«В Воронеже педофил может купить себе ребенка за 500 тысяч рублей»

Жительница Воронежа Анна Левченко полгода назад открыла свой блог в Интернете, где стала публиковать информацию о педофилах, которых ей удалось выявить в бескрайней сети Интернет. Она регистрируется на сайтах, где общаются педофилы, знакомится с ними, узнает, кто они и откуда, а затем всю информацию передает в правоохранительные органы. На прошлой неделе Анна стала помощником Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова, а на днях встречалась с президентом России Дмитрием Медведевым, с которым говорила о проблеме, которой сейчас занимается. Мы пообщались с Анной Левченко, когда она вернулась в Воронеж.

-Давайте начнем с очень актуальной сейчас темы о химической кастрации педофилов. 12 июля Дмитрий Медведев внес в Госдуму законопроект «об усилении ответственности за преступления в отношении несовершеннолетних», где прописана возможности применять медицинские средства для кастрации. Как вы относитесь к этому?

- Мне кажется, что данная мера вряд ли себя оправдает, так как педофилия – это психолого-психиатрическое, а не физиологическое отклонение. Но кроме этого есть вопросы технического характера. Кто будет следить за исполнением решения суда, который вынес постановление о применении к преступнику специальных мер медицинского характера? Пока педофил сидит в тюрьме, его можно контролировать. А когда он выйдет на свободу по УДО, согласившись на кастрацию вместо реального тюремного срока? Химическая кастрация – это укол, который действует всего три месяца. По истечении этого срока процедуру нужно повторять. И куда педофилы должны будут ходить на уколы? В поликлинику по месту жительства? Лично я слабо себе представляю очередь из педофилов перед процедурным кабинетом поликлинике. И кто будет следить за тем, что этот укол действительно сделают, а не выпишут за взятку соответствующую справку? Кроме того, пока не известно, не усугубит ли химическая кастрация расстройство психики педофила. А вдруг мы получим армию разъяренных маньяков? На эти вопросы должны ответить квалифицированные специалисты.

-Вы занимаетесь выявлением педофилов по всей России, на фоне всей страны Воронежская область как выглядит?

- Вообще регион у нас в этом плане опасный. Могу с уверенностью сказать, что в Воронежской области педофил, если захочет, купить ребенка сможет без проблем. Стоит ребенок, как хорошая иномарка – от 500 тысяч рублей. Эта большие деньги, но и покупают детей в основном люди высокопоставленные, а не представители среднего класса. Они дорожат своей репутацией, им дешевле купить одного ребенка навсегда, нежели искать каких-то случайных детей, рискуя при этом быть разоблаченными.

- Что это за дети, откуда они берутся?

- Чаще всего это беспризорники, которых педофилы отмывают, откармливают и некоторое время воспитывают. Либо это дети из неблагополучных семей. Кроме того, сейчас активно идет ввоз детей на продажу с Украины и из Молдавии.

- А каков средний возраст детей, которых продают педофилам?

- Средний 7-11 лет, причем, в основном мальчики.

- Почему?

- Потому что движение бойлаверов, то есть мужчин, которые любят мальчиков, сейчас активно популяризируется в интернете, в его продвижение вливаются огромные деньги. На сайтах бойлаверов пишут, что быть педофилом – нормально, и таким образом провоцируют людей на преступление. Человек, который просто фантазировал на эту тему, прочитав такое, идет и совершает преступление, даже если у него до этого были какие-то моральные ограничения. После посещения таких сайтов, все внутренние преграды разрушаются.

- Скольких педофилов вы смогли найти в Воронеже?

- Двоих. Один – Михаил М. Это нашумевший случай, про него писали все воронежские газеты. Этот человек до сих пор на свободе. Следствие по его делу фактически приостановлено, хотя там доказательств более чем достаточно. Второй педофил – Вадим, живет в районе ВАИ. В моем блоге даже есть его фотография. Есть неподтвержденная информация, что он торгует детьми, но правоохранительные органы, насколько мне известно, им вообще не занимаются.

- Почему? Следователи просто ленятся или есть какая-то объективная причина?

- Это абсурд, но у нас представители Следственного комитета абсолютно не владеют компьютерной грамотностью, для них просто в интернет выйти – большая проблема. Они просто не умеют собирать информацию о человеке в интернете, считают, что это очень сложно. Более того, они толком не знают, как квалифицировать электронные доказательства. Не мне же их этому учить! Следственный комитет сам должен сам заняться обучением своих сотрудников компьютерной грамотности. Тут нужно отметить, что соответствующие методики разработаны, но следователи в регионах с ними просто не знакомы.

- А в Москве ситуация другая?

- На уровне рядового районного Следственного комитета то же самое. Там такие же проблемы, как и везде.

- За полгода деятельности в интернете, скольких педофилов вы разоблачили?

- Около восьмидесяти.

- И скольких удалось посадить?

- Ни одного. Все факты находятся на стадии проверки, ведь после моих изысканий к делу должны приступать профессионалы из правоохранительных органов, а вы же сами понимаете, как «хорошо» они могут работать. У меня в блоге подробно описана просто вопиющая ситуация с одним мужчиной из Саратова. Он не просто сам педофил, он открыл сайт с детской порнографией, он занимается торговлей детьми. И что? Ничего! Тишина!

- А много у вас за это время появилось добровольных помощников?

- Думаю, что около тысячи. Ко мне на электронную почту каждый день приходит по 300 писем. Кто-то хочет просто поддержать, кто-то рассказывает о своих проблемах и просит помощи, кто-то присылает конкретные факты, например, о детских порнофотографиях в соцсетях. Я даже не успеваю сама всем отвечать, этим занимается мой помощник.

