Воронеж. Сколько ни кричи «ура!», во рту сладко не станет

Воронеж. Сколько ни кричи «ура!», во рту сладко не станет

Мы больше не говорим, что наша национальная идея – это патриотизм. Хуже: мы ее реализуем 


 

В минувший выходной  я наблюдал не только садовую феерию в  Центральном парке, но и некое действо в  Парке патриотов, которое  погрузило меня в недоумение на целых двое суток.

С 10 утра там  играли бодрые марши и стояли на плацу курсанты, несколько групп школьников  в военизированной форме и класс юных кадетов. Вокруг ходили похожие на человека-амфибию  аниматоры в  форме  летчиков-истребителей, демонстрировались  образцы стрелкового оружия.

Ученики воронежского лицея №2 пришли в морской форме своего военно-патриотического клуба.  Лица у них, однако, были  кислыми.

- Чего не радуетесь, орлы, вы же вместо школы отдыхаете в парке! – хотел подбодрить я патриотическую молодежь.

- Да, если бы! Нас сначала два урока в школе продержали, а потом сюда пригнали.

- А зачем?

Ребята не знали – вроде какой-то патриотический праздник.

Выяснить суть происходящего было и впрямь непросто. Ведущий  время от времени только объявлял о работе мобильного пункта отбора граждан на  службу по контракту, о работе  лазерного тира. Еще о номерах армейской самодеятельности – звучали песни какого-то неслыханного репертуара, без рифм и ритма (есть же у нас прекрасные военные песни, почему бы их не петь, товарищи?).

Неважно, что меня здесь держало. Важно, как мне мучительно было наблюдать страдания школьников, которые устали стоять, ужарились на солнце, а главное – изнывали от скуки. Они корчились, меняли позы, закатывали глаза. Только кадеты стояли строгой когортой.

Я-то себе развлечение нашел. Зашел в палатку по отбору  в службу по контракту и с удивлением увидел  серьезный интерес к контрактной службе. В палатку заходили студенты, вчерашние солдаты,  даже девушки. За неполный час капитан зафиксировал 30 обращений и принял 6 заявлений. Да! Армия хочет видеть в своих рядах профессионалов, которым можно доверить дорогостоящие «Арматы» и потому не жалеет денег на жалованье, надбавки, жилищные сертификаты, льготы и прочее, чего так стремительно лишается наша гражданская жизнь.

Почему-то никто не говорил о романтике армейской жизни, а слово «патриотизм» в палатке не прозвучало ни разу.

Но как только я вышел  из палатки –  оно полилось из всех громкоговорителей. Про патриотизм пели и даже плясали.

Дети уже разбрелись по парку. Кроме кадетов. Их  строго караулил наставник: стойкие оловянные солдатики кренились вбок от усталости, но строя не нарушали.

Вскоре ведущий собрал детей объявлением: «Ожидается приезд губернатора Алексея Гордеева и главкома Воздушно-космических сил Виктора Бондарева». Объявили раз, другой – нет главкома с губернатором. Дети опять начали расходиться. Наконец, через два часа главком Бондарев приехал – правда, без губернатора, зато с  партией свежих детей. 30 учеников Петропавловской средней школы  привезли за 200 километров, чтобы здесь, в парке они дали торжественное обещание юнармейца. Главком Бондарев, как выяснилось,  сам родом из Петропавловки, и  поэтому присяга была принята на самом высоком уровне.  Было торжественно, даже трогательно, хотя, думается, место для произнесения нехитрых слов  можно было найти и  поближе для ребят.

Но главком привык передвигаться на  истребителях, для него 200 километров – это 2 минуты лета. А  ребятам предстоял  обратный путь тоже в 200 км, и даже выдохшиеся школьники-матросы смотрели на них сочувственно.

Совершенно очевидно, что  все мероприятие, несущее  огромный воспитательно-патриотический заряд, предназначалось для главкома и сопровождавших его чиновников.  Возможно, временная нехватка патриотизма случается и у главкомов.

Зато я стал свидетелем возрождения на воронежской земле  движения, которому сам когда-то отдал посильную дань.  Но для меня путь в Юнармию не был столь мучительным и бессмысленным - я просто бегал с деревянным автоматом и кидал деревянные гранаты. Поэтому из меня не удалось вытравить патриотизм, как это сейчас на моих глазах чуть не сделали с нынешними школьниками.  Я по-прежнему люблю Родину и  готов ее защищать ее - возможно, даже с железным автоматом в руках.

Просто с годами я научился отличать Родину от Государства, а Государство - от  отдельных чиновников.

Почему-то именно самым бесталанным, нечутким, нетворческим чиновникам отдают на откуп тонкое дело патриотического воспитания.  Иначе чем объяснить, что мы за 25 лет новой истории так и не придумали своих, постсоветских форм воспитательной работы, а теперь возрождаем: пионерию («Движение школьников»), Юнармию, а теперь на государственном уровне собираемся  отметить 100-летие комсомола –  и  уже готовы «взять все лучшее, что было у ВЛКСМ».

Даже не так. Все, что придумывали  эти 25 лет чиновники, настолько напоминало  затеи советских времен, – только в  худшем, наиболее нелепом варианте, - что мы плюнули и просто вернули советскую «классику».

А в Центральном парке тем временем разворачивалась бесконечная феерия цвета, играла хорошая музыка и ходило множество людей, счастливых  жить в нашем чудесном городе и быть согражданами создателей такой  красоты.   

Автор: 
Александр Саубанов
17:50 13.09.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Что Вы хотите? Российский чиновник - не человек. А не человек - с трудом понимает людей, собака лучше понимает людей.