Воронеж. Как я в 25 лет стал дедушкой

Воронеж. Как я в 25 лет стал дедушкой
Теги: 

Чтобы вызвать к жизни настоящие чудеса, порой требуется  сущая ерунда

Это было ровно 30 лет назад. Снегу тогда было не в пример больше, а водки в магазинах  не было совсем.  Но это вовсе не значит, что советские люди  встретили 1986 год в трезвости. Наоборот!

У кого был блат в торговле, запасали водку ящиками. Другие настаивали на корках праздничный самогон или делали вино с помощью резиновых перчаток,  белевших  в темных углах кладовок.  Никогда ни в каких  ресторанах Таиланда и Куршавеля не придумают таких удивительных  напитков, как те, что породил в России год алкогольного дефицита. А какие из них были смеси!

О, смеси!

В силу этого  разнообразия и ощущения  среднестатистического россиянина  1 января 1986 года тоже были незабываемыми.

Я даже не особенно удивился, когда утром, открыв дверь  в ответ на назойливый звонок, увидел на пороге Снегурочку.

* * *

-Саш, - сказала Снегурочка. - Выручай. Деда Мороза из Института искусств не можем разбудить. А у нас частные поздравления с 11 часов уже должны идти.

И она протянула мне вискозную бороду на резинке, халат с оторочкой из неведомого меха, шапку, варежки и мешок- все атласно-красное, блестящее, и волшебный посох – ручку от швабры, перемотанную фольгой и серпантином.

Только тут я проснулся окончательно и все вспомнил. Это был  мой костюм. В нем я накануне дебютировал в детском саду на новогоднем утреннике - как артист от Бюро добрых услугНо к утренникам я все-таки готовился, учил сценарий. А тут – какие-то частные поздравления! Что, куда, зачем? В моем-то состоянии!

- Люди уже два часа ждут Деда Мороза! – сказала Снегурочка, глядя прямо в глаза. - А тебя, дедушка, все нет!

*  *  *

Это был глухой частный сектор в районе Большой Стрелецкой. Аборигены с любопытством смотрели на Деда Мороза, который бегал по сугробам и кричал через калитки: «А не подскажете, где восемнадцатый домномер?»

-А-а, дедушка! – встретил меня на крыльце жизнерадостный мужик.- А мы вас заждались!

Он завел меня  в темный коридор и молча протянул полстакана коньяку - явно припрятанного от гостей. Потом, так же украдкой, передал кулек с конфетами. Я положил кулек в свой атласный мешок и, отчаянно стуча черенком золоченой швабры, - на манер слепца -  вошел в комнату

-А где же мальчик Сережа? - засуетилась Снегурочка.

Я не сразу заметил из-под косматых бровей, как ко мне подвели слегка упирающегося мальчугана лет трех.

И грянул, не жалея глотки и легких:

- Мы на тройке долго мчались! В новогодний светлый час! Целый год мы не встречались! И соскучились без вас! С Новым годом, с новой датой! Поздравляем вас, ребята!!!

Других новогодних слов, кроме как из детсадовского сценария, я не знал. А эти учил в расчете на большой зал и сотенную аудиторию.

Малыш прижал уши и в ужасе бросился вон из комнаты.

Когда усилиями всей наличной родни Сережу успокоили и  снова подвели ко мне, я сам запаниковал и чуть не бросился назад в автобус. Но тут баянист заиграл  «В лесу родилась елочка», все запели, и мы  с Сережей успокоились.

Когда наше безобразное шоу закончилось, хозяин, страшно довольный, долго тряс мне руку и как бы нечаянно  уронил  в рукавицу что-то шершавое. На улице я вытряхнул из алого атласа стыдливо сложенную несколько раз зеленую трехрублевку.

* * *

Я, 25-летний пацан, быстро привык к тому, что ко мне почти одинаково почтительно обращались представители всех  поколений. Тогда счастливчиками считались все, кому вообще удалось заказать поздравление от  Деда Мороза для своего чада.  Я был, кроме всего прочего,  знаком престижа,  дефицитом - как икра, как колбаса, как водка - то есть, воплощенной мечтой каждого советского человека.

