Андрей Марков: «Ни один мэр Воронежа не отработал два срока»

Андрей Марков: «Ни один мэр Воронежа не отработал два срока»

Депутат Госдумы – о процедуре выборов, сохранении села и ситуации в Хохольском районе


 

В течение минувшей весны депутат Государственной думы от Воронежской области Андрей Марков не раз оказывался в центре политического внимания. В частности, когда выступил  с идеей так называемых сельских округов. Или когда предложил еще раз обсудить тему выборов воронежского мэра. Интернет-газета «Время Воронежа» попросила его дать подробный комментарий по этим инициативам.

- В марте вы выступили в Госдуме с инициативой по созданию сельских округов. Расскажите, в чем суть этой идеи, и чем она была вызвана?

- Суть проста. Кстати, эта идея родилась в воронежских муниципалитетах. Сейчас  идет процесс укрупнения поселений – в Таловском, Воробьевском, Новохоперском, других районах Воронежской области и по всей стране. Там, где руководители поселений испытывают значительные сложности в выполнении своих полномочий в силу очень скудного бюджета, поскольку нет достаточной налогооблагаемой базы, там принимается решение  - объединить несколько поселений в одно, сельское. Первая причина, как я сказал, в недостатке средств. Вторая – сокращение населения, что тоже объективный процесс. На это влияет урбанизация. В  некоторых районах продолжается естественная убыль.

Закон говорит: можно объединяться. Но у нас есть два вида муниципальных образований верхнего уровня – муниципальный район и городской округ. При этом в городском округе допускается деление на внутригородское округа, так сказать, нижний уровень самоуправления. Поскольку процесс укрупнения и объединения - объективный, то во многих регионах страны стали укрупняться, преобразовывая муниципальные районы в городские округа. Но ведь от этого село не перестает быть селом по своей сути, но по форме оно становится городом. И возникает масса сложностей.

- Например?

- Они теряют право на участие в программах развития села, участие в социальных проектах, лишаются льгот, которые полагаются селянам. Большие сложности возникают с нотариальным обеспечением, потому что глава сельского поселения имеет право на некоторые нотариальные действия, а глава городского округа  не имеет.

В силу названных объективных причин нами и была предложена третья форма местного самоуправления верхнего уровня,  помимо городского округа и муниципального района, - муниципальный округ. Чтобы сельская территория в рамках района могла объединиться и иметь одну власть.

В марте этого года Государственная дума приняла «закон о городских округах», как его назвали в прессе. Этот акт упрощает процедуру, дав региональным властям право вводить и преобразовывать городские округа без согласования с федеральным центром. И в этой связи, я считаю, что идея муниципального округа, который позволит селу оставаться селом при необходимости укрупнения, - еще более актуальна. У нас в ближайшее время, скорее всего, активизируется процесс перехода из муниципальных районов в городские округа. Это удобно. Но это часто не соответствует сути того, как живут люди. Их назовут горожанами, но от этого они не перестанут быть  селянами. Зато лишаться многих вещей, которые дает статус сельской территории.

- Насколько высоки шансы реализации вашей инициативы?

- Это достаточно сложно. Есть мнение, что эта идея противоречит Хартии местного самоуправления. Это вообще сложный процесс – ввести такую принципиальную новацию. Но я надеюсь, что после упрощения процедуры перехода в городские округа и накопления опыта городских округов в разных регионах, к этой инициативе прислушаются.

- Что вы имеете в виду под опытом городских округов?

- Например, в Магаданской области нет муниципальных районов, только   города. Но мы можем себе представить, что такое город в тайге, где до другого населенного пункта  300 верст.

Кстати говоря, идея муниципальных округов потихоньку озвучивается в некоторых официальных документах.

Кроме того, выступая на заседании Совета законодателей ЦФО, губернатор Алексей Гордеев высказал такую мысль: давайте говорить прямо – местное самоуправление в России не состоялось. По массе причин. Главная – финансовая. Если мы не изменим межбюджетные отношения, не дадим самостоятельности регионам и муниципалитетам в этих вопросах, то будущего у местного самоуправления просто нет. Хартия местного самоуправления есть, а с будущим – проблемы.

К тому же, люди в России традиционно не понимают разницу между органами власти местного, регионального и федерального уровня. Для них власть – единое целое.

Но, я считаю, правильным такое положение вещей, при котором местное самоуправление имеет право решать, каким ему быть. Не загонять его в жесткие рамки. Тем более такие неудобные.

- Касательно права решать. Вы упомянули о том, что хорошо было бы вернуться к обсуждению темы всенародных выборов воронежского мэра. Почему вы так считаете?

- Напомню, что это мнение я высказал на Клубе политологов в ходе академической дискуссии. Да, депутаты гордумы приняли решение об отмене прямых выборов, на что имели полное право. Но здесь такая интересная вещь. Примерно неделю назад в Госдуме рассматривался проект «Справедливой России» вернуть прямые выборы мэров в столицах субъектов Федерации. Госдума отклонила этот закон. Я назову причину, по которой я тоже голосовал против него: действующий закон не запрещает прямые выборы. Закон дает возможность применения разных форм избрания градоначальника. В том-то и суть местного самоуправления, что оно вольно выбрать любую из этих форм.

