В Воронежской области появились
лжепредставители Общероссийского народного фронта

В Воронежской области появились  лжепредставители Общероссийского народного фронта

Почему у нас процветают «социальные террористы»


 

В  Воронежской области  Общероссийский народный фронт набирает популярность. Косвенно об этом свидетельствует тот факт, что в городах и весях  региона стали появляться  люди,  козыряющие своим  членством и связями  в ОНФ – наряду с милицией и  прокуратурой. Козыряют не просто так,  а  в  конфликтах с  местными чиновниками и   работниками торговли.  

Классическая российская  ситуация: «Ну ты, брат, попал. Ты не знаешь, кому я сейчас позвоню…»  Могут и «корочкой» потрясти.

Пикантность таких историй в том, что ни «корочек», ни членства в ОНФ нет. О связях  говорить смешно. В руководстве региональным отделением Фронта – ни одного влиятельного чиновника.

Единственный влиятельный человек, на кого можно  кивнуть, -  отец-основатель Владимир Путин.  

- Первые  сигналы о «лжефронтовиках» пришли из  Аннинского района . –рассказал корреспонденту  «Времени Воронежа»  руководитель исполкома регионального отделения ОНФ Олег Вельможин. – Некто Геннадий Проскурников  объявил себя "руководителем мобильной группы ОНФ» - и в этом качестве брался решать разные  проблемы аннинцев – от земельных  споров соседей  до конфликтов с местными властями.  Когда «руководитель группы»  вмешался в спор двух коммерсантов  по поводу  томографа, он приезжал и к нам, выражал готовность  «легализоваться и  работать совместно».  Пришлось объяснять: ОНФ – не арбитражный суд, он не вмешивается в споры хозяйствующих субъектов. 

Когда  лжефронтовика  раскусили в Анне, он перебрался в Воронеж и организовал новую «мобильную группу».  

А сегодня  сигналы  о деятельности  некоего «отделения Народного фронта»  приходят из Семилук,  перманентно бурлящих   в межклановой борьбе.  Чья группировка использует фронтовой флаг,  руководители реготделения даже не представляют. Но догадываются, что  по мере разворачивания выборной кампании такое пиратство будет  процветать.

- Такие полукомичные эпизоды на самом деле  скрывают серьезную проблему, и не одну, -  рассказал юрист, член  региональной коллегии адвокатов Олег Аристов. -   Сама правовая форма – «общественное движение»  - провоцирует   проявление  подобных «гришек отрепьевых» на авантюры.  Это самая демократичная, максимально  открытая организация, которая не предусматривает членства- не нужны ни заявления, ни списки, ни даже  юридический адрес.  А права  у него такие же, как у НКО с  секретаршей и расчетным счетом.  Реальное положение общественных движений в российском правовом поле претерпевает постоянную эволюцию. Сегодня они, например, не могут заниматься политической деятельностью.  

Самое последнее из движений,  создавшихся  в Воронеже  - это сообщество дальнобойщиков «Транспортники Воронежского региона».  Инициаторы долго выбирали, каким организационно-правовым путем им идти и выбрали  именно   этот – «движение».  Есть и движения  созданные «сверху». Например, «Качество нашей жизни» - это движение в рамках ЦФО.

Тем не  менее, по данным председателя Большого Совета НКО Валерия Черникова,  в   регионе  зарегистрированных «движений» - считанные единицы. Бюрократии  у «движенцев» нет, но и контроля  - почти никакого. Олег Вельможин  не написал заявления на проходимца, подрывающего   имидж организации. В прокуратуру он направил лишь письмо с разъяснениями, в котором дистанцировал официальный ОНФ от разного рода «мобильных групп».

Значит, самозванцу, скорее всего, все сойдет с рук.

Так кто может считаться  участников  (не членом!) Общероссийского народного фронта?  В Воронеже с полной определенностью  это можно сказать о трех  сопредседателях реготделения, о  31  члене штаба  и о четырех десятках  экспертов.   Остальные участники – это люди,  пришедшие со своим общественно значимым проектом   и принимающие активное  участие  в его реализации. Популярные направления – экология,  дороги,  госзакупки.

- К сожалению, чаще люди приходят к нам не с  проектами, а с обидами, желанием кому-то отомстить. Конечно, мы отказывает  им в поддержке.

Но гарантии, что обиженный товарищ не воспользуется в дальнейших разборках   брендом ОНФ, нет. Бренд  ничем не защищен. Более того, непросто даже проверить, есть ли  такой-то  такой-то в списках активистов, экспертов или членов штаба:  этой информации на официальном сайте  движения нет, да и телефон не на каждом заборе наклеен.

С другой стороны,  никто не защищен  и  перед  «произволом общественников». Когда Константин Рубахин  приехал в Прихоперье на буровую  и потребовал остановить работы по  разведке никеля, геологи  безропотно заглушили станки. Хотя им предъявили лишь бланк «бесправной» общественной организации.   А уж случаев, когда общественник  приходит с корочкой «народного контролера» в магазин  и начинает качать права или просто заниматься вымогательством, -  многие десятки.

Пока мы  нещадно боремся с  НКО – «иностранными агентами», в нашем тылу  процветают доморощенные, исконно российские социальные террористы.

Автор : Александр Саубанов

16:12 21.04.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
даааааааааааа... этот лжефронтовик везде пакостит и прикрывается липовыми документами участника военных действий Нельзя оставить безнаказанно это.... Он прикрывается липовыми документами и сейчас является председателем ВРОО"Российское воинское братство " сколько гадости ждать от этого афериста..