Русский европеец, «паломник в Воронеже»

Русский европеец, «паломник в Воронеже»

Никите Алексеевичу Струве исполнилось 85 лет


 

Никита Струве - известный ученый-славист, издатель, историк Православия, главный редактор старейшего эмигрантского журнала «Вестник Русского Христианского Движения».

И это –  единственный из живущих ныне людей, входивших в близкое окружение воронежского уроженца  Ивана  Алексеевича Бунина. Более того – внесший немалый вклад в основание будущего музея писателя в Воронеже.

Уроженец парижского пригорода Булонь-Бийанкур, Никита Алексеевич Струве- человек очень русский: по воспитанию, вере, культуре, языку. И в то же время не обладающий ни каплей русской крови – в его родословной немцы, французы, англичане, строившие русскую культуру XVIII-XX вв. Естественное окружение в Париже с детских лет – дед П. Струве, К. Мочульский, А. Ремизов, Б. Зайцев, Н.Евреинов,  С. Франк. А дружба с  Буниными была семейная - с ними дружили и дед, и родители Никиты.

Когда Иван Алексеевич скончался, Никите Струве шел 23-й год -  он вырос и состоялся как личность не без влияния Бунина.

Никита Алексеевич  в  первый раз приехал в Советский Союз в сентябре 1990-го, на выставку издательства ИМКА-Пресс. По тем временам событие неожиданное, грандиозное! Глава издательства, еще недавно прогремевшего выпуском запрещенного «Архипелага ГУЛАГА», сегодня читает лекции, открывает выставку, а несколько фур с книгами из Парижа раскупаются в считанные дни.

Уже к тому времени не осталось почти никого, кто создавал духовное и творческое пространство первой волны эмиграции. Эстафету культурной миссии  принял Струве. При его участии было создано издательство «Русский Путь», библиотека-фонд «Русское Зарубежье», пополнившееся благодаря ему многими архивными коллекциями.

Одновременно в постсоветское время он борется за сохранение русского языка в высшей и средней школе Франции, инициирует канонизацию матери Марии.

Уникальный пример  духовной жизни на два дома – во Франции и России.

В 1990-х Н. А. Струве объездил с книжными выставками почти всю Россию. В наших краях – Воронеж, Борисоглебск. Везде - лекции, общение, книжные выставки-дары, пополнявшие  местные библиотеки.  По большей части местные власти мало понимали, какую традицию представляет Струве. Грело только слово - «Париж».

Никогда не забуду дни ИМКА-Пресс в Воронеже в сентябре 1992-го.  Их Струве сравнил с паломничеством, подразумевая прежде всего мандельштамовский Воронеж. Он презентовал выставку в Никитинской библиотеке, прочитал лекцию о Мандельштаме в университете. И впервые рассказал воронежцам  о христианской сущности поэзии Мандельштама

А с каким жадным интересом Никита Алексеевич читал настенные записи поклонников поэта в его подъезде, с каким волнением подходил к дому вифлеемской бедности в «яме» Мандельштама,  с каким жаром убеждал воронежских чиновников в необходимости музея опального поэта!

Его зачаровало Дивногорье  - «поразительное  пространство где-то между землей и небом». Позже его, пришельца с Запада, спросили, что его больше всего поразило в России? Спасское-Лутовиново и Дивногорье, ответил гость.

Сегодня Никита Алексеевич в прекрасной рабочей форме, много делает для России. Свидетельство тому - и его дар будущему бунинскому музею в Воронеже: 12 уникальных автографов Бунина  и редкие эмигрантские издания, которые можно было недавно видеть на юбилейной  выставке в Литературном музее.

Уверен, что и  музей, другие мечтания Никиты Алексеевича Струве, в том числе связанные с Воронежем, рано или поздно осуществятся.

 

Автор: 
Владимир Бойков
17:06 15.03.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки

Читайте так же