Дмитрий Ендовицкий: «Мест в воронежских вузах вдвое больше, чем выпускников школ»

Дмитрий Ендовицкий: «Мест в воронежских вузах вдвое больше, чем выпускников школ»

Ректор ВГУ – о демографической яме, грязной конкуренции и мнимой доступности высшего образования


 

В последние дни ректор Воронежского государственного университета Дмитрий Ендовицкий сделал ряд жестких заявлений, касающихся положения дел в высшей школе. Интернет-газета «Время Воронежа» обратилась к профессору Ендовицкому с просьбой дать некоторые пояснения по поводу этих заявлений. Но разговор вышел за рамки заявленной темы.

- В своем блоге на «Абиреге» вы заявили, что ряд воронежских вузов ведут грязную конкурентную борьбу. Какие факты подвигли вас к этому заявлению? Может ли вузовское сообщество этому противостоять, или только каждый в одиночку?

- В блоге я представил далеко не полный список технологий – законных, полузаконных, грязных – с помощью которых некоторые вузы ведут борьбу за абитуриента. Борьба очень жесткая, может быть, даже более жесткая, чем в реальном секторе экономики. Может ли что-нибудь сделать вузовское сообщество? Может - подписать некий пакт о ненападении и соблюдать его. Нам в этом отношении хорошо помогала Федеральная антимонопольная служба, которая занимается соблюдением прав хозяйствующих субъектов и следит за чистотой конкурентной борьбы.

Но есть ряд технологий, не подпадающих под компетенцию ФАС: черный пиар, вбросы грязной информации одного вуза про другой.

На самом деле проблема не столько воронежская. Она распространена по всему вузовскому сектору РФ. Здесь необходимо создание инструментов третейского мониторинга. Я думаю, что в эту приемную кампанию нам будет помогать в этом вопросе департамент образования, науки и молодежной политики области. Мы попросим его вмешиваться в случае возникновения спорных моментов, чтобы не доводить ситуацию до абсурда.

Еще раз подчеркну, что у воронежского вузовского сообщества в целом получается проводить приемную кампанию в пределах нормы. Например, прошлая кампания не сопровождалась большими скандалами, надеюсь, и в этом году будет так же.

- Вы говорили о том, что некоторые вузы демпингуют, снижают плату за обучение студентов по сравнению с конкурентами…

- Это самое страшное.

- Хочется узнать – а как они компенсируют свои денежные потери? За счет чего? Ведь экономику не обманешь.

- За счет качества. Уменьшается академическая мобильность студентов и преподавателей, ухудшаются материально-технические условия обучения, идет экономия на серьезных исследованиях, меньше внедряются инновационных технологий в образование. В итоге страдает сам студент.

- Еще одна проблема. В последние годы в стране и в регионе сложился своего рода баланс: число выпускников школ равняется числу мест в вузах. Но если высшее образование делается таким доступным, можно ли считать его действительно высшим?

- Что касается демографической ситуации: в этом году в Воронежской области школы выпустят примерно 9,5 – 10 тыс. человек. А мест в воронежских вузах – около 18 тыс. Почти в два раза больше. Поэтому привлечь абитуриента можно только за счет очень сильного бренда вуза, очень высокой академической репутации – тогда в этот вуз поедут ребята из-за рубежа и других субъектов Федерации. Только так можно исправить ситуацию по Воронежской области. Но надо отдавать себе отчет в том, что мы еще не дошли до дна демографической ямы.

А что касается доступности высшего образования… По моему убеждению, эта доступность подошла к критической точке. Это уже вредит и обществу, и экономике. У нас нет дифференцированного подхода, как на Западе, где существует многоуровневая система образования. И наша доступность образования приводит к тому, что на рынке оказывается огромное количество выпускников, не обладающих компетенциями необходимых работодателю. Это большая проблема. И я выступаю за административное ее решение, когда государство устанавливает вузам порог поступающих по минимальным показателям ЕГЭ.

- Поясните, пожалуйста.

