Воронеж. Сколько ни кричи «ура!», во рту сладко не станет

Воронеж. Сколько ни кричи «ура!», во рту сладко не станет

Мы больше не говорим, что наша национальная идея – это патриотизм. Хуже: мы ее реализуем 


 

В минувший выходной  я наблюдал не только садовую феерию в  Центральном парке, но и некое действо в  Парке патриотов, которое  погрузило меня в недоумение на целых двое суток.

С 10 утра там  играли бодрые марши и стояли на плацу курсанты, несколько групп школьников  в военизированной форме и класс юных кадетов. Вокруг ходили похожие на человека-амфибию  аниматоры в  форме  летчиков-истребителей, демонстрировались  образцы стрелкового оружия.

Ученики воронежского лицея №2 пришли в морской форме своего военно-патриотического клуба.  Лица у них, однако, были  кислыми.

- Чего не радуетесь, орлы, вы же вместо школы отдыхаете в парке! – хотел подбодрить я патриотическую молодежь.

- Да, если бы! Нас сначала два урока в школе продержали, а потом сюда пригнали.

- А зачем?

Ребята не знали – вроде какой-то патриотический праздник.

Выяснить суть происходящего было и впрямь непросто. Ведущий  время от времени только объявлял о работе мобильного пункта отбора граждан на  службу по контракту, о работе  лазерного тира. Еще о номерах армейской самодеятельности – звучали песни какого-то неслыханного репертуара, без рифм и ритма (есть же у нас прекрасные военные песни, почему бы их не петь, товарищи?).

Неважно, что меня здесь держало. Важно, как мне мучительно было наблюдать страдания школьников, которые устали стоять, ужарились на солнце, а главное – изнывали от скуки. Они корчились, меняли позы, закатывали глаза. Только кадеты стояли строгой когортой.

Я-то себе развлечение нашел. Зашел в палатку по отбору  в службу по контракту и с удивлением увидел  серьезный интерес к контрактной службе. В палатку заходили студенты, вчерашние солдаты,  даже девушки. За неполный час капитан зафиксировал 30 обращений и принял 6 заявлений. Да! Армия хочет видеть в своих рядах профессионалов, которым можно доверить дорогостоящие «Арматы» и потому не жалеет денег на жалованье, надбавки, жилищные сертификаты, льготы и прочее, чего так стремительно лишается наша гражданская жизнь.

Почему-то никто не говорил о романтике армейской жизни, а слово «патриотизм» в палатке не прозвучало ни разу.

Но как только я вышел  из палатки –  оно полилось из всех громкоговорителей. Про патриотизм пели и даже плясали.

Дети уже разбрелись по парку. Кроме кадетов. Их  строго караулил наставник: стойкие оловянные солдатики кренились вбок от усталости, но строя не нарушали.

Вскоре ведущий собрал детей объявлением: «Ожидается приезд губернатора Алексея Гордеева и главкома Воздушно-космических сил Виктора Бондарева». Объявили раз, другой – нет главкома с губернатором. Дети опять начали расходиться. Наконец, через два часа главком Бондарев приехал – правда, без губернатора, зато с  партией свежих детей. 30 учеников Петропавловской средней школы  привезли за 200 километров, чтобы здесь, в парке они дали торжественное обещание юнармейца. Главком Бондарев, как выяснилось,  сам родом из Петропавловки, и  поэтому присяга была принята на самом высоком уровне.  Было торжественно, даже трогательно, хотя, думается, место для произнесения нехитрых слов  можно было найти и  поближе для ребят.

Но главком привык передвигаться на  истребителях, для него 200 километров – это 2 минуты лета. А  ребятам предстоял  обратный путь тоже в 200 км, и даже выдохшиеся школьники-матросы смотрели на них сочувственно.

Совершенно очевидно, что  все мероприятие, несущее  огромный воспитательно-патриотический заряд, предназначалось для главкома и сопровождавших его чиновников.  Возможно, временная нехватка патриотизма случается и у главкомов.

Зато я стал свидетелем возрождения на воронежской земле  движения, которому сам когда-то отдал посильную дань.  Но для меня путь в Юнармию не был столь мучительным и бессмысленным - я просто бегал с деревянным автоматом и кидал деревянные гранаты. Поэтому из меня не удалось вытравить патриотизм, как это сейчас на моих глазах чуть не сделали с нынешними школьниками.  Я по-прежнему люблю Родину и  готов ее защищать ее - возможно, даже с железным автоматом в руках.

Просто с годами я научился отличать Родину от Государства, а Государство - от  отдельных чиновников.

Почему-то именно самым бесталанным, нечутким, нетворческим чиновникам отдают на откуп тонкое дело патриотического воспитания.  Иначе чем объяснить, что мы за 25 лет новой истории так и не придумали своих, постсоветских форм воспитательной работы, а теперь возрождаем: пионерию («Движение школьников»), Юнармию, а теперь на государственном уровне собираемся  отметить 100-летие комсомола –  и  уже готовы «взять все лучшее, что было у ВЛКСМ».

Даже не так. Все, что придумывали  эти 25 лет чиновники, настолько напоминало  затеи советских времен, – только в  худшем, наиболее нелепом варианте, - что мы плюнули и просто вернули советскую «классику».

А в Центральном парке тем временем разворачивалась бесконечная феерия цвета, играла хорошая музыка и ходило множество людей, счастливых  жить в нашем чудесном городе и быть согражданами создателей такой  красоты.   

Автор: 
Александр Саубанов
17:50 13.09.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки
Что Вы хотите? Российский чиновник - не человек. А не человек - с трудом понимает людей, собака лучше понимает людей.

Читайте так же