Под Воронежем чахнет город, у которого увели градообразующее предприятие

13:22 28.07.2016

Как в Павловске оправдались риски правительства Российской Федерации

Интернет-газета «Время Воронежа» не раз рассказывала драматическую историю о том, как крупнейшее в Европе предприятие по добыче и переработке гранитного щебня ОАО «Павловскгранит» сменило владельца в результате рейдерского захвата.  Скандал со сменой собственника на Павловском ГОКе имел место в 2012 году. «Национальная нерудная компания», возглавляемая Юрием Жуковым с удовольствием воспользовались тем фактом, что тогдашний владелец ГОКа Сергей Пойманов не смог во время кризиса справляться с платежами по взятому в Сбербанке кредиту, в результате градообразующее предприятие оказалось в собственности людей, никакого отношения не имеющих ни к Павловску, ни к Воронежской области.

Новые хозяева обещали повысить зарплату на предприятии, улучшить условия труда. На деле вышло иначе.

На днях корреспонденту «Времени Воронежа» довелось побеседовать с бывшим главным инженером ГОКа Александром Васильковым.

- С предприятия я ушел в июне 2014 года, - говорит Александр Николаевич, - довели. Новые хозяева «выкатили» программу «оптимизации»– сократить 1500 человек персонала из 3100. Половину! Соответственно выросла нагрузка. А это уже нарушает все мыслимые пределы безопасности: производство-то у нас опасное.

Васильков полагает, что собственникам удалось как-то договориться с Ростехнадзором, и теперь ведомство просто закрывает глаза на нарушения.

«Многолетний» главный инженер припоминает, что «Нерудная компания» примеривалась к Павловскому ГОКу еще в 2010 году:

- Прилетали сюда, смотрели, как мы работаем, приглашали посмотреть на свои предприятия. Я поехал, посмотрел, как у них обстоят дела в Вязьме, на Сычевском ГОКе – каменный век по условиям труда, нищета по зарплатам.

Примерно те же порядки они стали внедрять и в Павловске.

Подробности репортерам «Времени Воронежа» рассказали уже на Павловском рынке субботним днем 23 июля.

День был выходной, самый, как говорится, коммерческий, а людей на рынке – горсть. Показалось, что продавцов здесь больше, чем покупателей. Да и среди первых главным образом пенсионеры, продающие свой нехитрый «огородный» товар – овощи да фрукты.

Иван Гриднев от них отличался – видом (крепкий мужчина средних лет), товаром (в основном, утварь) и статусом:

- Я – индивидуальный предприниматель, - сказал он с гордостью.

Правда, когда мы стали расспрашивать про его коммерческие успехи, гордость Ивана Александровича увяла:

- Да все хуже и хуже. Налоги, аренда – растут, а покупатель – беднеет. Раньше люди что-то впрок брали, а сейчас – только самое необходимое.

Мимо проходивший мужчина – тоже крепкий и серьезный – вдруг поддержал нашу беседу, выказав немалые политэкономические знания:

- А откуда у людей деньги возьмутся? На ГОКе – половину людей сократили, а оставшимся зарплату урезали по самое не балуй.

- А вы на ГОКе работали?

- Нет. Но я же живу в Павловске, вижу, что происходит и делаю выводы.

Выводы у Геннадия (так уж он представился)  печальные:

- Это градообразующее предприятие. У нас вообще много было заводов – судоремонтный, авторемонтный, пищекомбинат, молочный – ничего не осталось. Приходили московские хозяева и убивали производство. То же теперь и с ГОКом происходит.

Геннадий колоритно вспоминает прежнего владельца Павловского ГОКа, у которого, собственно, и забрали власть и активы рейдеры:

- Пойманова, когда он был, парафинили-парафинили, а теперь оказалось, что он почти ангел во плоти - при нем-то и зарплаты были, и работа.

- А еще при нем, - вдруг опять вступил Иван Гриднев, - комбинат праздники для города устраивал, певцов знаменитых привозил, Бабкину, например, Хлебникову.

