Воронежский профессор издал второй том уникальной книги

Воронежский профессор издал второй том уникальной книги

О «Войне на Воронежской земле» - в канун Дня освобождения города от нацистов


 

Историк, ректор Воронежского педагогического университета, с недавних пор председатель Общественной палаты города, профессор Сергей Филоненко издал второй том своего капитального труда «Война на Воронежской земле». Как и первая, эта книга состоит из документов, собранных им в разных архивах разных стран. Часто написанные второпях, сразу после боя или вообще – на марше, документы эти, собранные вместе, совсем не набор сухих цифр и сведений. От них веет порохом, страхом, отчаянием, мужеством, грязью и кровью.

Речь в этом томе о событиях 1942-43 годов. Воронеж, как известно, был взят немцами 7 июля 1942 года внезапным ударом. Наступление было столь неожиданным и быстрым, что оборону организовать не удалось, по свидетельствам многих очевидцев, партийное и советское начальство спешно оставило Воронеж, в городе наблюдалась паника, апогеем которой можно считать взрыв Чернавского моста, по которому в тот момент отступали наши части и шли беженцы.

Город немцы взяли – и не взяли. На Чижовке отступавшим красноармейцам удалось закрепиться, и, как гитлеровцы ни пытались, выбить их оттуда они не смогли.

Так образовался героический Чижовский плацдарм, в братской могиле которого похоронены более 10 тысяч человек.

Благодаря этому плацдарму и храбрости его защитников 25 января немцев из Воронежа прогнали.

Это, в общем, известные сведения. В книге профессора Филоненко представлены сведения менее известные.

Вот в апреле 1942 года, когда немцы от Воронежа далеко и ничто не предвещает их стремительного броска, начальник седьмого отдела политуправления Юго-Западного фронта комиссар Мельников докладывает начальству о своей идее наглядной агитации для фашистов: «доношу, что с 1-й половины апреля… привлек ученых-преподавателей ВГУ и военных специалистов прожектористов к постановке опыта по применению светолучей прожектора для проектирования на открытом воздухе наоблаках лозунгов».

Далее полковой комиссар разъясняет подробности: «Несколько опытов, проведенных в лабораторных условиях в Воронежском госуниверситете, дали положительные результаты. С помощью небольшого прожектора, небольшой линзы, отражателя и пластинки с лозунгом удалось в темноте на расстоянии 60-70 метров спроектировать в стене лозунг: «Долой Гитлера». Опыты перенесены в действительные условия… Лозунг «Смерть Гитлеру» ясно был виден на облаках, служивших экраном».

Комиссар Мельников убеждает командиров в большой перспективности такой агитации и просит «быстрее разрешить вопрос о массовом применении этого опыта».

История не сохранила свидетельств применения инноваций комиссара Мельникова, а очень скоро и воронежским ученым, и нашим командирам, и комиссарам стало не до того. Вечером 5 июля командованию 2-й германской армии поступила телефонограмма от командира группы армий «Юг»: «Враг разбит. В безустанном преследовании 6-й армии удалось занять плацдармы над р. Оскол и р. Тихая Сосна и получить часть мостов неповрежденными. Армейская группа «Вейхс» достигла р. Дон у Воронежа, захватила предмостные укрепления над рекой и в контрнаступлении отразила все попытки врага прорвать северный фронт. При этом противник понес тяжелые потери… Теперь очень важно… взять Воронеж, разрушить его промышленность и укрепить оборону на северном фланге армейской группы «Вейхс».

Через два дня эта задача была выполнена. Советская 5-я танковая армия, брошенная на спасение города, с задачей не справилась. В книге Сергея Филоненко цитируется признание начальника штаба этой армии полковника Другова: «Задачу Ставки… армия не выполнила». И далее длинный – из 11 пунктов – список причин, начиная от слабой пропускной способности железной дороги, по которой танки поступали к месту действия и заканчивая «полным отсутствием» авиационной поддержки и войсковой разведки.

Примерно этими же причинами объяснялись неудачи Красной армии и за год до того, летом 1941 года.

Медленно, с большим трудом, с колоссальными потерями мы учились воевать. Документы, найденные и опубликованные профессором Филоненко – беспристрастные тому свидетели.

В книге – фрагменты дневника венгерского пехотинца Лайоша Фолльнера: «6 июля наши механизированные подразделения достигли Дона. Русские, почти не сопротивляясь, постепенно отступали».

Рядовой Фолльнер застрял на Дону на несколько месяцев: «Нас так и не сменили, как обещали… Продовольственное снабжение было очень скудным и плохим, мы постоянно голодали. Вши нам очень сильно надоедали».

И дальше – января 1943-го: «Когда появились тяжелые русские танки, итальянские солдаты, воевавшие к югу от нас, в панике начали убегать. Вскоре и мы вынуждены были последовать за ними».

В книге профессора Филоненко есть и про итальянцев. Тоже документы, например, протоколы допросов арестованных итальянских офицеров, и очные ставки их с местными жителями для подтверждения чинимых оккупантами преступлений.

И еще Сергей Филоненко приводит во втором томе «30 военных заповедей для немецкого народа», разработанных Геббельсом. Первая из них звучит так: «Все может быть в этой войне, одного быть не может, а именно, что мы когда-нибудь капитулируем».

Как оказалось, может быть и такое. Никакой правитель, как бы он не был в себе уверен, никогда ничего не знает наперед. Это один из уроков, который может вынести читатель замечательно интересной книги Сергея Филоненко.

Сергей Иванович, кстати, сообщил нам, что сейчас работает над третьим томом своего издания. В него он намерен включить все документы времен Великой Отечественной войны, касающиеся Воронежа и подписанные Верховным главнокомандующим Сталиным.

Что ж, надо полагать, что и третий том даст нам повод вынести ценные уроки.

Путь от лозунгов в облаках к освобождению очень трудный.

Автор: Герман Полтаев

12:05 22.01.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.