Давайте признаемся, что со стороны общества не было никакой серьезной реакции на решение Воронежской гордумы. Это же вопрос того, насколько у нас развито гражданского общество.

- Но оно никогда не разовьется, если у людей будут по кусочку отнимать их права.

- Должен сказать, что в Воронежской области в отличие от многих регионов, нет жесткого регламентирования того, как должен быть сформирован исполнительный орган власти в областном центре. Областной закон предлагает пять моделей формирования исполнительной власти – от прямых выборов до контракта с так называемым сити-менеджером. Депутаты городской думы приняли вот такое решение – не назначать сити-менеджера, а избирать главу города (это важно, у этих должностей разные весовые категории). Но избрание будет не всенародное, а городской думой по предложению конкурсной комиссии. Можно вспомнить, что в конце 1990-х городские  депутаты выборы уже отменяли. Но тогда это точно было решение вопреки логике и закону, и оно не принесло позитива.

Я знаю, что общественность ведет большую работу по созыву конференции горожан с тем, чтобы на ней обсудить вопрос выборов мэра. Это хорошо, это покажет возможности воронежских гражданских активистов и организаций.

Но хочу сказать свое мнение. Есть такое слово – парадигма. Или, если упрощать на современный лад, тренд. В стране осталось меньше десятка областных центров, где сохранились прямые выборы мэра. Вот общероссийский тренд такой. Воронеж ему всего-навсего соответствует. Не думаю, что надо искать какие-то тайные причины такого хода событий. Пока никто не может аргументированно сказать, какая модель управления эффективнее, особенно в краткосрочной перспективе.

 Воронеж всегда страдал от одной вещи: мэры менялись на  каждых выборах, ни одному не удалось пробыть на этом посту два срока. Не знаю, как будет в следующем году, когда подойдет к окончанию первый срок Александра Гусева. Но тенденция одного срока тоже говорит не в пользу всенародных выборов. Видимо, еще и поэтому мы принимаем решения в  той парадигме, о которой я сказал выше.

В долгосрочной перспективе, на мой взгляд, более правильной является процедура всенародных выборов. И не только мэров областных центров, а по всей горизонтали местного самоуправления. Потому что повышается состязательность, конкурентность, в публичное политическое, проектное обсуждение вовлекаются не только элитные группы, но и общественные организации, большие слои населения. Такая системная модель не только позволяет сделать  процесс передачи власти на муниципальном уровне более цивилизованным. Она, на мой взгляд, единственно возможна при развитии, а значит усложнении экономики и все возрастающей сложности массовой коммуникации. И это другая парадигма.

Я очень надеюсь, что в следующем году избрание главы города депутатами тоже будет сопровождаться публичной, цивилизованной полемикой, в которой горожане смогут принять участие.

- До выборов в Госдуму вы, как работник правительства области, обязаны были разбираться в конфликтах, происходящих в районах. Сейчас у нас самый приметный конфликт сложился в Хохольском районе, главу которого Павла Пономарева обвиняют в превышении должностных полномочий. Какое суждение по этой ситуации подсказывает вам ваш опыт?

- Первое – презумпция невиновности. Назвать человека преступником может только суд. Во-вторых, по своему опыту могу сказать прямо: Павел Пономарев – эффективный глава администрации. Хохол за время его руководства преобразился, и это, в том числе,  результат его работы  и работы  его команды. Если превышение полномочий заключалось именно в том, о чем пишут в прессе, то для меня это неожиданно. Пономарев – человек с характером, волевой, но надо понимать, что есть законом установленные рамки, за которые не должен переступать ни один глава администрации, каким бы эффективным и успешным он не был. Надеюсь, что следствие даст ответы на все возникшие у общества вопросы по данному делу.

Автор: Герман Полтаев

11:45 05.06.2017

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
По поводу П.Пономарева - пусть следаки разбираются. Единственное скажу, ни один глава маленького городка, если он что-то собирается сделать, не может не нарушать закон. Почистить авгиевы конюшни, мог только Геркулес. Учитывая, что конюшни настолько грязные после 91 года, а Геркулесов нет - процесс смены маленьких руководителей будет бесконечен. Кремль требует наведения порядка (повышение благосостояния жителей) - а как это сделать - не знает. Поэтому всех собак спускает на своих подчиненных. А они не виноваты. У них денег нет. А деньги есть у Путина, у Сечина, у Чубайса и всех этих наездников, которые оседлали всю страну. Ведьмедь уже говорил - денег нет, но вы не умирайте. Так мы и не умрем, но что-то делать в интересах страны, развивая ее - мы не можем. Так что - стагнация, сэр. И так будет до бесконечности, пока деньги будете сундучить в каких-то фондах. Люди уже воют - дайте денег. А вам все ни по чем. Лишь бы инфляция была 4 процента.