В Воронежской области начался рыбный передел

В Воронежской области начался рыбный передел

Прудовая рыба  может стать  фактором политической  и социальной стабильности


 

Свежая  рыба становится в Воронежской области дефицитом. Почему в соседних Липецкой и  Ростовской областях   развивается промышленное рыбоводство, а у нас угасает?

Ответ  на эти вопросы попытались дать участники большого совещания в областной  думе. Совещание состоялось в начале июля и имело статус межрегионального. В нем приняли участие теруправления Росрыболовства, руководители рыбоводческих хозяйств из Воронежской, Волгоградской, Липецкой и Ростовской областей.

У нас была во-о-от такая программа по рыбе!

Председатель думского комитета по экологии и природопользованию Владимир Ключников, к слову, сам азартный рыболов, начал предсказуемо:

-В отрасли накопилось много проблем.  Если раньше в Воронежской области было более 30 рыбодобывающих предприятий, то сегодня осталось лишь несколько энтузиастов, а объем снизился настолько, что промышленное рыболовство вообще закрыли. Осталось только рыбоводство – но у  нас есть все условия для того, чтобы оно  вошло в число успешных отраслей.

 Условия пока есть. Даже если от былого хозяйства в три  тысячи  прудов, построенных  колхозами, осталась к сегодняшнему дню две третьих, мы по этому показателю – лидеры в ЦФО. Если учесть  реки с озерами, получится порядка 4,5 тысяч  водных объектов.

Более того  Воронежская область  пока числится в лидерах по  объемам субсидий, выделяемых для поддержки рыбоводства. Но все познается в сравнении.

Перед стартом  программы «Развитие сельскохозяйственного рыбоводства на территории Воронежской области на 2010-2012 годы» в  регионе уже вылавливалось  две  тысячи   тонн  товарной рыбы.

В рамках программы выделили  почти 53 миллиона рублей – на  создание маточного поголовья, на прирост товарной рыбы,  на приобретение  малька и т.п.  После  2012-го вливания в отрасль продолжилось  - правда,  темпами  чуть меньшими -  по 7-12 миллионов рублей в год.

Но по итогам 2015 года мы имеем, как рассказал на совещании Ключников, лишь 1,5 тысячи тонн товарной рыбы.

Получается,  мы вкладывали  в хозяйство миллионы, а  производство рыбы   за шесть лет снизилось на четверть.

Глубинные причины мелководья

Производство рыбы и потребление в крупных городах России в расчете на жителя составляет примерно 10 килограммов в год (при норме – 28 кг). При этом живой рыбы на человека в год приходится не более 0,35 килограмма. Эти базовые цифры кочуют из программы в программу и не меняются лет 10. Вернее,   показатель нормы рыбопотребления  растет: за 10 лет его усилиями ученых подтянули с 23  до 28 кг. Но реальное потребление почему-то не подскочило след за нормативом.

Хуже того, как  только  началась война санкций, выяснилось:  структура потребления тоже никуда не годится. И осенью прошлого года Владимир Путин на заседании президиума Госсовета высказывал сильное возмущение: мол,  Россия может самостоятельно обеспечивать себя рыбой, а на прилавках по-прежнему засилье импортной продукции.

Казалось бы, вот он, исторический шанс для нашего исконно воронежского  карпа, который может стать символом  гарантированного импортозамещения. Ведь прудовую рыбу к нам не повезут ни из Европы, ни из Аргентины.

Вот данные наших давних  партнеров -   социологического агентства «Ваше мнение». На вопрос, какую рыбу вы предпочитаете , 50% опрошенных воронежцев патриотично ответили – «прудовую», и лишь 36% – «морскую».

Но вопрос, «какую  рыбу вы чаще покупаете (исходя из цены и ассортимента» -  дал уже другую картину.  46% воронежцев покупают патриотически сомнительную морскую рыбу и лишь 32% – прудовую.

И объяснение этому одно:  доморощенная рыба слишком подорожала. Она достигла каких-то психологических пределов цены  на фоне общего снижения доходов населения.  Она стала дороже мяса, чего  менталитет русского человека принять пока не готов. 

Это – начало заколдованного круга. Количество мест, где продается живая рыба, сокращается, потому что снижаются объемы поставок – и воронежцы видят это невооруженным глазом.  А если рыбу труднее купить – ее покупают еще меньше.

Как уверили друг друга  участники  совещания,  главная причина в том, что  произошел, в силу известных причин,  скачок цен на импортные корма для рыбы, за которыми не могут  угнаться никакие субсидии.  

Пираты 21 века

Но остается вопрос: почему за  тот же шестилетний период в Липецкой области -  при меньших масштабах  субсидирования! -  производство рыбы УВЕЛИЧИЛОСЬ  на  ту же четверть и составило более 2,5 тыс. тонн.  Регион вдвое меньше нашего рыбы производит в полтора раза больше.

А за Ростовом нам и вовсе не угнаться.  Там все надо  умножать на два.

И тут самое время вспомнить о факторе, который ни один экономист  не счел  бы  ключевым,  -  о безобразном  разделе рынка, который у нас происходил  у нас с 90-х годов  - и в лучших традициях «лихих 90-х».

По  итогам  этой эпохи «первоначального накопления капитала»,  две  трети прудов -  почти все пригодные к эффективному рыборазведению объекты -  оказались в руках людей, которые не умеют, а чаще всего и не хотят заниматься рыбоводством как таковым, в его классическом,  чистом виде.