- Каков средний возраст тех людей, которые предлагают вам свою помощь?

- Нет какой-то определенной возрастной категории. И молодые люди пишут, и взрослые, у кого есть маленькие дети, они таким образом хотят защитить своего ребенка. Пишут юристы, психологи, журналисты… Неравнодушных людей много.

- Полгода – довольно серьезный срок для любого дела, уже можно какие-то первые итоги подводить. Вы довольны результатом своей деятельности?

- Самым большим достижением я считаю то, что удалось вопрос о педофилии в России поднять на федеральном уровне. Об этой проблеме стали много говорить. К нам присоединились некоторые депутаты Госдумы, известные адвокаты, журналисты. Благодаря тому, что проект вышел на федеральный уровень, с нами стали сотрудничать специалисты, который имеют возможность закрывать сайты с детской порнографией. Например, недавно был закрыт сайт «Право любить», в этом нам помогал совладелец российского регистратора доменных имен reg.ru Филипп Гросс. Он буквально за 40 минут выяснил реального владельца этого сайта, им оказался житель Украины. Сайт закрыли, и когда он вновь появился на новом хостнинге, Филипп сам позвонил в США глубокой ночью, вытащил владельца хостинга из постели и заставил его закрыть и этот домен. Это был первый в мировой истории случай, когда сайт был закрыт из-за пропаганды педофилии. На сегодняшний день нам удалось закрыть около таких 15 сайтов, которые в большинстве своем хостятся как раз в США.

- На прошлой неделе вы стали помощницей Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова. Это поможет вам в вашей деятельности?

- Новый статус поможет наладить взаимодействие с правоохранительными органами. Одно дело, когда приходит какая-то девочка с какой-то информацией, и совсем другое, если поступает официальный запрос от помощника Павла Астахова. На человека с корочкой реакция совершенно другая. Поверьте, если в полицию придет молодая мама и скажет – у меня есть подозрение, что моего ребенка насилуют, ее почти стопроцентно отфутболят.

- Кстати, хороший вопрос – куда идти вот таким мамам со своими сомнениями в Воронеже?

- Лучше всего сразу в областной следственный комитет. Там больше вероятность, что попадешь к тому, кто знает, как помочь.

- Есть ли какие-то общественные организации, куда можно обратиться за психологической помощью детям, которые подверглись сексуальному насилию, и их родителям?

- У нас есть всего два таких психологических центра. Один в Москве, другой в Санкт-Петербурге, но оба сейчас пока на состоянии формирования.

- А в других регионах кто работает с такими детьми?

- Никто не работает. У нас в стране такой ребенок оказывается брошенным на произвол судьбы. Более того, у нас система правосудия очень жестока к детям, подвергавшихся сексуальному насилию. Дело в том, что в процессе расследования уголовного дела, ребенка допрашивают минимум 4 раза, причем, чаще всего без психолога, что является нарушением всех норм. Следователь заставляет рассказывать ребенка обо всем в присутствии родителей, что не правильно. В США, например, ребенка допрашивают только один раз, и не в кабинете следователя, а в специальном центре в процессе игры. Психологическая травма в таком случае минимальна. У нас же многие родители не пишут заявление в полицию именно из-за того, что не хотят подвергать ребенка такой неприятной процедуре.

- В процентном соотношении, случаев, когда заявления пишут и когда не пишут, сколько?

- Согласно некоторым исследованиям, 80% случаев сексуальных преступлений против детей остаются не выявленными, о них никто не заявляет в правоохранительные органы. То есть все случаи, которые сейчас выявляются – это всего 20% от общего числа таких преступлений, это надо понимать. Это страшные цифры.

- Есть хоть приблизительные цифры, сколько всего педофилов в России?

- Согласно данным американских социологов, в России около 300 тысяч педофилов спокойно разгуливают по улицам. В США – 600 тысяч педофилов на свободе, в Германии – 200 тысяч.

- Какие у вас планы на ближайшее будущее?

- Сейчас первоочередная задача – создание сайта с базой педофилов по всей России. Я одна могу хоть еще 150 педофилов найти, но в масштабах страны – это капля в море. Нужно выстроить такую схему, с помощью которой преступление можно будет отследить от момента его совершения до суда. И самое главное, должна быть создана серьезная система предупреждения сексуальных преступлений против детей. Было бы не плохо при этом взять за основу американскую систему. Там, педофил, отсидевший в тюрьме, должен прийти в полицию и отметиться в базе своего штата, которая доступна для всех. Такая же схема действует, если педофил меняет место жительства – нужно прийти и отметиться. В итоге любая мать может зайти на сайт и посмотреть – вот в мой район переехал педофил, вот его адрес, вот номер его машины, вот его фотография. Примерно такую базу мы сейчас делаем, но, к сожалению, своими силами, без государственной поддержки.

Кроме этого, совсем недавно на встрече президента с молодежью, в которой я принимала участие, обсуждался вопрос о создании всероссийского мониторингового центра, специалисты которого будут выявлять детскую порнографию в Интернете, просматривать сайты, на которых собираются педофилы, принимать жалобы от родителей и так далее. Дмитрий Медведев поддержал идею организации такого центра, и, надеюсь, он будет создан в самое ближайшее время. Скорее всего, я этот центр возглавлю. Так что работы у меня сейчас будет очень много.

- Удачи вам!

- Спасибо!  

Автор: 
Ирина Маслова
13:02 14.07.2011