Как Воронежская область вошла в «красный пояс», оказавшийся мифом

Как Воронежская область вошла в «красный пояс», оказавшийся мифом

Памяти Александра Сорокина, «демократа первой волны» и журналиста навсегда

Не было "до",  не будет "после"

На советском гербе Воронежа – фрагмент шестерни, схематическое обозначение транзистора и колосья  по периметру композиции. Это был регион  машиностроителей, электронщиков, и передовых колхозов. И именно по  этим секторам советской экономики издержки державной реконструкции ударили больней всего.  В начале 90-х рассыпались шестерни, сгорели транзисторы, осыпались колосья. Огромное инженеров и квалифицированных рабочих оказались без работы и зарплаты, и часто, как и экс-колхозники,  кормились со своего огорода, а вместо работы ходили на митинги.

Матери простаивали днями в очереди за пособиями, которые все равно не выплачивались. Пенсионеры выходили на митинги, как на службу, по  показателям задержки социальных выплат Воронежская область находилась в числе печальных лидеров.

В этой ситуации  толпы бюджетников и пенсионеров и безработных инженеров были готовы идти за каждым из кандидатов в вожди – за каждым, кто способен был дать надежду. И лучше всего это получилось у коммунистов

Особенностей больше, чем стандартов

Особенностью исторического момента считается, тот факт, что новая Россия, став суверенным государством, избирала президента  впервые .

- Тем не менее, де юре президент у России был - избранный еще в 91-м, во времена Союза, - уточняет историк и политолог, автор книги «Воронежская область на переломе эпох» Павел Кабанов. -  Другое дело,  что с тех пор столько воды утекло, столько перемен свершилось, что   строить власть приходилось на принципиально новом  правовом и политическом поле. Воронеж, как положено одному из политических центров страны,  активно  готовился к предстоящим баталиям.

Наиболее влиятельной силой  оставались организации левого толка и им сочувствующие. Летом 1995 года они объединились и  создали блок «Власть народу!», базой которого послужила КПРФ. Она насчитывала в своих рядах  семь тысяч «штыков», имела первичные ячейки по всей области и опытного неформального лидера  - Ивана Шабанова. К 1996 году союзники получили большинство как в городских, так и в областных законодательных органах,  и внесли весомый вклад в формирование левого большинства в Госдуме.

Им оставалось выиграть две битвы – выборы президента и губернатора, чтобы реванш был полным. Обе кампании  пришлись на 1996 год.

Без хлеба и соли

Визиты  кандидатов в президенты  стали  для воронежцев  незабываемым шоу. Воронеж кандидатам, надо понимать,   тоже запомнился.  Для большинства  них, например,  оказался  неожиданностью тот факт, что первые лица региона не встречали  дорогих гостей ни в аэропорту, ни на вокзале. В других-то регионах хлеб-соль  выносили на перрон чуть ли не лично губернаторы.  Наш Александр Ковалев,  старался держаться от них как можно равноудаленней.  Однако не всегда,  по воспоминаниям  Павла Кабанова,  (в те времена – чиновника обладминистрации) это получалось.

Кудрявый  (тогда еще) вождь либерал-демократов Владимир Жириновский начал свое  выступление на предвыборном митинге,  а потом и  на пресс-конференцию с безобразного «наезда» на  губернатора  Ковалева. Мол, не встретил его  глава региона на вокзале -  видно, в  бане парился. 

Вместо того, чтобы осудить неадекватное барство Жириновского, воронежцы встретили  эту реплику с явным одобрением. Губернатора  Ковалева это  страшно уязвило,

Почему баня? А вот так! Просто красное словцо  в наборе  обличителя.  Но в итоге  Жириновский с профессиональной подлостью выбил для своего рейтинга 100 очков из 100 своими  вроде бы абсурдными заявлениями. А Ковалев, доказывая заявлениями в печати, что он не верблюд,  сделал себе только хуже: ага, задело за живое, знать, рыльце в пушку…

Геннадия Зюганова  однопартийцы встречали на вокзале полным гвардейским составом, выстроившись по рангу во главе с первым секретарем обкома Русланом Гостевым. А действующая власть выглядела пестренько: наряду с вице-губернатором  Юрием Савинковым  в делегации был заместитель председателя горсовета Сергей Колиух, какие-то советники и  пресс-секретари. «Они бы еще дворника прислали», - громко сказал вождь, и все присутствующие  посмотрели на Колиуха.

Зато величественный генерал Лебедь оказался истинным демократом  в  обращении с  провинциалами.  Даже когда в Боброве на обеде в местной столовой на супругу Лебедя нечаянно вылили целый поднос горячего борща, генерал и глазом не моргнул: «Много чего на мою жену выливали, но борщ - впервые».

