Закон развяжет руки воронежским садистам

Закон развяжет руки воронежским садистам

Адвокат Станислав Рывкин рассказал о возможных последствиях декриминализации семейных побоев


 

Во вторник, 31 января, комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству поддержал законопроект о декриминализации домашнего насилия. Теперь осталось дело только за подписью президента.

Ранее депутаты Госдумы практически единогласно приняли законопроект во втором чтении. Только один парламентарий выступил «против», а два воздержались.

Предполагается, что побои в отношении родственников перейдут из уголовного кодекса в административный. То есть семейный дебошир отделается штрафом. Правда, речь идёт только о случаях, когда побои были нанесены впервые. При рецидиве любителям «показать силу» придётся отвечать по всей строгости уголовного законодательства.

Авторы законопроекта объясняли инициативу тем, что летом 2016 года были декриминализованы побои, совершённые в отношении чужих людей впервые. Получается, что бить родственников  - уголовно наказуемое деяние, а бить незнакомцев – административное. Депутаты и сенаторы посчитали такой подход несправедливым и поспешили устранить упущение. После принятия законопроекта меры ответственности станут одинаковыми для всех.

О том, как инициатива может отразиться на российских семьях, интернет-газета «Время Воронежа» поинтересовалась у эксперта. Своими выводами поделился известный воронежский юрист Станислав Рывкин.

Эффективных мер по защите потенциальных жертв домашнего насилия нет

- Каково ваше личное отношение к данной законодательной инициативе?     

- Честно говоря, неоднозначное. С одной стороны, действительно, наказание не должно быть избирательным. Оно должно быть одинаковым, что в семье, что за ее пределами. Сейчас же ситуация такова, что за нанесение побоев родственник жертвы может сразу получить срок, в отношении же всех прочих категорий лиц побои декриминализованы.

С другой, по факту домашние насильники привлекаются к уголовной ответственности не в пример реже других, а их жертвы защищены на порядок слабее. В провинции, например, битье - норма жизни. По данным Amnesty International, в России ежегодно от рук мужей гибнет 13 - 15 тысяч женщин, а 30 - 40 тысяч каждый день терпят побои.

В отсутствии выстроенной системы противодействия домашнему насилию угроза применения уголовной ответственности служит превентивной мерой. После того, как изменения начнут действовать, эта мера исчезнет.

Да, существует возможность привлечения насильника к уголовной ответственности в случае рецидива. Но, у вас есть уверенность, что женщина, пожилой человек или ребенок после первого же случая побежит жаловаться? Или, что этот первый случай не сделает жертву инвалидом? Или, даже, не лишит ее жизни? Соответственно, действовать здесь надо, исходя не из теории, а из вполне конкретной практической ситуации и руководствуясь главным принципом - «не навреди».

На мой взгляд, прежде, чем отменять уголовную ответственность за побои в семье, необходимо разработать и внедрить целую систему мер по защите потенциальных жертв семейного насилия. Включая, например, принятие специального закона о профилактике бытового насилия, налаживание эффективной работы правоохранительных органов и так далее.

- Можно ли предположить, что декриминализация развяжет руки домашним садистам?

- Думаю, до определенной степени развяжет. Не скажу, что уголовная ответственность за домашнее насилие - панацея. Но и отрицать, что возможность быть привлеченным к уголовной ответственности, является неким сдерживающим фактором, по крайней мере, для части потенциальных насильников, глупо. Теперь же этот ограничитель снимается.

Законодатели предпочитают правовой популизм кропотливой работе

- Депутаты основывались на том, что так называемый закон «о шлепках», принятый летом 2016 года, подразумевает уголовное преследование родителей за «шлепок в воспитательных целях». Сталкивались ли вы на практике со случаями, когда родителей реально привлекали к уголовной ответственности?

- Чтобы кого-то привлекли за шлепок? Не сталкивался ни я, ни адвокаты нашей конторы. Подобные случаи, разумеется, возможны, но на практике исключительно редки. Во-первых, наши правоохранительные органы как-то не сильно возбуждаются и в гораздо более серьезных случаях. Во-вторых, нужно признать, что семейное насилие у нас социально одобряется. Если верить соцопросам, более половины россиян шлепки, подзатыльники и наказание ремнем в отношении детей считают нормой, и только около 2% - преступлением.

Если патриаршая комиссия по вопросам семьи заявляет, что физические наказания детей не противоречат Священному Писанию, то что уж говорить о рядовом «прихожанине».

