Воронежскому Дому прав человека грозит исчезновение

Воронежскому Дому прав человека грозит исчезновение

«Время Воронежа» разобралось в кризисе, который переживает местное правозащитное сообщество

Воронежскому сообществу правозащитных организаций «Дом прав человека» (ДПЧ) грозит исчезновение. Эта информация следует из открытого обращения ДПЧ. «Время Воронежа» решило разобраться в кризисе, который переживает местное правозащитное сообщество.

Предыстория

В обращении Дома прав человека уточняется, что кризисная ситуация складывается из-за возникших проблем в структуре Молодежного правозащитного движения (МПД), которое в феврале 2020 году было расформировано. Ее основателя, Андрея Юрова, заподозрили в харассменте по отношению к представительницам МПД.

История вышла в публичное поле и послужила поводом для членов Дома прав человека обратиться в Международный фонд ДПЧ с просьбой провести ряд независимых интервью с целью урегулирования проблемы. После чего эксперты сделают вывод о реформировании либо прекращении деятельности организации.

Также члены ДПЧ отметили, что сейчас организация переживает и финансовые трудности. Из-за чего стоит вопрос о закрытии центра.

- Учитывая и без того сложную финансовую ситуацию, с большой долей вероятности закрытие ДПЧ не повлечет за собой возникновение каких-либо новых инициатив, а будет означать полное прекращение всех текущих направлений его работы, в том числе Общественной правозащитной приемной, фестиваля, «открытого пространства» и других, - заявили участники ДПЧ в открытом письме.  

МПД и ДПЧ – единое комьюнити?

Любопытен факт, когда проблемы одной правозащитной организации являются поводом для роспуска другой общественной структуры. Сами члены ДПЧ утверждают, что Молодежное правозащитное движение является абсолютно сторонней к ней структурой и ранее они являлись друг другу лишь партнерами в некоторых проектах. Однако между этими двумя структурами есть пересечения.

Одно из них – то, что офис Андрея Юрова находился в воронежском Доме прав человека, которым заведует Елена Объездчикова. По информации портала «7х7», она является якобы матерью ребенка Юрова. Помимо этого, Лада Бурлачева (Людмила Дронова), отвечавшая за финансы организации, писала у себя в фейсбуке, что деньги из фонда МПД перечислялись также на программы Дому прав человека.

Правозащитник, юрист общественной приемной ДПЧ Илья Сиволдаев пояснил «Времени Воронежа», что общих средств ДПЧ с МПД в последние годы не имели. Текущий кризис организации он связал с тем, что у истоков Дома прав человека стоял Андрей Юров, которого некоторые до сих пор связывают с центром, так как он летом приходил на свое рабочее место.

− В конце месяца у ДПЧ должно было быть мероприятие по проблемам дискриминации. Те, с кем мы планировали событие проводить, сказали, что у нас репутация плохая. И пока вы у себя в организации не разберетесь, ничего проводить не будем, − уточнил правозащитник.

Илья Сиволдаев отмечает, что Андрей Юров в то время, когда он был членом президентского совета по правам человека, в Воронеже бывал всего лишь несколько дней в месяц, работая больше в московских и питерских организациях. Он отметил, что про его якобы «неправозащитное» поведение члены ДПЧ не знали и нести ответственность за его поступки не должны.

По мнению члена ДПЧ, требование бывших участниц МПД прекратить деятельность Дома прав человека в Воронеже и его руководителей является чрезмерным. Илья Сиволдаев отметил, что организация постоянно испытывает трудности с получением пожертвований на свою деятельность, так как в России гражданское общество не готово на регулярной основе поддерживать правозащитные центры. А с февраля этого года расследование возможных злоупотреблений Андрея Юрова и утверждение этического кодекса не проведено до конца по причине пандемии коронавируса.

Отметим, что финансовые проблемы касались и Молодежного правозащитного движения. Однако их характер заключался в нецелевом обороте средств фонда, как утверждают его участники. В открытом письме бывшие активистки МПД заявили, что деньги из «общего котла» якобы тратились на «собственные нужды», в том числе на личные нужны Андрея Юрова.

Активистки МПД Рамила Губайдуллина, Анастасия Султанова, Елизавета Верещагина заявили и о непрозрачности системы распределения средств иностранных грантов. По их мнению, для выполнения заявленных в грантах «оплачиваемых функций» якобы привлекали активистов-волонтеров без оплаты или с официальной оплатой, большая часть которой передавалась людям из ядра.