Все кандидаты в президенты, кто нашел время приехать в Вороне, вывезли от нас   хоть небольшую прибавку к политическому капиталу. Воронежцы встретили их с искренним интересом, проводили с  симпатией. А вот Ельцин не доехал  до столицы Черноземья.  Доехал бы – может, и воронежские рейтинги  у лидера  демократической России были бы другими.

Горячее лето  1996-го

Выборы президента состоялись в два тура, по нынешним политическим понятиям, в самое  глухое время  - в июне- июле 1996 года. Страна заметно колебалась в первом туре, но, напуганная  листовками «Не дай Бог!», напоминавших  о кровавых страницах недавнего коммунистического  прошлого, подбодренная   программами  "Голосуй, а то проиграешь!", многочисленными концертами эстрадных любимцев, во втором туре дружно  проголосовала за Ельцина.

Кампания 1996 года была тяжелой для Бориса Ельцина. Его первый президентский срок  был наполнен серьезными проблемами: падение уровня производства в России, невыплаченные зарплаты и пенсии, бедственное положение армии, война в Чечне. И если в 1991 году реальных соперников  у Ельцина, доблестного героя августовских битв, не было , то в 1996 году возникла серьезная опасность проигрыша. На его стороне остался, по сути, один безусловный козырь:  страх реставрации  сталинизма.

- На мой выбор  решающим образом повилял… кинематограф, - поделился неожиданным воспоминанием  политолог и журналист Александр Косырев. -  Мало кто заметил, что за завесой дешевых листовок массированно  шли серьезные, качественные фильмы на темы недавней истории . «Холодное лето 53-го»,  кинодокументалистика. Серьезное,  качественное кино, которое  мобилизовало интеллигенцию на  поддержку демократических реформ.

Тем не менее, Воронежской области   в целом в обоих турах выиграл Геннадий Зюганов. На финише гонки он опередил Ельцина, набрав свыше 57 % голосов – на одну пятую больше, чем  у кандидата номер один. За Ельцина  во втором туре  проголосовали около 37% жителей области.

Остров Крым, санаторий «Воронеж» 

Подобные цифры прозвучали приговором  Ковалеву.  А формальным поводом для отставки стал многотысячный, даже по тем временам резонансный митинг воронежцев против многомесячных задержек пенсий и зарплат. Но тут воронежские коммунисты явно переиграли  Кремль. Они  расчищали дорогу не для компромиссной фигуры крепкого хозяйственника Цапина, а для  своего, родного, безупречно «красного» кандидата.

Вспоминает Александр Сорокин, журналист, демократ и депутат горсовета «первого призыва»:

- Сразу после президентских выборов сам Ковалев и его команда  – депутаты, политтехнологи,  аппаратчики - чартерным рейсом поехала в Крым. Праздновать было нечего. Но самолет был заказан, гостиница забронирована.  В конце концов, эта поездка  была, кроме всего прочего, гонораром за  непростую, тогда еще малооплачиваемую работу, которое окружение действующего губернатора честно исполнила. Хорошая была поездка.  Санаторий ЦК КПСС «Воронеж» оказался на удивление скромным заведением, зато располагался почти в центре Ялты , и с балкона можно было слушать шум  прибоя и время от времени – комсомольские песни в исполнении нашей делегации.

Да, весь демократический  актив имел за спиной школу комсомольского актива,  о котором многие  вспоминали и вспоминают   с ностальгией.

- В Крым мы приехали при губернаторе Ковалеве, а уезжали, когда в Воронеже уже подписывал новые директивы и.о. главы региона Александр Цапин, - продолжает Сорокин. – Александр Яковлевич о своей отставке узнал из телевизора.

Интересно, что у « ковалевской команды»,  которая в основном состояла из муниципалов, реакция на это сообщение была скорее положительной. Перспектив политического перелома  префекты здесь  не увидели . Ковалев был для них свой, но и Цапин – свой. Тоже комсомолец в прошлом, тоже  муниципальный руководитель , тоже прост в общении и доступен. После провала выборов  последствия для «команды» могли оказаться  куда худшим. Так что  радовались.

Более того,  чуть позже произошел, кажется, единственный для региональной коммунистической организации случай партийного бунта. На выборах губернатора воробьевские коммунисты поддержали не однопартийца Шабанова,  а ставленника антикоммунистической власти» Цапина.

