«Бомба, а не город»: девелопер Юрий Камзолов – о громких городских проектах

«Бомба, а не город»: девелопер Юрий Камзолов – о громких городских проектах

Глава строительной компании «СМУ-95» рассказал о перспективах развития Воронежа и собственного бизнеса

В Воронеже компания «СМУ-95» бизнесмена Юрия Камзолова известна как подрядчик строительства масштабных проектов: ТЦ «Солнечный рай», «Европа» на левом берегу и, конечно, отель Mariott на проспекте Революции. Также бизнесмен заявлял о планах по реновации  бывшей типографии «Коммуна» и освоении Петровской набережной. О том, как развивается город и бизнес в нем, девелопер поговорил с обозревателем «Времени Воронежа».

О городских пространствах

– Сейчас снова активно обсуждают сценарии развития Петровской набережной.  Вы говорили, что готовы стать якорным инвестором по развитию этой территории.

– Это было давно. Экономика скорректировалась, поэтому сейчас инфраструктурные проекты отошли на второй план.

– А что у вас на первом в таком случае?

– Сохранить коллектив и удержать компанию. Дальше двигаться и развиваться, планы – только вперед.

– Готовы ли вы в перспективе развивать этот проект?

– Мы могли бы что-то строить, участвовать. Мы же разрабатывали для Петровской набережной наш проект, который вписывался в общую концепцию развития. Она прошла одобрения, комиссии, опрос жителей. Наш проект получил даже награду на «Зодчестве». На тот момент мы готовы были реализовать этот проект, чтобы дать толчок развитию набережной.

– Вы сторонник развития этих территорий в какой концепции? Рекреационной или общественной зоны?

– Я бы хотел, чтобы это была пешеходная зона. Надо брать опыт столичных городов. В Москве создали условия, при которых не надо никуда ездить отдыхать. У них есть парки, аттракционы, скверы, зоны отдыха, люди оставляют там деньги. Это работает. Что у нас сделали? Парк «Динамо»? Ну да, хороший парк, вопросов нет. Для детей. Но он коротенький. А почему не сделать набережную? Если Петровскую набережную полностью реконструировать, это будет бомба, а не город.

– Что именно вы бы хотели там видеть?

– Там и так все мероприятия и концерты проходят. Представьте, если там появится зона фонтанов на воде. На них можно показывать видеопроекции. Представьте, сколько людей там будет! На той же набережной можно придумать какой-то ряд ресторанов на воде. Организовать там спортивную зону, и все потянутся к спорту. Начнем растить здоровое новое поколение. Нам это нужно, но это не стоит много денег, а благодарность жителей властям будет просто колоссальная.

Вот чтобы развивать там застройку, нужно подвести кучу коммуникаций. Это миллиарды. В части, которая расположена ближе к ВОГРЭСу, можно было бы сделать что-то вроде Воронеж-Сити, как Москва-Сити, деловой центр. Он туда напрашивается.

– Сейчас популярно говорить о туристической привлекательности города. Считаете ли вы, что подобные проекты могут привлечь туристов?

– Это у меня больная тема. Вот у нас есть Каменный мост. Где-то я видел, что ул. Чернышевского от Каменного моста вниз является туристическим маршрутом. Это маршрут выхода к Адмиралтейской площади. Но чтобы заявлять это как туристическую достопримечательность, надо сначала создать эту инфраструктуру. Там ни подняться, ни спуститься нельзя – нет ни нормальной пешеходной дорожки, ни лестницы.

Там же есть соседняя ул. Декабристов, которая идет к набережной от ВГУ. Она односторонняя, там есть дорожка, там есть подсветка, то есть там удобно, комфортно. Чернышевского улица не настолько загружена, она, в принципе, вообще не загружена. Почему ее не сделать односторонней снизу вверх? Сделать нормальную пешеходную зону, велозону, это же не проблема и это не стоит очень много денег. Чтобы можно было подняться спокойно и инвалидам, и пенсионерам. И привести в соответствие Каменный мост, тогда это будет нормальный туристический маршрут. Есть очевидные вещи, на которые почему-то не обращают внимания.

– Сейчас активно обсуждают реконструкцию проспекта Революции.

– Да. Его хотят гранитом замостить. А разницы нет, чем его замостить. Вопрос в другом, чтобы сделать красивым и правильным проспект Революции, необходимо убрать все коммуникации с домов и фасадов. Я даже боюсь представить, сколько это нужно денег потратить на то, чтобы это все сделать. Я знаю, что какая-то питерская компания выиграла тендер на проектирование. У меня всегда возникает вопрос, когда иногородние пытаются выиграть. Как они могут что-то сделать в городе, в котором, может быть, один-два раза были и не знают всей конъюнктуры, не знают особенностей.

О бизнесе

– Что происходит с проектом ритейл-парка в Новоусманском районе? Пока там построили только «Леруа Мерлен», о новых проектах не слышно.

– Значит, пока не время. У нас же экономическая ситуация не только в России так себе, но и в мире. Мы рассчитываем на то, что будем участвовать в реализации проекта. Мировые бренды тоже притормозили, насколько я знаю. Но никто не отказался от этой идеи. Она будет реализована.

– Считаете ли вы, что такие ритейл-парки это до сих пор актуальный формат?

– В Воронеже актуальны, потому что у нас достаточно интересная локация. Они и будут актуальны. К нам же едут не только воронежцы. Невозможно ехать на юг и не заехать. Это достаточно большой поток. Поэтому здесь будут работать мировые бренды, просто пока притормозили.

– Не хотите ли вы поучаствовать в строительстве особой экономической зоны? Не поступали вам подобные предложения?

– Если будут, я бы с удовольствием. Как только появится информация о конкретике, будем пытаться наладить взаимоотношения с новым руководителем. Нам в принципе интересен проект.

– Не могу не спросить вас о «Коммуне».

– Пока все в работе. Точно сказать, что будет с этим проектом, пока сложно.  На тот момент у нас была идея, которую мы согласовали, и мы готовы были к реализации. Но с такими курсами колебаний доллара и евро в такой проект входить это было бы гибельно. Соответственно, пока все на этапе размышлений.

Как вы оцениваете необходимость археологических изысканий перед началом строительства в центре? Насколько это дорого, насколько это мешает застройщику?

– Это дорого, это мешает застройщику. Но как показала практика на примере строительства Советской площади, там можно обнаружить много интересного. Это оправдано исторически, потому что в принципе мы должны знать, помнить и чтить свою историю. Но у компаний, которые как раз занимаются этими археологическими изысканиями, совершенно непонятный расчет стоимости. Должны быть какие-то временные рамки, показатели, должно быть оснащение более современное. Чтобы снять этот слой там все нужно делать вручную, а это время. Пока они будут делать, стройка будет стоять. Это безусловно важно и нужно, но хочется более рационального подхода к таким работам.

 О дорогах

– Вы являетесь директором инжинирингового центра при ВГТУ. Расскажите поподробнее, чем он занимается.

– У нас там целый кластер: оборудование, экспертиза, лаборатория и так далее. Этот инжиниринговый центр сейчас достаточно динамично развивается, приобретается новое современное оборудование, которое позволяет качественно осуществлять контроль за  ходом работ в дорожной сфере, в строительной сфере. Его цель – эффективный контроль проводимых работ по госконтрактам. Потому что у нас достаточно большие деньги вкладываются в развитие дорожной инфраструктуры.

– Как именно ваш центр будет контролировать подрядчиков?

– Планируем в этом году отработать эту схему. У нас полностью есть понимание с дорожным департаментом, со строительным университетом. Так же есть понимание как взаимодействовать с дорожным союзом, который недавно реформировали. У нас задача повышения статуса, популяризации отрасли, привлечения студентов в дорожную сферу.  У нас же нету студентов, которые работают в дорожной сфере, у нас вы видите, кто дороги делает? У меня большие сомнения в том, что у каждого сотрудника, работника в этой сфере есть надлежащее образование. Но это популярная профессия, она достаточно актуальна всегда. Дороги по истечении какого-то определенного срока всегда выходят из строя и их нужно ремонтировать.

– Вы считаете возможным с помощью этой лаборатории добиться того, чтобы срок службы дороги был не пять, а десять лет?

– Да. Это вопрос комплексного подхода к контролю качества проводимых работ. Хорошо, если будет некий орган, который будет контролировать и эффективно и быстро проверять проводимые работы на месте, корректировать подрядчика.

– С помощью каких полномочий вы будете корректировать подрядчика?

– На него будет влиять дорожный департамент. Многое, что еще нужно сделать и на это выделяются колоссальные деньги. Тенденция правильная, потому что дороги – это одна из основ в решении вопросов пробок.

– Вы верите в проект легкого метро в Воронеже?

– Верю, конечно. Лучше верить, чем не верить. У меня в связи с этим родилась интересная идея. На конечных станциях можно было бы делать мини-торговые центры, чтобы всем было по пути. У нас есть опыт, я бы попробовал это реализовать.

Беседовала Дарья Бородина

16:14 15.03.2019

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.