Воронежский депутат Госдумы: «В России формируется агрессивное подполье»

Воронежский депутат Госдумы: «В России формируется агрессивное подполье»

Сергей Гаврилов дал актуальное интервью «Времени Воронежа»


 

Депутат Государственной думы, председатель комитета по вопросам собственности Сергей Гаврилов (фракция КПРФ) является также координатором Межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей. Одно из направлений деятельности этой группы – противодействие сектантству. В этой части своей деятельности в настоящее время эта группа готовит поправки в законодательство, часть из них уже принята.

Изменения коснутся нескольких законов - о борьбе с
отмыванием денег, о свободе совести, Уголовного кодекса. Сергей Гаврилов ответил на вопросы интернет-газеты «Время Воронежа», касающиеся этой сферы деятельности Межфракционной группы. 

 - Насколько, по-вашему, серьезна ситуация, которой занимается группа?

- Идет вторая, после 90-х годов, волна нашествия со стороны тоталитарных деструктивных сект. По сути, в России формируется закрытое, спаянное, агрессивное подполье. Всплеск активности зарубежных сект мы увидели после Майдана, в момент
появления западных санкций, обострения экономической и политической
напряженности вокруг нашей страны. Большинство сект носят не религиозный характер, а вовлекают людей, в первую очередь, молодежь, в экстремистские организации, оргии, употребление наркотиков, по сути дела, переводят их на рабское положение адептов. То есть тоталитарность возросла на порядок особенно сейчас, в кризис.

- А в чем их цель?

- Дискредитация людей с традиционной моралью, ценностями. Отказ от традиционного образования, от лечения, образа жизни, от семейных связей и близкого окружения, от истории. Многие сектантские проповедники призывают игнорировать выборы, не служить в армии, не платить налоги, не использовать визы при пересечении границ, а перемещаться нелегально. Это вещи крайне опасные, поскольку отталкиваются еще и от реальной политики, которая, казалось бы, далека от богословских дискуссий.

 - По вашим сведениям, много ли в России приверженцев сект?

- По некоторым оценкам, до 800 тыс. человек, большей частью, молодежь. При этом наиболее активные секты имеют центры в США и финансируются оттуда. Спектр их очень широк - от целительских, псевдоиндуистских,
псевдобуддистких до националистических. Последние проповедуют расовое превосходство, попытки отказаться от многовековой истории христианства. Сейчас многие из них связаны напрямую с западно-украинскими оккультными группировками, напоминающими культы гитлеризма.  

По нашим оценкам, объемы финансирования сект около одного миллиарда долларов в год. Большинство религиозных объединений превратились в полноценный прибыльный бизнес. Источники финансирования - наличные деньги граждан. Как правило, финансируется не сама религиозная деятельность, а так называемые миссионерские квазисоциальные проекты. Например, внедрение в школы идет через изготовление учебных пособий.

Часто под видом помощи инвалидам в страну ввозится вал соответствующей
литературы. Ее раздают у пешеходных переходов, около магазинов.
Ряд сект связан с американскими спецслужбами, потому что неоднократно их миссионеры попадались при попытке получить информацию о
воинских частях и военных объектов.

Целые регионы подпадают под влияние миссионеров. Основной удар пришелся по коренным жителям Заполярья и Севера, по людям, живущим в согласии с природой. Их наивностью и чистотой пользуются, искалечены судьбы десятков и сотен семей. Многочисленные финансовые «пирамиды», изъятие денег, имущества – еще одна сторона медали обратного оттока средств населения.

- Но каждый вправе распоряжаться своими деньгами по собственному усмотрению.

- Попадая в секту, люди недобровольно расстаются с собственностью. Их вводят в заблуждение различными способами. Как правило, сначала в вежливой форме оказывают самое настоящее психологическое давление. Методика работы многих сект построена на вымогательстве, мошенничестве с использованием психического или психологического насилия и принуждения. Например, некоторые призывают людей продавать квартиры, селиться в лесах и искать в этом спасение. В России уже более трех десятков таких «эко-поселений», и это при том, что право поселения в такой общине стоит около 30 тыс. долларов.