Не корысти ради

Опустевшее кресло воронежского губернатора было  разыграно  в жесткой, непредсказуемой борьбе. На Шабанова  работала газета «Коммун» и ВГТРК, возглавляемая Алексеем Наквасиным. «Воронежский курьер» и «Молодой коммунар» поддерживали Цапина. По медиараскладу и  не скажешь, что в этой кампании  был задействован сколько-нибудь серьезный административный ресурс.

- Конечно, он бы, но использовался обеими сторонами, так что  все было относительно честно, - не сомневается доктор политологии, профессор ВГУ Александра Глухова. - Криминал расцветал пышным цветом, но не успел добраться  до  выборной системы. Были свои  подковерные игры, были  сомнительные компромиссы, но не было открытой торговли мандатами, «технических» кандидатов, откровенного криминала Денежный фактор играл  в предвыборной кампании небольшую роль - отчасти потому, что у партий просто  не было денег, даже у «партии власти» - сообщества чиновников.

- Я всегда, в том числе и в 1996 году, был противником  всенародных выборов губернатора, потому что уже тогда  политическая схватка  стала превращаться в борьбу денежных мешков, - утверждает  бывший красный губернатор, а ныне действующий  руководитель воронежского отделения Союза пенсионеров Иван Шабанов. -  А о какой объективности всенародные выборы в районах области может идти речь? Народ думает, что он избирает себе главу, который чуть ли не судьбу будет их решать  - между тем  его выборы на 90 процентов финансируются из области. А сейчас чем отличаются позиции кандидатов? Посмотрите программы всех партий: все за одно и то же, по сути.

Надо сказать, что  программы  Цапина и Шабанова в 1996 году тоже мало чем отличались друг от друга. Декларативные, состоящие из общих мест – сейчас бы  журналисты от них камня на камне не оставили бы. Поэтому решающее  значение имели не столько идеологии и  технологии и даже не вышеупомянутый админресурс, сколько  личностное соперничество.

- Как журналист и руководитель телекомпании   я ездил  на ключевые мероприятия предвыборной кампании с разными кандидатами, - рассказывает политолог Александр Косырев.-  Но настоящее партнерство  в конце концов  наладилось именно с Шабановым.  Сработал простой фактор: вокруг Цапина всегда толпилось много чиновного люда. А Шабанов ездил  на полупустой машине. И как-то меня  пригласил  покататься вместе. Поговорили. Подружились. При всем уважении  к Александру Николаевичу Цапину, нельзя не заметить: его сдержанные манеры , эмоциональная  нейтральность  привлекали людей гораздо меньше, чем  образ  человека с душой нараспашку, который формировал Шабанов. Он приезжал один в сельский клуб – и держал зал  на таком эмоциональном подъем е, какого  и звездам эстрады не добиться.

Это было время моды на политические  блоки. Коммунисты и  близкие им по духу товарищи образовали народно-демократический союз, включавший  аж 36 коллективных членов. Лидерами объединения и, соответственно, предвыборной команды Шабанова являлись неординарные личности- Руслан Гостев, Георгий Костин, Владимир Корнеев, Нина Кульбака, Сергей Рудаков, Вячеслав Толчеев, Леонид Коробков, Борис Скрынников.

Александр Цапин не мог  похвастать таким политическим ресурсом.  Спешно собрали под него  «Конгресс общественно-политических сил  области»– но эта пестрая околодемократическая публика  ни в какое сравнение не шла  с мощной, хорошо смазанной коммунистической  машиной   пропаганды, агитации и организации. Активисты старой гвардии шли в народ не ради денег,  часто они, как и прежде, работали «за идею». Пенсионеры, вздыхая по лучшим временам, бесплатно разносили простенькие газеты, расклеивали незамысловатые листовки. И это в большинстве случаев было намного эффективнее.

Первые всенародные

Гвоздем   выступлений  обоих кандидатов была критика. Цапин построил кампанию на  анекдоте про чиновника и три конверта.  Тогда анекдот был уже  бородат, а сегодня, возможно, уже забыт:  о том,  как некий начальник, придя к власти, получает от предшественника три конверта и напутствие- вскрыть, когда будет туго. В первом конверте  находился совет: «Вали на предшественника», во втором  – «Меняй команду!». В третьем: «Готовь три конверта».  И тут  же в ходе предвыборных выступлений, Александр Цапин  на правах  действующего преемника  «вскрыл» первый  конверт. Поводов для критики ковалевского правления было хоть отбавляй: бюджет исполнен едва на две трети,  многомиллиардные долги  за энергоресур сы, по пенсиям и  детским пособиям. А хуже всего – факты  заграничных поездок и банкетов чиновников, особенно раздражавшие полуголодных воронежских избирателей.