- Ну, вот допустим: министр образования объявляет, что для серьезного вуза пороговое значение среднего балла ЕГЭ должно быть не менее 60-ти. А по прошлой кампании мы видим, что в ряде воронежских вузов на инженерно-технические направления брали студентов со средним баллом – 40. Это меньше «тройки». То есть – лишь бы только студент пришел, лишь бы он заплатил деньги. Эта практика ведет в тупик.

- На днях областная Торгово-промышленная палата по результатам очередного анкетирования объявила, что воронежский бизнес испытывает острую нужду в кадрах. О дефиците кадров регулярно говорит и губернатор  Алексей Гордеев. Получается, отсутствие кадров вызвано в том числе и тем, о чем вы говорили выше?

- Да. Но есть и другая сторона вопроса. К сожалению, у нас отсутствует популяризация рабочих специальностей. Сейчас самый большой дефицит – в высококвалифицированных рабочих и специалистов со средним специальным образованием. Их не хватает во всей оборонке. Средний возраст персонала наших космических предприятий близится к 60-ти годам. Это катастрофа. Что будет дальше. Конечно, на маленькую заработную плату современный молодой человек не пойдет. Да и руками работать далеко не каждый хочет.

Хотя мы видим, как возрождается Воронежский авиационный завод, и ему требуются специалисты. Но для этого нужны целевая программа удержания, мотивации молодых людей.

- Пресса регулярно сообщает о высоких местах ВГУ в российских и международных рейтингах. А эти места дают какие-то преференции? Или, напротив, накладывают дополнительные обязательства?

- Обязательства – безусловно. Вылететь из рейтинга проще простого, попасть туда – очень сложно. Почему ВГУ единственный из вузов Черноземья находится в самых престижных международных рейтингов? Потому что у нас высокая академическая репутация. У нас огромное количество выпускников, которые занимают топовые позиции в своих отраслях, и они не стесняются рекламировать свою альма-матер. Это очень лестно. Но снижать качество образования и публикационную активность мы не имеем права, потому что ни один вуз не стоит на месте. Каждым серьезным вузом разрабатываются специальные стратегии продвижения в международном рейтинге, и все стараются подняться повыше.

А что касается преференций: несколько дней назад к нам обратилась крупная индийская консалтинговая компания, которая занимается рекрутингом абитуриентов из Индии в известные зарубежные вузы. Как они о нас узнали? Да очень просто: посмотрели международные рейтинги, и увидели, какое место занимает в них ВГУ.

То есть,  любой рейтинг – это маяк для абитуриентов и их родителей. И, безусловно, маяк для бизнеса: если вуз попал на радары международных рейтинговых агентств, значит, у него все хорошо с качеством образования, в нем ведутся исследования, и с ним можно иметь дело. И еще, буквально недавно руководство Минобрнауки России решило прямо учитывать места в рейтингах при получении дополнительного финансирования вузов. Отсюда вывод: выше рейтинг – больше денег на развитие.

- Вы – один из сопредседателей областного оргкомитета по подготовке и проведению мероприятий, посвященных столетию революции в России. Насколько понимаю, отмечать тут нечего – это не праздник. Но есть какие-то уроки тех событий, которые могли бы быть полезными нашим современникам?

- Главное, мне кажется, в том, что нельзя замалчивать свою историю. Как только мы что-нибудь пытаемся замалчивать – вырастает поколение, не знающее своей истории, а это, как показывает опыт, чревато потрясениями. Мы должны нести знания в массы, поэтому оргкомитет планирует провести огромное количество просветительских мероприятий. Уверен, что это будет полезно. Мы должны вывести школьных учителей из ловушки. Они ведь не знают, как трактовать события столетней давности, какие давать оценки.

Мы должны уйти от идеологических клише и максимально достоверно рассказать о том сложном, переломном времени, в котором оказалась Россия. Другими словами, хотелось бы увести обсуждение тех событий с улиц и площадей - в аудиторию, в плоскость осмысления случившегося.