- А что же нынешний владелец – никак в жизни города не участвует?

- Нынешний, - с охотой отозвался Геннадий, - каждый день у меня над головой на вертолете летает – туда-сюда, туда-сюда.

- А чего же ему не летать, - весело сказал Гриднев, - если у него вертолет есть, деньги есть.

- Что – вертолет, - сердито одернул Геннадий, - как он управляет, я бы ему и осла не доверил.

Тут весь немноголюдный рынок замер. Мимо проезжал свадебный кортеж: машины в цветах, сигналы, все как обычно, только впереди всех новобрачные ехали в нарядном экипаже, запряженном одной лошадкой.

Корреспонденты «Время Воронежа» еще немного походили по рынку. Все продавцы так или иначе связали отсутствие покупателей с положением дел на комбинате, где после смены владельца люди стали меньше зарабатывать. Со слов наших собеседников, средняя  зарплата держалась при Сергее Пойманове на уровне 30 тысяч рублей, хотя это был 2012-й год, а сейчас люди получают 12-15 тысяч максимум. Речь, не идет, конечно, о новой «команде» - им, в большинстве своем, положено по 250 и выше тысяч. А кто-то из пришлых, как рассказал Васильков, после непродолжительной работы в райцентре, и вовсе, обзаводится квартирами в Москве.

- Новые владельцы привезли с собой начальницу отдела кадров, - рассказывает Александр Николаевич, - и мы только потом узнали, что до ГОКа она работала в исправительных учреждениях, с зэками. Вот ей и «доверили» массово сокращать работников комбината, с чем она блестяще справилась,  за несколько месяцев убрав с предприятия свыше 500 человек. Потом эта кадровичка уехала и через какое-то время мы узнали, что она купила квартиру в Москве. То есть, знал человек, за что работал.

Что касается упомянутого бывшим главным инженером Васильковым сокращения персонала, что для Павловска с населением 25 тыс. человек полторы тысячи безработных – это критическая масса.

Возможно, читателям «»ВВ» и, в первую очередь, представляющим налоговые органы, будет интересно узнать об «эффективной» схеме работы Юрия Жукова. По словам павловчан, если раньше коллектив ГОКа был стабильный, люди работали не одно десятилетие, то при новых владельцах система такая: договор с работником заключается на три месяца, по истечении которых он расторгается. Затем этот же человек снова принимается ровно на 3 месяца и так, пока новые московские владельцы не посчитают, что дальше контракт можно и не продлять. Налицо уход от налогов, которым, к слову, славятся предприятия «Национальной нерудной компании», алгоритм работы которых во всех городах присутствия абсолютно одинаков – выжать все, что есть, и бросить http://www.mk.ru/editions/daily/2012/02/07/668879-byidlo-ne-myi.html. Люди при этом используются как рабы, выполняя работу за мизерные деньги за 2-3 человек, потому что все «лишние» сокращаются вместе с мало-мальски непрофильными активами. Все оборудование, которое работает, работает до точки «издыхания» вместе с людьми. На регионы, в которых трудится ННК, Жукову наплевать  - сразу после захода на то или иное предприятие, он наглухо закрывает двери от всех «посторонних» - от СМИ, власти, общественных организаций. Никакого пиара, информация максимально засекречена. Все улыбки и деньги заканчиваются на этапе, когда цель достигнута.

Схема, классическая для любого бизнеса, зарегистрированного  в оффшорах. И, действительно, давно уже ни сам Жуков, ни его «компаньоны» по рейдерскому захвату нерудного гиганта, кстати, при прежнем владельце, входящем в тройку крупнейших налогоплательщиков региона, не скрывают, что обеспечили переход акций ГОКа под контроль оффшорных компаний Nisoram Holding Limited (Кипр) и Mostra Cosulting Ltd. (Британские, Виргинские острова). Это в то время, когда президент Владимир Путин год из года говорит о том, что российская экономика и, в первую очередь, ее стратегические отрасли, должны быть выведены из оффшорной тени.

«Нужно добиваться прозрачности оффшоров, раскрытия налоговой информации, как это делают многие страны в ходе переговорного процесса с оффшорными зонами и подписания соответствующих соглашений», - декларировал Путин в своем ежегодном Послании к Федеральному собранию.

Добиться, чтобы эта странная и шокирующая система работала в наш век открытости, «торжества» мобильной и прочей связи можно было только одним – тотальным подчинением и страхом. И это еще одна важная и, на самом деле, главная характеристика сегодняшнего Павловска – здесь даже в воздухе чувствуется страх. Люди – все без исключения – боятся. За несколько лет диктата рейдеры добились того, что все боятся делиться, рассказывать правду о ГОКе, о своей работе на нем. Все в буквальном смысле слова убегают от камеры, мотивируя это тем, что там, за забором ГОКа еще пока работает чей-то муж, отец, сын. И если просочится хоть малейшая информация о контакте со СМИ, с любым посторонним – их в одночасье уволят без выходного пособия. В условиях маленького районного центра это приговор.

Примером тому является давняя уже, но, к сожалению, не потерявшая своей актуальности история с уже бывшим работником ГОКа Александром Петряевым.  На «заре» правления новых хозяев за развитием ситуации на градообразующем предприятии следили наши коллеги из газеты «Коммуна». В частности, они посетили рабочее совещание в администрации города Павловска в феврале 2013 года. На нем обсуждался вопрос  трудоустройства высвобождающихся с ОАО «Павловскгранит»  работников ремонтно-строительного участка (РСУ). Наши коллеги-журналисты с гордостью написали о том, что после публикации материала о ситуации с сокращениями в этом подразделении увольнения были приостановлены. И тогдашний руководитель РСУ Александр Петряев отчитался корреспонденту, что они снова ведут работы.  "Не в тех объёмах, как бы хотелось, но и это уже победа", - сказал ветеран предприятия.

Эта публикация попала на глаза рейдерам, и реакция их была незамедлительной. О том, насколько цинично нынешние владельцы ГОКа относятся к работникам комбината, ко всем местным в принципе, свидетельствует эпизод переписки, изъятый правоохранительными органами позже в рамках уголовного дела в отношении Юрия Жукова по ч. 2 ст. 179 УК РФ (организация принуждения к совершению сделки). Переписываются пресс-атташе Жукова Дмитрий Ивлиев и представитель новых акционеров Андрей Кузнецов. Документ имеется в распоряжении редакции, уголовное дело на Жукова было прекращено в 2015 году, но переписку по сей день сложно читать без содрогания.

В ней Кузнецов рекомендует Дмитрию Ивлиеву: «Я бы этого Петряева выгнал с предприятия в числе первых…  чтобы он уже дальше в статусе безработного вещал о своих каких-то там победах. Все равно без денег его надолго не хватит, зато для всех будет уроком». И просил коллегу указать на это Наталье Анохиной. Анохина же на тот момент на все расспросы о будущем ГОКа с улыбкой уверяла, «что сокращения будут, но масштабы их пока неясны».

Масштабы – и сокращений, и в целом разграбления предприятия кучкой профессиональных рейдеров – стали ясны уже буквально через полгода и продолжают шокировать по сей день.

Ну и в завершение материала к месту будет напомнить, что распоряжением правительства РФ от 29 июля 2014 года «Об утверждении перечня моногородов» город Павловск включён в категорию «Монопрофильные муниципальные образования Российской Федерации (моногорода), в которых имеются риски ухудшения социально-экономического положения».

Можем констатировать, что риски правительства оправдались полностью. Немного удивляет в этом контексте, что ни правительство региона, ни партия «Единая Россия» никак публично не выразило своего отношения к драме, случившейся в прекрасном райцентре Павловске.

Как будто это в порядке вещей, когда загибается градообразующее предприятие.

Автор: Петр Петров

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки
А ежемесячные повышения цен, которые старательно не замечают ни Антимонопольный комитет и АДминистрация бывшего "сельхозника" с его поросячими крышеваниями, тема ещё та для следователей и криминалистов...