Но этими же  разоблачениями  пользовалась и шабановская команда, которая, не мудрствуя лукаво, переводила стрелки на соперника: имя Цапина  ее агитаторы связывали с ругательной фамилией Чубайса, с реформами, со всеми трудностями текущего момента.

-Коммунисты так уверенно шли вперед в губернаторской кампании , что их кандидат  Иван Шабанов не стеснялся выдвинуть такую квинтэссенцию своей идеологии, - напомнил историограф 90-х Павел Кабанов. – На вопрос корреспондента «Коммуны»: «Вы были когда-то пастухом. Что главное в этой работе?», он ответил -«Учет и контроль. И чтобы стадо  всегда шло в нужном направлении».

«Стадо», ностальгирующее  по  светлому прошлому с железобетонными соцгарантиями,  было готово идти в нужном направлении. И на этом пути  легко как пушинки,  отбросило на обочину  таких ярких «демократов», как Виктор Давыдкин, Валентин Котляр, Сергей Кравченко, как экстравагантный коммунист Василий Кобылкин и харизматичный предприниматель Николай Матвеев.

Результатом  первых всенародных выборов губернатора  была победа Шабанова – но без сокрушительного разгрома: 49%  избирателей проголосовали за представителя коммунистов, 41,2% - за  действующего губернатора.

 - В средине 90-х появилось наше объединение «За честные выборы», - рассказывает доктор политических наук Надежда Поливаева. -  Многие воронежцы дорожили завоеваниями молодой демократии и боялись, что нечестная игра может все испортить. Я была добросовестным наблюдателем на выборах. От  звонка до звонка наблюдала за всеми процедурами. Серьезных  претензий ни к организаторам, ни к избирателям предъявить не могу. Выборы, по крайней мере, в областном центре, проходили чисто и спокойно. Это было реальным народным волеизъявлением!

Профессор ВГУ, доктор политологии Александра Глухова предложила пошире взглянуть на традиционный консерватизм сельских жителей   региона. Живущему на плодородной  черноземной земле есть что терять, есть за что держаться. Антоновщина, казачьи и кулацкие бунты – так крестьянин отстаивал  привычный уклад жизни в ту еще революцию. Митинги и протестное голосование в пользу социализма в 90- е – по сути тот же процесс.

Последние стали первыми

Итак, последний секретарь обкома КПСС Иван Михайлович Шабанов стал первым избранным губернатором. И стал вместе  с другими губернаторами, вроде коммунистической ориентации строить что-то вроде политической Китайской стены – «красный пояс». Область на четыре года погрузилась в коммунистическое «болото». Федеральная власть стала придерживать инвестиции, чтобы проучить неправильный электорат, да и частные инвесторы стали обходить регион стороной. И, чтобы оправдать последовавшие провалы в экономике региона, Шабанову приходилось изыскивать самые экзотические оправдания -  вроде клопа-черепашки, пожиравшего львиную долю урожая.

Так, по крайней мере, принято считать. Но   убедительных доказательств, что федеральный центр сознательно душил  «красную Вандею», держал регион на голодном инвестиционном пайке, нет. Да, « пролетела» наша область мимо ряда федеральных проектов. Но десятки других регионов, и «красных», и «белых» тоже оказались в компании «пролетевших». Что касается частных инвестиций… Подняв  архивы Воронежстата, мы обнаружили вообще нечто удивительное. Вот оно:

Динамика иностранных инвестиций в 1997–2004 годах

 

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

Объем иностранных инвестиций,
 млн. долл. США

1,1

3,9

18,2

20,9

29,3

55,6

29,6

57,5

То есть, за «красное» четырехлетие объемы иностранных инвестиций  выросли почти в 20 рез. А при Кулакове, губернаторе, вполне себе встроенном в «вертикаль», - менее, чем вдвое. Речь идет, акцентируем, именно на буржуйских инвестициях. А если рассматривать ретростатистику по отраслям, то легко заметить: интенсивный рост в 90-е показала торговля, логистика, строительство жилья – и здесь мы развивались вровень с соседями по макрорегиону. Но еще более бурно развивались сырьевые, добывающие отрасли. Именно в этом факторе , а не в цвете глобуса Воронежской области крылись причины углубляющегося отставания от Липецка-Белгорода.

Игра в красных и белых

Зато и воронежской администрации, и промосковским  политикам было выгодно   ссылаться на «фактор красного пояса». Коммунистам – чтобы лишний раз  «наехать» на федеральную власть и возбудить раздражение людей.  Сторонникам «вертикали» - чтобы апеллировать к прагматически настроенным согражданам за поддержкой в грядущих компаниях.