Разводить карпа на продажу – дорого, хлопотно и рискованно и мудрено.  Куда проще нанять охранников, поставить  пару домиков на берегу и  организовывать  платные рыбалки  и разгульные корпоративы.

Большинство  из новых прудовых хозяев  - люди, аффилированные с местной  властью. Типичный  портрет рыбного короля в Воронежской области таков. Это бывший «мент», к которому приезжают отдохнуть и чиновники, и   товарищи в погонах – рыбку половить, оттянуться. Поэтому  соблюдением законов он себя не утруждает.  Пруду немедленно присваивает  статус «частной собственности», а местным жителям доступ к воде ограничивает, в нарушение всех Кодексов. Конкурсы на аренду пруда он, год из года, разумеется, выигрывает.

А если он  все же поставляет рыбу на рынок, то  взвинчивает цену насколько  возможно  -  рыба при таком хозяйствовании не может быть эффективным. Тем более, что в цене  рыбы «сидят» и  произвольная цена аренды пруда, и различного рода взятки, в том числе «натурой».  

Каким-то образом в Липецке не допустили развития  нового класса собственников по такому сценарию – в итоге там  жалоб от населения на водозахваты  гораздо меньше, а рыбы – существенно больше. При, напомним,  меньшем объеме субсидий.

Аквакультура – это тоже культура

Но даже при лучших намерениях арендаторов  рыбоводное хозяйство  требует серьезных вложений – в ремонт дамб,   специализированное оборудование и  инфраструктуру, в  очистку прудов от ила, из-за которого объем воды в наших прудах уже снизился вдвое.

Этого, даже при субсидиях не будет делать никто, пока не увидит ясной перспективы своего бизнеса хотя бы  лет на 10-15. А какая может быть ясность, когда федеральный закон не можем запустить пять лет, и  пруды сдают в аренду на 11 месяцев.

-Все эти договора на аренду  прудов, а тем более,  «зеленки» на водные объекты –  незаконны, - утверждает начальник Верхнедонского отдела рыбоохраны Александр Золотых.-  Потому что практически все пруды - часть водной системы региона, они связаны с ней ручьями или руслами ручьев – и значит, должны находиться  под федеральным контролем.  Все водные объекты области должны быть «переторгованы» по Закону об аквакультуре. И это  исключит злоупотребления местных князьков и «прудовых мафий» - потому что  деньги пойдут напрямую в федеральный бюджет.

Опять за рыбу деньги

Интернет-газета «Время Воронежа» уже сообщала о том, что Черноморское территориальное управление Росрыболовства  уже отправлено  пять заявок на  аренду водных объектов для рыбохозяйственной деятельности.  Четыре – на разведение рыбы карповых пород в прудах.  Одна - на организацию садкового хозяйства под  осетровые породы на участке реки. Инициативу проявили в Панинском, Аннинском, Эртильском районах. 

Радует, что в числе заявителей – чудом уцелевшее   ключевое предприятие отрасли в регионе - ЗАО «Павловскрыбхоз».

В течение трех месяцев  будут  организованы торги, и  эти объекты будут отданы в аренду по стартовой цене 34,4 тысячи рублей за 100 гектаров.  На какой срок – это  будет определяться конкретным договором.  Ориентировочно – на 20-25 лет.

«34 тысячи за 20 лет»  – это, согласитесь, звучит  коммерчески привлекательнее, чем традиционные для сегодняшнего дня 100 тысяч на 11 месяцев.

Но и этого возможно, будет недостаточно для  того, чтобы в этот сектор пришла цивилизация. Потребуется  еще и политическая воля, потому  без боя сообщество князьков  не отдаст свои владения.

И скорее всего, понадобятся  деньги  - для  новой попытки подъема затонувшего хозяйства со дна.

Автор: Александр Саубанов

17:02 06.07.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Как говорится, рынок все наладит. Если выращивать карпа, я уж не говорю про толстолобика, -и это оказывается не выгодно? Эта тема требует тогда специального освещения. То, что появились платные пруды, с домиками отдыха - это хорошо. Но потенциал прудов Воронежской области гораздо выше. Прудов - до фига. Их глубина достигает 15 метров. Там можно акул разводить. Поэтому - губер - сделай шаг на встречу рыбоводам (как правило - это простые люди). Дай денег беспроцентных, дай площадки торговые. В конце концов, дай мне покушать свежего карпа Воронежского, а не Ростовского, и по дешевше. Самое главное - энтузиасты есть, потребители есть - чего не хватает? Правильно - политической воли губера. Ему проще никель добывать. Сцуки - хочу рыбы.
И еще. Почему некоторые любят фаршированную щуку? Да потому, что за ней уход не нужен. Это вам не порося вырастить или барана. А польза большая для здоровья, и денег на производство практически не требует. ГАВ, гав, гав, гав - ты что, всех любителей фаршированной щуки извел в Воронеже? Александр Василич, ну не хочу я жрать твою, мать твою, свинину фуевую. Будь пожалуйста толерантнее при дележке облбюджета. И самое главное - это копейки для тебя, а для меня- традиция.
И еще, еще. Мне нужна щучка килограмма на 3.5. Более мелкие - это изыск, да и трудно их обрабатывать. Нарезанные фаршированные куски - это не то. Щучка должна быть с головой и хвостом (чулочек). Блин, уже слюной изошел. Сашок, дай мне щучку.