При этом хочу заметить, что любимый довод сторонников закона о преследовании за шлепок, мягко говоря, некорректен. Побои – это далеко не всегда и не просто шлепок, а, зачастую, нанесение множества ударов. И если человеку "повезло" и он не схлопотал от близкого, к примеру, сотрясение мозга или перелом, причиненный ему вред будет квалифицирован как побои.

- Сенатор Елена Мизулина в одном из интервью заявила, что родители опасаются необоснованного вторжения в семейные дела надзорных ведомств, когда из-за ссадины или синяка ребёнка в семью может прийти проверка. Другими словами, в России началась так называемая «ювенальная эпоха». На ваш взгляд, обоснованы ли опасения сенатора? Настолько ли не защищена российская семья?

- Ничего плохого не вижу в том, что из-за ссадины или синяка в семью может прийти проверка. Ключевое слово здесь «может». Важно, чтобы результат этой проверки был адекватным. Вот, на Ваш взгляд, возможность такой проверки дает дополнительные гарантии защиты прав ребенка? И разве это плохо? Следовательно, нужно работать над тем, чтобы подобные проверки проводились лишь при наличии к тому оснований, а их проведение не сопровождалось бы головотяпством, перекосами или злоупотреблениями. Тем более, что ситуация с правами ребенка у нас явно оставляет желать лучшего.

И, если среднестатистическая российская семья не так, чтобы сильно, защищена у нас от чиновничьего или судебного произвола (как, собственно, от него не гарантирован никто), то жертвы семейных насильников не защищены от них несоизмеримо больше.

Следовательно, перефразирую известную фразу булгаковского героя: «разруха у нас не в законах, а в головах». То есть, в применении этих законов. Наши горе-законодатели практически всегда идут по легкому пути, предпочитая кропотливой системной работе правовой популизм. Ведь давно известно, что к желаемому результату приводит не ужесточение или ослабление наказания, а его неотвратимость. Вот у меня вопрос: станет ли в данном случае наказание более неотвратимым? Ответ - нет! Да, закон предусматривает возможность привлечения насильника к уголовной ответственности в случае рецидива. Но давайте поинтересуемся у психологов, занимающихся данной проблемой - как ведут себя жертвы семейных насильников? Они нам скажут, что даже однократное подобное насилие может сломать слабого человека, сделать его потенциальной жертвой, и он никогда не будет жаловаться. И психологическая природа данной ситуации такова, что человек до насилия и после – два разных человека.

Гуманизация законодательства позволит сэкономить на колониях

- В целом в последние годы эксперты отмечают гуманизацию законодательства. С чем, на Ваш взгляд, это связано?

- С точки зрения теории, гуманизация законодательства подразумевает реформирование уголовного закона и правоприменительной практики, и направлена на повышение уровня безопасности человека, обеспечение равенства и справедливости в сфере правоприменения, соразмерности наказания и противоправных деяний. Обычно она расширяет основания, дающие право на освобождение от уголовной ответственности, создает условия для замены реального лишения свободы альтернативными мерами наказания, в том числе условным наказанием, штрафами, исправительными работами.

Соответственно, гуманизацизация (и декриминализация, как ее составная часть) избавляет, например, «однажды оступившихся» от неадекватно тяжелых последствий уголовного дела.

И потребность гуманизации российского законодательства, на мой взгляд, очевидна. Опять же гуманизация уголовного законодательства и правоприменительной практики — один из мировых трендов последнего времени.

Однако, здесь надо признать, российское государство никогда не отличалось сверхгуманным отношением ни к гражданам вообще, ни к обвиняемым или заключенным, в частности.

Поэтому, думается, истинные причины этого процесса - финансово-экономические. Так, количество заключенных, содержащихся в российских исправительных колониях и следственных изоляторах, невероятно высоко. При этом, далеко не все из них совершили деяния, за которые стоило бы лишать свободы. И все они содержатся за государственный счет. А присуждение выплаты штрафа или исправительных работ изменяет ситуацию на 180 градусов. Бюджетные траты заменяются бюджетными поступлениями.

Сторонники декриминализации ряда уголовных статей говорят также, что это позволит разгрузить суды, позволит следователям сосредоточиться на более опасных преступлениях.

Однако, скажите мне, стоит ли стремиться к достижению означенной цели ценой многих психологических травм, здоровья, а то и жизней наших и без того не сильно защищенных граждан?

Автор: Александра Дроздова

 

 

 

 

 

15:30 31.01.2017

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.

Читайте также