Одним словом, «красный пояс» является скорее  областью житейских мифов, политических мечтаний и даже…поэзии. Неплохой поэт из Новохоперска  Александр Болдырев писал: «Оклеветан, охаян//край за то, что не сер,//но остаточно красен -//на советский манер.//А земля плодородна.//И народ не лентяй.//Почестней бы законы -//и живи, процветай!//Площадь «Красная» - словно//и достойно звучит.//Я мечтаю, чтоб «Красный»//Пояс был знаменит!»

Геннадий Зюганова  на пленуме  ЦК КПРФ 20 мая 2000 года: «Реальным шансом на мирное, эволюционное  избавление России от правящей олигархии  и ее разрушительного курса  было и остается превращение «красного пояса» в альтернативный  центр силы и притяжения- в «государство в государстве».

Но было уже поздно.  Игра в «красных» и «белых» закончилась.  Наступала эпоха стабилизации.

Агитпроп 90-х

Иногда они возвращаются

«А субботу посмотрел  по НТВ телекалендарь знаменательных дат  за  8 декабря:  1980-й: убит Джон Леннон. 1938 год: наркомом  внутренних дел назначен Лаврентий Берия. 1991-й: Беловежское соглашение.  Мне лично жалко тех, кто искренне надеется, что Воронежская область на днях вернется в какой-нибудь 1980-й год. Увы, Цапин не вернется. И еще мне жаль, что мы отказались от  толкового мужика  и отличного хозяйственника . Боюсь еще пожалеем.

Александр Сорокин, «Молодой коммунар», 23 ноября 1996 года

Ельцин и деньги

В своей предвыборной публикации кандидат Ельцин честно раскрывает свои  доходы  по данным декларации за 1994 год: зарплата – 15, 3 млн. рублей, гонорар за книгу «Записки Президента» - 537 млн. рублей  или 280 тыс. долларов от издательства «Эндрю Нюрнберг Ассошиэйтс».

«Молодой коммунар»,  4 июня 1996 года 

 

Вождь и женщины

Лидер   движения «Женщины России» Екатерина Лахова :  «Г.Зюганов не был даже первым секретарем компартии, никогда не держал в руках ни одного финансового документа. С трибуны говорит  о бедах народа, а стремится лишь к достижению личной власти. И этот человек обещает вывести страну из кризиса?! ...Наконец, в предвыборной  программе Б.Ельцина есть специальная глава о защите прав женщин; все же другие кандидаты женщин в своих программах не замечают…»

 «Молодой коммунар», 6 июня 1996 года

 

Лебедь и конопушки

Александр Лебедь: «Когда я буду президентом России, мы сдернем   с нее окончательно имперскую маску, и миру откроется ее улыбчивое, слегка конопатое лицо».

 «Воронежский курьер», 13 февраля 1997 г.

 

Звонок в кустах

«В среду на встрече  Александра Цапина  с работниками мехзавода  раздался звонок мобильного телефона.  Воронежскому губернатору позвонил  генерал Александр Лебедь. Думается, читателям «МК» будет интересно узнать, о чем беседовали два Александра. Приводим текст  разговора:

«…А.Л.: - Я выражаю вам величайшую принательность за то, что вы успели сделать в Воронежской области за два месяца. И мы, помолясь, не без труда, не без скрипа но двинемся вперед…»

«Молодой коммунар»,  4 декабря 1996 года

 

Мечты кандидата Цапина

«Адмиралтейская площадь и набережная – это не место для выгула собак, как некоторые  пытаются представить . Площадь и набережная скоро станут любимым местом отдыха горожан. Туда в первую очередь будут приводить  гостей города.

….А что касается  реконструкции старого  исторического здания, то это  мое кровное дело…На прощальном спектакле , на «Бесприданнице», я обещал  труппе и художественному руководителю, что судьба этого прекрасного здания будет  счастливее судьбы героини этой пьесы. А относительно  нового здания я думаю так: сделаем  хорошую акустику и воплотится моя мечта. Можно мне помечтать?  В большом зале установим настоящий кафедральный орган, лучше, чем в зале Московской консерватории…

….Мы буквально сидим на золоте. У нас богатейшие запасы никеля, циркония В районе Калача  есть нефтяные месторождения...  Наши соседи-волгоградцы свои  полезные ископаемые уже  разрабатывают. А мы почему спали?»

«Молодой коммунар», 23 ноября 1996 года

 

 

Автор: 
Александр Саубанов
08:58 20.06.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки