Воронежский адвокат: «Возместить потери от блокировок Telegram маловероятно»

Воронежский адвокат: «Возместить потери от блокировок Telegram маловероятно»

IT-юрист Александр Мазалов рассказал, как борьба Роскомнадзора и интернет-мессенджера отразится на воронежских пользователях

Суммарная аудитория крупнейших воронежских информационных и околополитических каналов в интернет-мессенджере Telegram к моменту начала его блокировок составляла около 6 тыс. пользователей. Хотя Telegram не заменил традиционные и электронные СМИ, свое место в коммуникационной среде региональной политики он все же получил – во многом благодаря каналу политических слухов «Андрей Иосифович Макин» и агрегатору «Воронежский Караульный». Смогут ли блокировки изменить ситуацию в воронежском Telegram, какие законы касаются контента информационных площадок в мессенджере и что делать предпринимателям, чьи интернет-проекты пострадали из-за блокировок, интернет-газете «Время Воронежа» рассказал специалист по юриспруденции в сфере IT, адвокат Александр Мазалов.

– Telegram в России официально заблокирован. Значит ли это, что все происходящее внутри мессенджера, в том числе, контент популярных каналов, больше не существует для российского законодательства?

– Нет, такой подход противоречит логике действующего законодательства. Ответственность для граждан РФ наступает за сам факт противоправного действия с использованием средств массовой информации, независимо от того заблокированы они в России или нет. Более того, при пристальном рассмотрении, мы не найдем в законе ограничений на юрисдикцию, в которой информационная площадка работает, то есть, условно говоря, призывы к свержению российской власти в Washington Post – уголовное деяние с точки зрения УК РФ.  Факт блокировки означает лишь невыполнение публичной платформой требований законодательства, он никак не освобождает пользователя от ответственности, например, за призывы к осуществлению экстремисткой деятельности. Тот факт, что каналы в Telegram так и не были официально признаны СМИ, никак не ограничивает свободу правоприменения. Случаи возбуждения уголовных дел за «репост» в Telegram е уже есть.

– Нарушают ли закон люди, которые продолжают пользоваться Telegram ом и размещать там свой контент? Например, если при этом они пользуются средствами обхода блокировок, например, прокси и VPN?

– Безусловно, если следовать букве закона, сам факт доступа к запрещенным ресурсам не является правонарушением. К сожалению, техническая необходимость зачастую мешает надзорным и правоохранительным органам рассмотреть текст нормативных актов, которые они охраняют.

– Что такое каналы в Telegram (анонимные или авторизованные) с точки зрения закона? Как они регулируются?

– Telegram-канал это, безусловно, одна из форм «блога». Так как одиозный «Закон о блогерах» был отменен в 2017 году, в России отсутствует специальное регулирование для новых форм журналистики. На авторов, тем не менее, действуют общие требования иных законодательных актов, касающихся сбора, обработки и распространения информации.

– Что сегодня может грозить человеку, который распространит через Telegram недостоверные сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию?

– В России, после недолгого отдыха, снова действует ст. 128.1 УК РФ – «Клевета», странное и бездействующее до поры правовое явление, и, безусловно, пользователь Telegram может быть привлечен к ответственности, если суд найдет в его сообщении состав этого преступления. Возможны и иски от оскорбленного гражданина о возмещении морального вреда и понесенных убытков. Пока, относительной, хотя и не надежной защитой от них, является анонимность пользователя Telegram.

– Блокировки Telegram пока что затронули не столько сам мессенджер, сколько никак не связанные с ним бизнесы, размещавшие свои сайты на заблокированных Роскомнадзором IP, которые Telegram использовал для обхода блокировок. Может ли сегодня предприниматель разблокировать такие ресурсы? А потребовать от регулятора компенсации за понесенные потери?

– Да, безусловно, предприниматель может обратиться на горячую линию Роскомнадзора, однако не будем забывать, что установленный Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» и «Инструкцией Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по работе с обращениями граждан, объединениями граждан и юридических лиц», срок – один месяц.

Так как действия Роскомнадзора постулируются как заведомо законные, я рассматриваю возможность возмещения убытков как маловероятную.

– Обращались ли к вам воронежские предприниматели за консультацией или юридической помощью в этих вопросах?

– Да, кто-то ищет быстрый способ снять блокировку его сервиса (такого способа, кстати, нет), большинство столкнулось с тем, что не понимают, как сообщить контрагентам о проблемах, связанных с действиями Роскомнадзора, и какая ответственность может им грозить за срыв сроков, или невозможность выполнить условия договора.

– Насколько вообще, на ваш взгляд, блокировки Telegram затронули общественную и бизнес-жизнь Воронежа?

– Мне, как юристу, неприятно видеть, с каким воодушевлением люди в Воронеже обходят положения закона, пусть даже самого глупого. Блокировки «телеги» научили целый ряд граждан технологиям, которые в здоровом обществе просто не нужны. Доверие к государству падает, а уважение общества к надзорным органам тает тем больше, чем отчаянней становятся попытки Роскомнадзора бороться с Telegram. Это ситуация в которой проигрывают все кроме Telegram – популярность которого растет быстрыми темпами. Из лаконичного мессенджера, сервис превратился в флаг борьбы за свободы личности – на мой взгляд совершенно необоснованно.

Автор: Олег Григоренко

15:46 19.04.2018

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.