Место главного воронежского «решалы» стало вакантным

Место главного воронежского «решалы» стало вакантным

К чему привели коррупционные скандалы с воронежскими судьями и адвокатами


 

Череда решительных действий, предпринятых управлением ФСБ по Воронежской области в отношении некоторых представителей местного адвокатского сообщества и судейского корпуса,  побуждает к размышления не только местную публику. В «Новой газете» появилась статья Леонида Никитинского «Мягкое место», в котором подробно исследуется воронежский случай.

Тут надо сказать, что Леонид Никитинский – не просто журналист, а профессиональный юрист и член Совета по правам человека при президенте РФ, да и в нашем городе бывал не раз по разным поводам. В общем, человек компетентный.

Чужие здесь не ходят

И вот он, говоря о том, что происходит в воронежском юридическом мире, пишет следующее: «… Мы увидели, что представляет собой юридическое сообщество в одном из типичных российских городов. Драконовские, но чисто формальные требования, которые в целях борьбы с коррупцией предъявляет к кандидатам в судьи кадровая комиссия администрации президента, отсеивая тех, у кого есть, в частности, родственники-адвокаты, ничем тут не помогут. Здесь все друг с другом вместе учились, работали, встречались, пили, спали, и, в принципе, почти каждый может выполнить функцию «решалы» — если есть кому «занести».

Ключевое слово - «решалы». Это слово и корреспондент «Времени Воронежа» слышал от многих, кто на условиях безусловной анонимности брался комментировать решительность регионального УФСБ. Что ж, Леонид Никитинский ввел его в публичный оборот, так что прибегнем к этому термину и мы.

Тем более что  трудно назвать по-другому тех, кто берется за деньги решить ваши проблемы в суде или в правоохранительных органах.

Сесть, суд идет

«Времени Воронежа» уже доводилось писать, что на совещании по итогам прошлого года прокурор области Николай Шишкин говорил как о большом правоохранительном проколе -  о семи оправдательных приговорах, вынесенных воронежскими судами в 2015 году. Мол, это недопустимо.

Всего-то семь оправданий, капля в море. Недавно мне сказали, что шесть из этих семи приговоров были вынесены на уровне мирового суда и только один – на уровне районного, когда было доказано, что подсудимый оговорил себя, не выдержав полицейских пыток.

А Никитинский, вспомнил, что в декабре прошлого года председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, выступая на Совете судей, резко попенял коллегам именно на то, что статистика применения жестких мер пресечения, несмотря на усилия пленума Верховного суда, остается все той же: судьи удовлетворяют ходатайства следствия о заключении под стражу более чем в 90% случаев, а о продлении сроков содержания под стражей — почти в 100%. СИЗО между тем уже переполнены - некуда сажать.

Картина в целом очевидная: если уж ты попал под следствие и суд – ты будешь наказан непременно.

Однако же государством предусмотрено право на защиту. У любого обвиняемого есть адвокат, который должен как-то добиться от следствия и суда облегчения участи своего клиента.

Как это возможно сделать, если правоохранительная система заточена под наказание?

Только с помощью денег.

Мы уважаем твое решение

Оперативники УФСБ задержали, напомним, двух воронежских адвокатов. В одном случае речь шла о «заносе» денег судье, в другом – сотрудникам следственных органов, чтобы они активизировали свою деятельность. То есть, двумя этими задержаниями был нанесен репутационный удар и по адвокатуре, и по суду, и по следствию. И, кстати, по прокуратуре – поскольку второй из попавших под раздачу адвокатов еще совсем недавно состоял высокопоставленным сотрудником надзорного ведомства.

Вообще говоря, для местного юридического сообщества, где все друг друга знают, все это не новости. «Секрет Полишинеля», как выразился воронежский адвокат Станислав Рывкин.

А широкая публика, если даст себе труд немного подумать, может испытать шок от одной простой мысли о невозможности правосудия.

А без правосудия – нет государства.

Даже если выносится законный приговор – все равно есть подозрение, что делается это с помощью взятки. И такое торжество справедливости выглядит совершенным извращением.

Между тем, многие адвокаты (на условиях все той же анонимности, разумеется) готовы часами говорить, что только с помощью мзды в здешних судах можно превозмочь так называемое телефонное право. Некоторые юристы называют его по-своему изящно – «позвоночное право».

Понятно, о чем речь? О том, что есть группа сильных мира воронежского, которые обладают возможностью набрать номер нужного судьи и сказать ему, какое именно решение он должен вынести по такому-то делу. И судья беспрекословно выполнит все.

- И что, - удивлялся корреспондент, - взятка может быть сильнее чиновника?

- Ты не поверишь, - уверяли адвокаты, - но бывают случаи, когда чиновники и правоохранители, узнав о том, что судья взял от противоположной стороны, относятся к этому с пониманием, и не настаивают на своем.

Чудная картина, правда? Даже субъекты телефонного права отступают перед взяткой, поскольку это для них самый убедительный аргумент.

Стоит ли жить ожиданиями?

Разумеется, все это не касается так называемых политических дел, в однозначном исходе которых власть заинтересована кровно. Но таких дел мало, да и политическая публика к взяткам не приучена, она, придерживаясь идеалистических представлений.

А в остальном сложился своего рода баланс, в котором каждая из сторон – судьи, адвокаты, правоохранители – приходили к каким-то решениям с помощью тех самых «решал». Тех, кто брал деньги у клиентов и заносил их, кому надо.

Некоторые юристы, с которыми довелось поговорить, обвиняют в сложившейся чудовищной ситуации отдельные преуспевающие адвокатские конторы, которые, дескать, развратили судей.

Но и они вынуждены признать, что судьи такому разврату не очень и сопротивлялись. Да и опять же – другого противовеса «позвоночному праву» не нашлось. Не закон же таковым считать.

Масштаб денежных потоков представить трудно, но то, что он велик – сомнений не вызывает. Одному из тех адвокатов вменяется вымогательство 2 млн рублей, второго взяли с поличным в 300 с лишним тысяч…

И вот теперь эта по-своему сбалансированная система рухнула под ударами УФСБ.

Некоторые быстро оценили ситуацию и стали требовать от ослабленного суда пересмотра решений – как правило, в ту же сторону ужесточения. Ну, тренд у нас такой.

А другие просто не знают, что делать. Ищут новых «решал».

Столь решительные действия УФСБ, кажется, подсказывают им, где именно следует искать настоящих «решал».

Не хочется думать, что дело было именно в этом. Очень хочется думать, что на наших глазах происходит подлинная борьба со взяточничеством в системе, которая сама по себе призвана быть главным борцом с коррупцией.

И когда все закончится, у нас невесть откуда появятся неподкупные и ничего не боящиеся судьи, отчаянной честности адвокаты. И, конечно, силовики, у которых нет никаких других интересов, кроме интересов закона и гражданина.

Автор: Герман Полтаев

 

12:38 24.05.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Ответ прост - те, кто дали слабину другим, те кто сами были слабаками - они не могут управлять государством. Перечислять всех не буду, но Горбачева назову. Это после его мычания появились сиб.алкаши, пройдохи, бандеровцы, пидарки и т.д. Самое главное - в каждом человеке есть дерьмо. При определенных условиях - это дерьмо прет как квашенное тесто. И нынешняя ситуация - это неуправляемый вылез теста из кастрюли. Главное - из этого теста нормальные пельмени сделать нельзя. Все разваливаются при попадании в кипящую воду. Глупо, громко, - но близко к истине. В моем понимании. Примеры серой середины - не принимаю. Уж больно долго это серое небо висит над головой.