Единое коррупционное пространство Воронежской области

Единое коррупционное пространство Воронежской области

Почему «дело Трубникова» живет и побеждает 

Сегодняшнее время – трудное, но интересное для настоящего коррупционера.  Я бы сказал больше: мы переживаем серебряный век русской коррупции – эпоху, полную открытий и творческих исканий.

Каждые полгода  законодатели совершенствуют антимонопольное  законодательство– и, значит, нужно постоянно думать, как обойти новые  силки и ловушки.

Надо  ежедневным дерзанием доказывать, что  даже при тотальном  засилье  электроники в сфере госзакупок  последнее слово остается за человеком.

А компьютер только тогда  сможет превзойти  чиновника, когда сам захочет иметь откаты с каждого подряда.

Самый капитальный фонд в мире

Сообщение о том, что у нас арестован замдиректора Фонда  капитального ремонта, совпало по времени с информацией о том, что наш Фонд – чуть ли не самый капитальный фонд в стране. Он занял третье место по  собираемости того, чего никто не хочет платить.  И  по ремонтируемости  того, что  ремонту не поддается.

А все потому, что мы  умеем  привлекать достойных подрядчиков.

Один из таких достойных и занес роковые  180 тыс. заместителю директора.

Ну что сказать. Я давно подозревал, что эффективность и коррупционность не мешают друг другу, а в отдельных случаях – смейтесь, не смейтесь, господа из ОНФ, – сочетание трудового энтузиазма  с  низкой корыстью  могут служить всеобщему благу.

Дорожно-денежное пространство

С Александром Трубниковым,  которого недоброжелатели  уже называют могильщиком гордеевской эпохи, мне посчастливилось встречаться несколько раз. Я делал с ним большие, полосные интервью по итогам дорожных сезонов и  не мог не одобрить ключевую идею героя, которую он лелеял  и развивал  от сезона к сезону. Это идея  единого дорожного пространства. Стоило произнести эти волшебные слова – и на странноватом лице Трубникова загорались раскосые глаза.

-Да, да! Единое пространство! Автомобилисту все  равно, на чьем  балансе находится дорога,  по которой он едет, – федеральная, муниципальная или областная. Ему надо обеспечить равный комфорт. Разве дело, чтобы машину начинало трясти, как только  начинался муниципальный участок.

-Не дело! - искренне мотал я головой.

Это был идейный коррупционер, который  последовательно  вел  нас к   идеальному устройству дорожного хозяйства -  ради того, чтобы мешки в его  родовом гараже исправно пополнялись пачками банкнот.

Ну, это я сейчас понимаю.

Путь  к Единому  Дорожному Пространству пролегал  через объединение под его началом и областных, и муниципальных подрядов – а значит, к удвоению подконтрольного денежного потока.  Он добился того, чтобы через его управление пропускались  все вложения в отрасль.

И вложения, как все  наблюдатели убедились,  приобрели более  системный, разумный характер. Появилась стратегия « концентрации усилий»,  сформировались  единые требования к качеству покрытия.

Фамилию Трубникова начли с благодарностью  произносить в Лисках, Павловске, Репьевке.

Марк Твен  бессмертен

Но Трубников сосредоточил  взяткооборот в одних руках - и нарушил главный закон под названием «Делиться надо».

В одну из последних встреч я не мог не задать Трубникову вопрос про Марка Твена – про первую анонимку, распространенную в Сети. Компромат был изложен хорошим языком профессионального журналиста, но фактуру явно добыли  ребята в погонах, а публикации в СМИ кто-то оплачивал через  посредников наличными деньгами. Такой хорошо организованный наезд должен был насторожить опытного дорожника. Но этот неисправимый  романтик даже не потрудился  перефасовать  купюры из мешкотары в пакеты.

-Наветы, - беспечно прокомментировал Трубников анонимку. - Мы давно ждали чего-то подобного. Противостояние нерадивых организаций с властью – закономерное следствие жесткой политики, проводимой управлением. Те из подрядчиков, кто привык лишь осваивать бюджетные деньги, а не добросовестно исполнять обязательства, оказались недовольны сложившейся ситуацией. Но им  придется смириться, потому что концепция единого дорожного пространства…

Да, он был неисправимый  романтик. Почти как Робин Гуд: отбирал добро у богатых и отдавал его себе.

Кесарю - кесарево

Конечно, случайное совпадение, но - из серии непростых случайностей. После Трубникова дорожное строительство в городе и области стало клониться к упадку. Строят все меньше,  обслуживают без радения, а благородные  революционные лозунги  не вспоминает никто.

И  эта картина подводит нас к главному вопросу. Что более приемлемо для общества - консолидация взяткооборота  с ценником « по совести» в одних руках, раздербанивание  его  мелкими чиновниками или тоталитарные поборы государства?

И не надо, господа из ОНФ, придираться к слову «приемлемо»! Главному дорожному контролеру Жозефу Еркнапешяну дальнобойщики  годами тихо и  послушно платили  дань за проезд перегруженных фур.  А как только примерно такую дань решило взимать государство, подняли бучу.

А не должно государство брать на себя функции, которые выполняет Еркнапешян. Кесарю-кесареву. А Еркнапешяну – еркнапешяново.

Прекратить  нельзя переосмыслить.

Уголовное дело Трубникова, на взгляд воронежского обывателя, – давно отработанный материал,  но оно продолжает обрушивать рейтинги губернатора и имидж Воронежской области. Каждый суд-пересуд в масштабах страны становится негативным информационным поводом и бросает на нас новое облако тени. Когда это закончится, трудно сказать.

Прекратить это нельзя. Можно только переосмыслить.

Автор: 
Александр Саубанов
13:34 21.12.2015

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки
И слава богу, что дело Трубникова продолжает жить. На этом деле, так же как и на деле Васильевой, показано истинное лицо наших уважаемых. Для себя уже почти решил - буду голосовать за Навального, или его приемников. И пусть они работают на Америку, мне уже без разницы. Хлебать нынешнее дерьмо уже надоело. Правда, есть еще надежда на КПРФ. Но, вижу - слабоваты они. Так что - нужны новые, пусть даже и авантюристы и продажники. Но, нынешнее болтающее болото - достало. Ни бэ, ни мэ. Так что, Навальный, в твоем полку прибыло.