Снегурочка рассыпАлась в каких-то мелких затеях, баянист наяривал «Елочку», я  милостиво  принимал доклады об успехах в саду и  школе, стишки и песенки. И подолгу шарил в мешке с единственным, часто очень скромным  подарком.  И скоро стал понимать, почему Дед Мороз  получает за свою непыльную работу 1,5 рубля, тогда как взмыленная  Снегурочка и дипломированный баянист имели два рубля на двоих.  Именно я  был носителем Новогоднего Волшебства, а это страшная ответственность!  Это я намел снег выше заборов, это я  заморозил окна.  Без меня снег обратится в пепел, а эти двое – в двух скучных, заспанных людей, мучающих себя и других.

* * *

Последнее, девятое поздравление должно было произойти в три часа дня, но состоялось  только в  девять вечера. В большом, богатом доме  звучала музыка, горели цветные огни, шумела и танцевала веселая компания. Детей уже не было, но хозяин  и гости сами как  дети малые запрыгали при нашем появлении. Кто требовал подарка, кто рвался почитать стихи, но большинство хотело просто чокнуться с нами.

-Слышь, дед, - вдруг в самый разгар веселья отозвал меня в сторонку друг хозяина – нагловатый, коренастый, с глазами навыкате, следователь областной  прокуратуры. - Ты оставь нам Снегурочку, ладно? А сам иди, хорошо? Она не против.

Следователь положил мне в мешок пару пачек печенья, шоколадку «Аленка», пяток мандаринов и бутылку армянского коньяка. 

-Все будет путем, дед, - приговаривал он, подталкивая меня к выходу.

* * *

Чем дальше я удалялся от дома с искрящимися огоньками, тем паршивее становилось на душе. Я чувствовал себя преданным и предавшим. Особенно преданным.  Да, они  следователи, прокуроры, у них  икра с мандаринами. А кто я?  Я старенький дедушка.

- …Эй, дедушка! Дедушка Мороз, иди к нам!

Злобствуя на весь мир, я и не заметил, как дошел до Первомайского парка, где стайками ходили бедные – еще беднее меня,-  но развеселые  студентки. Махали мне руками девчата сразу из нескольких компаний. Третье общежитие было женским, а парк для его обитательниц был, считай, двором.

Я сообразил, что, пока реквизит не сдан в контору, я могу принести еще много радости людям.

Я тряхнул  мешком, полным подарков, и заорал на всю улицу:

-Мы на тройке долго мчались!!  В новогодний! светлый! час!!! Целый! год! мы не встречались!!!! И соскучились без вас!!!!!

Первомайский вокруг меня прыгал и  визжал от восторга.

* * *

Чтобы вызвать к жизни самые  настоящие чудеса, порой требуется совсем немного – клочок ваты, блескучий халат и черенок от швабры, перемотанный серпантином.

Автор: 
Александр Саубанов
13:25 01.01.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Автор, извини, не соглашусь. Чтобы чудеса пришли к тебе, ваты халата и черенка -маловато будет. К этому еще обязательно надо добавить молодость и чувство юмора, тогда все срастется. В те времена, о которых ты говоришь, у меня в квартире стояли пол.ящика сухого вина, пол.ящика шампанского и море водки. На талоны, которые давали раз в месяц - я умудрился собрать эти запасы. А талоны на сигареты (и сигареты из пайков) - отдавал своим друзьям. Так что, не все так было плохо, если не выпивать все зАраз. А вот то, что оставил Снегурочку - это плохо. И по поводу богатого дома у следователя прокуратуры - это какой был год? Надо бы уточнить, и желательно, вспомнить адрес. Читатели понимают, что это был 1986г. А вот в это я не верю.
И еще, в нынешнее время я бы согласился на спиртной талон. Может это была бы гарантия, что на следующий день не склеишь ласты. А экскурс в молодые годы - это всегда приятно читать. Только, мнение уважаемого журналиста - этого маловато будет. Особенно, если это мнение сегодня - это маленький провоцир. Кстати, я не думаю, что тогда вы думали так-же как и сейчас, когда написали эту статью. Думаю, если у вас поедет крыша, детство предстанет другим и вы напишете совсем другое. По любому, читать было интересно, так же как и смотреть Левиафана. Но, гадковато, и противоречиво. Надо всегда помнить о ложке дегтя, которую вы добавляете в бочку. Вкус изменяется и портит все.