Воронеж: «Поллитру? Вдребезги? Да я тебя…»

Воронеж: «Поллитру? Вдребезги? Да я тебя…»

Региональные власти готовятся к  половодью контрафактной водки 

Вроде не самая важная тема – но все основные СМИ региона сообщили о ней с подобающей деловитостью: в Воронеже будет организован склад по хранению конфискованного алкоголя.

Как минимум, эта информация говорит о том, что власти  не собираются победить  контрафактный алкоголь в ближайшее время. Наоборот, готовятся к его наплыву, оборудуя большое, сухое и прочное хранилище.

20 лет победоносных поражений

Коллеги  написали  сообщения с явной похвалой властям: молодцы, теперь  есть куда теперь свозить  гадость неподакцизную.

И только такой вдумчивый аналитик, как я, задумался: а на хрена?  Ведь как-то раньше  на Руси жили без этого склада? Неужели нам в разгар кризиса  некуда вкладывать деньги, кроме как в  музей русского «левака»? 

Я  20 лет – с тех пор, как мои знакомые до слепоты отравились  фальшивой водкой, - слежу за борьбой государства с алкогольным контрафактом.  За эти два десятилетия в организацию контроля за рынком  вложены  сотни миллионов долларов, в нем задействованы правоохранители, ученые, чиновники, и даже, что греха таить, журналисты.

В итоге этой тяжелой борьбы  доля алкоконтрафакта в обороте поднялась с 30 до 60%.

Если б мы не боролись,  доля контрафакта была бы меньше, но не намного. Явно где-то в этом круговороте спирта в природе есть звено, которое мы до сих пор не вывели на чистую воду. Не охватили контролем, не осветили прожектором гласности.

Похоже,   что это звено  - склад алкогольного конфиската.

Подумайте сами. Мы слышим и видим столько сообщений  об уничтоженных санкционных сырах, персиках, мясе и колбасе, даже сале! Бульдозеры, печи, надгробные речи чиновников…  Найдут наши  доблестные  контролеры на рынке ящик  турецкой клубники – и тут же дают картинку ее сладкой казни. Журналистов привычно, как на деловой завтрак, приглашают на сжигание конопли.  

А слова «уничтожение  алкоголя» мы по-прежнему понимаем лишь как синоним большой пьянки.  

Все уже  уничтожено до нас

В  принципе, согласно  пока еще действующим рекомендациям  Росалкогольрегулирования, алкогольный  конфискат должны сжигать. Или перерабатывать в «незамерзайку». Или,  разбавив водой (чтобы не  уничтожить флору и фауну канализации),  сливать в огромный унитаз.  Или – выбрасывать в пропасть. В последнем случае могу ошибаться.

В Воронеже конфискат, по информации пресс-службы ГУВД,  главным образом  вывозится неким спецпредприятием Росспиртпрома на полигоны за пределы региона. Но, прежде чем «товар»  отгрузят, алкоголь может неделями и месяцами находиться  по месту конфискации.

А может и больше -  ведь уничтожить водку стоит немалых денег: порядка 10 рублей за литр, что нашему дотационному бюджету обходится все болезненнее.

Мой сосед, почти 40 лет проработавший в юстиции,  друживший с тремя  поколениями силовиков, рассказывал:

-  В советские времена какой конфискат был? Не было никакого конфиската. Ну, изымет участковый самогона полведра у бабушки и выльет  тут же в раковину.  Это если  плохой самогон. А хороший выливать не станет, унесет «на анализы». Потом на анализы  стали уносить  тоннами. Какие склады? Не надо никаких складов. Все с колес рассовывали по торгашам.  У одних торгашей отбирали, другим отдавали на реализацию, что-то себе оставляли. Процесс шел!

Ничто не вечно под акцизом

Да, новый склад теоретически может остановить поток криминального вторичного оборота. Но никто не знает, сколько у нас спиртного  в «левом контуре» И во что многострадальному бюджету обойдется его уничтожение. Может, дешевле оставить все, как есть?

Есть и другие проблемы, утверждает мой сосед Палыч:

- Вся водка, весь коньяк сегодня- на синтетическом спирте.  Один только ставропольский коньяк настоящим и остался. Ребята конфисковали пять ящиков и потихоньку сами уничтожают – по праздникам или там после работы по стаканчику.

- А почему бы им не сделать русский бизнес –продать  фальшивую водку и купить на вырученные деньги настоящую?

- Не получится! Они же прекрасно знают: в магазине – то же самое.  Говорю же, химической разницы между правильной и неправильной водкой  больше нет. Две бутылки различаются просто: с одной уплачены акцизы, с другой – нет.

А вообще, как сказал Палыч,  бутлегеры- оборотни  больше всего боятся не государственных складов. А человека с самогонным аппаратом. Вот  кто сокрушит  и  подпольный, и государственный оборот! И ЕГАИС, и склады окажутся бессильны против него.

- И тогда снова  пойдет участковый  к самогонщику, -  пророчит мудрый Палыч. -  И будет плохой самогон выливать  в раковину, а хороший отправлять на анализы. И история повторится… 

Автор: 
Александр Саубанов
14:35 31.05.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.