатории. И предложил поделиться ими с каждым, кто захочет произвести альтернативное исследование.

Как их называют в народе, «кислотовозки»

«Антиникелевая фракция»  в Общественном совете  щедрым предложением Бочарова не заинтересовалась, но почему-то высказала убеждение, что  кроме глины  и воды, в «буровом цикле» используется щелочь.

-  В районе участков неоднократно замечали машины,  называемые кислотовозками, - поделилась наблюдением психолог Ирина Дмитроченкова. 

Депутат облдумы  Сергей Почивалов  ставший  уже почти профессионалом в сфере горнодобычи,   очень удивился, услышав, что  машины, перевозящие едкий натр, называются  кислотовозками.

-В  народе машины для перевозки жидкостей называются немного по-другому.

И сказал, как называются, несколько смутив присутствующих.

А  мы снова вспомнили картинку с буровой. Мы стояли и снимали работу бурильщиков  под тентом бурильного станка минут сорок.  Геологи доставали  застрявший бур из трубы  и работали, голыми руками, без всяких рукавиц. А  трубы – что стало бы со стальными трубами, если бы по ним текла щелочь?  

- Это вещества пятого, низшего класса опасности.  То есть,  их можно  даже   просто выкладывать на грунт  – и никакого реального вреда природе  не будет, - сказал Почивалов.

Редкий случай, когда на этом  выводе споры закончились.

Химия и жизнь

Участники заседания успели обсудить состояние водной среды в восточных районах Воронежской области,  перспективы программы «Чистая вода» в Новохоперском районе,  а также  пугающую серию заморов рыб. Как выяснилось, здесь тоже ни никель, ни  щелочи не при чем.  Главный виновник – сероводород, которого особенно много в Воронежской области.

На заседании прозвучало множество новых терминов и не всем понятной информации. И члены Совета  приняли единодушное решение: на следующее  заседание пригласить специалиста-химика. Тех знаний, которыми  они обменялись на этом заседании, оказалось явно не достаточно.

Следующее заседание состоится  осенью.  Как известно, перерыв в работе  Совета по никелю совпадают с думскими каникулами. 

Автор: Лев Рыбкин

 

10:37 27.06.2016