В России практика показывает, что лица, пострадавшие от сект (в том числе их родственники), часто обращаются в суд по поводу истребования имущества из чужого незаконного владения, а также о признании сделок по отчуждению либо передаче прав на имущество недействительными. И нам стоит задуматься над ужесточением законодательства в отношении деятельности организаций, посягающих на личность и права граждан (ст.239 УК РФ), потому как действующие нормы весьма затруднительно применить к сектам, которые путем принуждения склоняют граждан к передаче финансовых средств и иного имущества в пользу секты.

 - Сколько всего в России организаций, которые вы считаете сектами?

 - По нашим оценкам, от 300 до 500.
Сегодня в России любой может зарегистрировать религиозную организацию в Реестре религиозных организаций, который ведет Минюст. И критерии для
регистрации стерты. Есть только критерий на экстремизм. Но время требует других критериев. Например, на соответствие традиционным ценностям, срокам деятельности.  Мы предложили Совету безопасности страны, силовым структурам, Минюсту отработать новые методы, технологии, критерии соответствия, по которым допустима религиозная деятельность, доступ к работе с молодежью, с детьми. Среди определяющих критериев - использование психотехник воздействия на сознание, попытки изъять имущество у граждан. Должно быть исключено или взято под контроль зарубежное финансирование.

Это потребует системной работы Минюста и Росфинмониторинга, ФНС, Министерства образования под контролем Совета безопасности. Функции этих ведомств, причем на уровне регионов, должны быть усилены по аналогии с антитеррористическими комиссиями, работой по выявлению и учету иностранных агентов среди некоммерческих организаций. Работа с деструктивными тоталитарными сектами, религиозными организациями, конечно, более сложная, трудно разобраться в формах, которые они используют в обработке граждан. Поэтому кадры надо готовить, причем в Центре по борьбе с экстремизмом. Не бить по хвостам, а профилактировать возникновение угрожающих стране сект.  

Для противодействия этому и нужно законодательство, которое, с
одной стороны, вводит критерии для существования религиозных организаций, с другой - крупную финансовую, административную, уголовную ответственность. У нас пока действуют небольшие штрафы, от 300 тыс. до исправительных работ.

На наш взгляд, Уголовный кодекс должен быть доработан в части установления ответственности в отношении организаций, деятельность которых сопряжена с психическим принуждением, с физическим, психическим и психологическим насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью, а также установлением ответственности за склонение, вербовку или иное вовлечение лиц в деятельность таких организаций.

Также следует задуматься над введением по сути нового состава преступления – мошенничество, совершенное лицом с использованием психического или психологического насилия над гражданами или с использованием психического принуждения граждан.  

Ещё одна близкая к этой теме проблема - оказание услуг оккультно-магического характера вполне тянет на новый признак состава такого преступления как вымогательство. К тому же, по закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» запрещено относить к народной медицине оказание услуг оккультно-магического характера и выдавать такие услуги за народную медицину.

Лично я не вижу правовых препятствий к тому, чтобы наконец-то в России была повышена эффективность правоохранительных органов по противодействию преступной деятельности сект. Я убежден, что права и законные интересы нормальных людей должны быть защищены от подобного рода преступных посягательств, совершаемых под прикрытием свободы вероисповедания.

Автор: Сергей Иванов

13:27 24.02.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
"В России формируется агрессивное подполье". Пишущая братва, ну вы и даете. Секты - это не подполье. Они на поверхности были и есть. Их надо убирать - это даже к бабке ходить не надо. И представитель КПРФ об этом и говорит. А уж, что эти бесноватые являются подпольем, извиняйте. Это мошенники, которым до лампочки, какая власть на дворе. Главное - была бы прибыль. Решение однозначно - гнать в шею. Замечу, я не сторонник нашей РПЦ.