Больных воронежских заключенных, возможно, станут отпускать умирать домой

Больных воронежских заключенных, возможно, станут отпускать умирать домой

Омбудсмен Татьяна Зражевская призвала региональное правосудие к милосердию


 

 

Уполномоченный по правам человека в Воронежской области Татьяна Зражевская инициировала обсуждение вопроса о том, почему из воронежских тюрем и колоний  не выпускают тяжело больных людей. Интернет-газета «Время Воронежа» уже приводила чудовищную статистику, касающуюся свирепости регионального правосудия.

Напомним, что по итогам первого полугодия суды Воронежской области не выпустили из следственных изоляторов ни одного тяжело больного подозреваемого или обвиняемого, несмотря на ходатайства медиков. Общероссийский показатель по числу людей, освобожденных из СИЗО по состоянию здоровья, составил 62%, по Воронежской области – 0%. Надо сказать, что в СИЗО содержатся не преступники, а о те, кто только подозревается или обвиняется в совершении преступления. То есть люди, не пораженные в правах законом.

Что касается осужденных, то и здесь наш регион на фоне страны смотрится не лучшим образом: в первом полугодии 2016 года показатель освобожденных по состоянию здоровья осужденных из числа представленных на рассмотрение в суд составил по России - 43%, в нашем регионе — всего 16,6%.

Тут надо понимать, что все такого рода обращения в суды идут не от адвокатов, а от тюремных врачей. Которые ходатайствуют об освобождениитолько в самых крайних случаях, когда речь, по сути, идет о близкой смерти заключенного: ведь просят освободить, как правило, онкологических и туберкулезных больных.Можно сказать, что ходатайства эти вызваны не милосердием вовсе, а нежеланием портить отчетность.

И получается, что настроение воронежских судей по отношению к людям, попавшим за решетку,выражается самым жестоким образом: да пусть они там сгниют в этой своей тюрьме.

Эта тяжелая ситуация не осталась вне поля зрения аппарат воронежского омбудсмена, и в воронежском Центре защиты прав граждан состоялся «круглый стол», посвященный вопросу практики освобождения из следственных изоляторов и исправительных учреждений граждан, имеющих тяжелые заболевания.

Татьяна Зражевская для начала напомнила собравшимся о процедуре освобождения больных заключенных и осужденных: администрации учреждений уголовно-исполнительной системы представляют данных граждан на медицинское освидетельствование, затем, при наличии оснований, - в суд для принятия решения об освобождении из-под стражи. А вот в судах дело стопорится.

Руководитель медико-санитарной части ФСИН на территории области Валерий Пащенко привел недавний пример: одного осужденного пять раз представляли к освобождению по состоянию здоровья, но все было безрезультатно, и человек умер в «зоне».

Нашел Валерий Пащенко и противоположный пример: слепого преступника освободили, а он убил кормившую и обслуживающую его пожилую родственницу.

Представитель областной прокуратуры Олег Шорохов привел длиннющий ряд причин, по которым сотрудники надзорного ведомства мотивируют в судах нецелесообразность освобождения больных зэков. Среди этих причин есть и как будто криминальные: большой неотбытый срок, опасность совершенных преступлений, непогашенные иски, многочисленные нарушения, допущенные в местах лишения свободы. Приводят прокуроры и причины противоположного рода, которые вроде бы свидетельствуют об их милосердии: мол, больному зэку, если его освободить, негде будет жить и негде лечиться, поэтому, дескать, пусть он лучше посидит под присмотром тюремной медсанчасти.

А судья областного суда Виктор Харюткин объяснил все тем, что потерпевшая от преступника сторона слишком долго отвечает на запрос, нет ли у нее возражений по поводу освобождения. По словам судьи Харюткина, при наличии динамики заболевания (вплоть до летального исхода) принять решение об освобождении в короткий срок в подобных случаях не представляется возможным.

Названная судьей причина никак не объясняет того факта, что его коллеги не выпустили из СИЗО ни одного подозреваемого.

Видимо, понимая это, Виктор Харюткин заверил участников круглого стола, что «информация по данному обсуждению будет доведена до судей».

В ответ на все эти рассуждения правоохранителей, которые, такое впечатление, всеми силами старались оправдать жестокость своих ведомств, Татьяна Зражевская напомнила им ту статистику, которую мы приводили выше. Он отметила, чтовсе регионы страны в этом смысле находятся в равных условиях, но количество освобожденных на территории Воронежской области в разы меньше в сравнении с другими субъектами федерации.

Силовики заверили ее, что учтут результаты состоявшегося обсуждения в дальнейшей правоприменительной деятельности.

Впрочем, вряд ли следует ожидать каких-либо существенных изменений до того, как у Воронежского областного суда появится новый председатель. А появится он не раньше октября.

Автор: Герман Полтаев

14:06 09.09.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Если под эту марку будут отпускать ворюг типа Воронежского Дорожника, у которого последняя стадия рака уже 20 лет - то я против. Вернее, надо ввести поправку - лица, укравшие, или обманувшие других на сумму более 1 000 000руб - могут не надеяться на этот закон. Если это будет по другому - это очередная лазейка для пузатых. Каждый пузатый, оказавшись в камере, сразу же найдет у себя тысячу болячек на совместимых с жизнью. На сворованные деньги он найдет тысячу адвокатов и врачей, которые подтвердят его опасения. Кстати, эта Зражевская уже была замечена в инициировании подобных действий. Не помню, с чем это было связано. Может она еще и скажет что надо педофилов освобождать? А за ней, похоже, не задержится. Короче - мадам - не замыливай глаза. Ты врунишка.
ПисАл, писАл, и как об стенку горохом. Начинание хорошее и милосердное. Но если под эту статью будут отпускать свирепых преступников, типа Воронежского дорожника - это плохо. Но, видя, как осуществляется наше правосудие - не исключено, что дорожник уйдет домой, а дядя Вова (о котором я говорил) так и загнется на нарах. Короче - это предложение так и должно остаться предложением, пока его не обсосут со всех сторон (и не только правозащитники). У нас уже дали слабуху преступникам, заменив смерть на пожизненное. Но это было давление наших западных партнеров. Нынешнее предложение - гуманно, но - оно должно касаться мелких статей. Серьезные статьи должны нести наказание по полной. Пусть радуются, что смерть отменили.
И еще, такое предложение с мест, должно подаваться на верх и там же приниматься. Если оно только зреет в умах одной или нескольких лиц - его обсуждать не имеет смысла. Немножко реалий. На зоне есть несколько болезней - грипп, туберкулез и переломы. Для того, чтобы выявлять смертельные болезни - там нет возможностей. Поэтому, призыв этой уважаемой правозащитницы - это пиар. А я скажу прямо - это не компетентность. Но раз уж ВВ не позволяет обижать таких людей -скажу дипломатично - мозги то в кучку соберите правозащитники. Есть миллионы, которые на свободе и которых надо защищать. Я бесюсь.