- В середине марта на базе университета прошло большое собрание с участием экспертов Высшей школы экономики и Комитета гражданских инициатив, где обсуждалась стратегия развития Воронежской области до 2035 года. Конечно, мы все надеемся дожить до этого срока. Если помечтать – какими вам представляются Воронежская область и ВГУ в 2035 году?

- С университетом, мне кажется, проще. Он ведь – как птица Феникс, сгорает и возрождается. Сколько раз университет достигал точки бифуркации. И в 1918 году, когда переехал из Тарту. И в 1942 году, когда ВГУ эвакуировали в Елабугу, а потом он не мог вернуться в Воронеж, где все было разрушено, и университет функционировал в Липецке. Я уверен: что бы ни произошло – университет всегда будет существовать и развиваться. Это вечная ценность.

Что касается региона, то, к сожалению, приходится признать: мы в чем-то Византия, очень многое зависит от первого лица. Вот появился здесь Алексей Гордеев – появилась экономическая жизнь. Что будет после того, как естественным путем произойдет ротация? Какие люди придут к руководству регионом? В византийской модели управления все зависит от первого человека.

Поэтому хотелось бы, чтобы регион был не сырьевым. Мы сильны интеллектом, высокотехнологичные продукты, которые здесь создавались, известны всему миру: видеомагнитофон, лазер, сотовая связь.

Многое, конечно, зависит и от макроэкономической ситуации: где будет Россия в 2035 году? Но у нашего региона есть все для поступательного и непрерывного развития. В первую очередь интеллектуальные ресурсы, ну и, конечно, уникальное географическое расположение. У нас все есть, чтобы мы были богаче и сильнее, например, Татарстана.

Вопрос в другом – хочет ли этого центральная власть?

- Вы полагаете?

- Думаю, многое прояснит ситуация вокруг столетия Воронежского государственного университета, которое мы будем отмечать в 2018 году. Этот вопрос будет лакмусовой бумажкой отношения к региону и со стороны правительства РФ, и со стороны Министерства образования и науки, и даже со стороны председателя партии «Единая Россия» Дмитрия Медведева, чьи мама и тетя учились на филологическом факультете нашего университета.

Этот юбилей покажет, в каком качестве нужна Воронежская область федеральной власти.

Автор: Герман Полтаев

11:20 15.03.2017

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Все это чушь полная! А как же студенты СПО и иностранцы, а так же абитуриенты из других областей РФ? Просто ПИАР!
Все уже давно поняли эту тему. И Ендовицкий - прав. Высшее образование - это не количество денег поступаемых в рогша и копыта. Высшее образование - это наше будущее. Сейчас, каждая собака, прогуливаемая по Броду, -имеет диплом. В Советские времена (а куда же от них деться - это компас), в Воронеже было порядка 10-12 Вузов. В них обучались, порядка 12 тыс.человек (может я и не точен, но порядок помню). Все выпускники были обеспечены работой по специальности. Сейчас - дипломированных высших специалистов куча - а работать на развитие науки и производства - некому. Предлагаю - все филиалы от вузов - убрать. Многие академии и университеты назвать своими именами - бурса, или профтехучилища, или - те кто достоин - техникумами. Высшее образование, должно быть доступно только для умных. Заведения, которые могут учить таких умных - должно подтвердить свой статус. Даже в ВГУ, куча неумных преподавателей. Я уж не говорю о филиалах, просто раздающих дипломы. Если скажете, что я опять балаболю, так нет - у меня есть пример моего бывшего завлаба, который производственник и которому уже 75 лет. Так вот, его с руками и ногами взяли в одну из таких рогов и копыт. Он - ктн, занимался нефтью. Сейчас читает что-то связанное с экономикой. Я у него спросил, а как вы можете преподавать науку, которая вам не близка? Ответ был простой - есть интернет, я беру лекции и все что надо оттуда. И ребята вроде бы, заняты. Чушь? - полнейшая. Ендовицкого не уважаю, но вынужден с ним согласиться. Образование и нищенское существование - это удел некоторых. Я им пою славу.