Данная финансовая схема была непрозрачной, как и вся структура, которая была создана. В частности, бывшими участницами МПД упоминается, что в организации якобы «сложилась корпоративная культура замалчивания финансовых злоупотреблений, харассмента, психологического и сексуального насилия».

Калейдоскоп мнений

Проблемы закрытости подобных организаций отмечает другая правозащитница Наталья Звягина.

− Общественный сектор призывает вести любые обсуждения максимально публично. От этого момента частично кто-то страдает, но сам подход публичного обсуждения работает. Чтобы можно было бы обвинять того же Юрова, который 20 лет занимает какой-то ключевой пост и абсолютно потерял связь с реальностью. Это произошло из-за того, что где-то оказались не готовы обсуждать, прислушиваться и т.д., − считает правозащитница.

Для урегулирования кризиса, в который попало МПД, и, как оказалось, другие воронежские правозащитные организации, в середине октября организовали «Общественную группу содействия разрешению кризиса вокруг деятельности МПД».

 В письме, опубликованном на портале «7х7», говорится, что данный орган будет собирать информацию для того, чтобы в дальнейшем предотвратить случаи злоупотребления властью в правозащитных организациях. Для этого будут созданы специальные модельные документы и этические кодексы.

В число участников группы по разрешению кризиса вошла и медиаюрист Галина Арапова. «Времени Воронежа» юрист сказала, что все комментарии орган сможет дать только после того, как завершится расследование.

Стоит сказать, что вокруг деятельности Молодежного правозащитного движения сложилось весьма неоднозначное мнение. Однако насчет Дома прав человека нашлось немалое количество положительных отзывов. Так, например, Елена Пермякова написала, что ее жизнь теперь «уничтожена».

− Наверное, мне нужно будет искать работу. Какую? Не знаю. В период пандемии очень сложно здоровым людям найти работу, а мне, инвалиду третьей группы после операции на сердце практически невозможно. А все из-за того, что моего непосредственного руководителя Алену Объездчикову заставляют закрыть организацию, в которой я проработала почти десять лет. Я очень благодарна ей за все, что она для меня сделала. Она научила меня защищать права животных, проводить митинги и массовые мероприятия. То, что я стала зоозащитником, а сейчас и общественным инспектором в сфере обращения с животными только ее заслуга, − написала у себя в соцсетях Елена Пермякова.

В защиту открытого обращения ДПЧ высказался в фейсбуке и Роман Хабаров, который ранее участвовал в проектах организации. Он выразил готовность помочь пострадавшим в истории. И эти высказывания далеко не единичны.

Однако были и сомневающиеся в чистоте деятельности Дома прав человека, напрямую связывая ее с организацией Андрея Юрова. Так, например, одна из бывших членов МПД Елизавета Маркова у себя на странице в фейсбуке написала, что нынешнее руководство ДПЧ входило в Юровское «ядро». Более того, она утверждает, что сам Андрей Юров был якобы руководителем этих центров. По ее мнению, ДПЧ зарегистрирован на Межрегиональную правозащитную группу (МПГ), учредители которой якобы являлись Андрей Юров и Алена Объездчикова, и эта организация была не единственной под их общим руководством. Также Елизавета высказала мнение, что произошедший скандал в правозащитной сфере не связан с харассментом.

− Никакой прозрачной отчетности ни по одному юридическому лицу или организации в открытом доступе нигде нет. Скандал вокруг МПД - не харассмент-скандал. Это серия обвинений в психологическом насилии, злоупотреблении властью, манипуляциях и непрозрачной финансовой деятельности, − заявила Елизавета Маркова.

В свою очередь, директор воронежского Дома прав человека Алена Объездчикова уже отчаялась искать варианты для возможного продолжения деятельности организации. В своих постах в фейсбуке она выразила чувство благодарности за то, что разрушающее «себя и других поведение Андрея Юрова было прекращено». Алена Объездчикова добавила, что в течение пары месяцев объединение будет завершать свои обязательства и сделает свой последний фестиваль, на котором подведут окончательные итоги работы.

В конце своего письма Алена Объездчикова написала следующие строки: «Собираю остатки своих и сообщаю — я ошиблась. В себе, в мире и во всех вас. Адиос.»

«Время Воронежа» также обратилось за комментарием по кризису в правозащитном сообществе и возможности сохранения ДПЧ к уполномоченному по правам человека в регионе Татьяне Зражевской. Ее мнение редакция опубликует позже.

Автор: Василий Захаржевский

17:04 30.10.2020