Мэр Воронежа: «Желание перемен никуда не делось»

Мэр Воронежа: «Желание перемен никуда не делось»

Александр Гусев – в проекте «Мои 90-е»


 

Интернет-газета «Время Воронежа» продолжает проект «Мои 90-е». В этой рубрике публикуется цикл бесед с людьми, которым есть, что сказать о той эпохе, когда один мир рушился, а другой – создавался. Сегодня вашему вниманию предлагается разговор с главой города Воронежа Александром Гусевым.

 «Ностальгии не было точно»

 - Александр Викторович, чем вы занимались, когда рухнула социалистическая система?

 - Я напомню, что первые 24 года после приезда в Воронеж работал на заводе «Синтезкаучук» и, собственно, большую часть времени был инженером. Разного уровня – мастером, просто инженером, главным – в общем, инженером. Если вы меня спросите: «Где вы были 19 августа 1991 года?», то я отвечу: был в отпуске. Откровенно говоря, когда утром по телевизору увидел «Лебединое озеро», на душе стало тревожно. Было непонятно, что происходит. А когда стало понятно – тревога усилилась. Ведь ситуация могла развернуться самым трагическим образом. Слава богу, что все обошлось малой кровью, без серьезного конфликта, распространившегося на всю страну. За ситуацией я, безусловно, следил, но мне было, чем заняться помимо этого: и в цехе у нас сложности были, и на заводе в целом. В общем, работал.

 - А как вы – человек и гражданин - восприняли крах советской власти?

 - Я думаю, к тому времени не только у меня, а у большинства сформировалось мнение, что в такое тяжелое время с экономической и социальной точек зрения, руководство страны занимается пустословием. Какие-то концепции разрабатывали, обещали, что процесс какой-то вот-вот пойдет. Честно говоря, было не жаль уходящего политического руководства, да и правительства тоже, потому что – ну, точно перемены напрашивались. Может быть, наступившие перемены ожидания многих обманули, но и то, как было – продолжаться далее не могло. Ностальгии у меня точно не было. Перемены нужны были стране безусловно.

 «Радикального освобождения от политической закрепощенности не почувствовал»

 - А вы сразу оценили возможности и риски экономической и политической свободы?

 - Если бы у меня была возможность посвятить много времени раздумьям по этому поводу, наверное, нужно было бы с головой кидаться в нарождающийся бизнес, в омут первоначального накопления капитала. Я никогда об этом не думал. У меня было достаточно устойчивое положение на заводе. Глубокого анализа новых возможностей я не делал. Тем не менее, стало понятно, что экономические преобразования приведут к росту человеческой предприимчивости. У нас на заводе начали образовываться кооперативы, с помощью которых в свободное от службы время можно было неплохие деньги заработать. И я в этом принимал участие. Вся эта ваучерная приватизация, которая в итоге, мне кажется, закончилась большим обманом, тем не менее помогла тем, кто немного в этом разбирался тоже увеличить доходы. И здесь я не исключение: помню, как ходил на воронежскую биржу на улице Пушкинской, покупал ваучеры, покупал акции завода, акции «Газпрома», которые потом удачно продал.

 В общем, экономические возможности для самореализации появились. И многим было важно понять - идти в бизнес или держаться за крепкие предприятия, которые всеми силами старались остаться на плаву. Я вот второй путь выбрал и считаю, что не ошибся.

 Если говорить о каких-то политических свободах, то, к сожалению, страну начали рвать. Появились этакие деятели от политики, пытавшиеся беспрерывными обещаниями ситуацию раскачать.

 А то, что стало свободнее общаться с друзьями – так мы и раньше ничего друг от друга не скрывали. Понятно, что политический строй изменился, но какого-то радикального освобождения от политической закрепощенности я не почувствовал.

 - Я правильно понимаю, что вам в те годы не пришлось делать какого-то сложного выбора?

 - У меня выбора фактически не было. Моя инженерная карьера развивалась вполне успешно как раз в 90-е годы. В 1991 году стал зам. начальника цех, в 1994 – начальником цеха, в 1996 – начальником производства завода, в 1999 – техническим директором. Много времени требовалось на то, чтобы и специальные знания пополнять, совершенствовать и навыки управленческие – или как сейчас говорят, компетенции – приобретать. Поэтому я и не задумывался о радикальном изменении своей судьбы. Связывал свою жизнь с заводом. Очень помогало то, что у нас был мудрейший директор – Леонид Дмитриевич Кудрявцев. Тогда многие директора кинулись делить собственность предприятий. Такие мысли, наверное, возникали и в руководстве нашего завода, но он всех сдерживал: друзья мои, мы – не такое предприятие, своего сырья у нас нет, и мы обязаны найти поставщика сырья. А для этого нужно с кем-то интегрироваться. В результате такой продуманной политики мы и вошли последовательно в состав холдинга «Сибур».

 Так что, в принципе, кардинальных изменений я в судьбе не планировал. Был уверен, что и на заводе у меня все должно получиться правильно.

 «Ключевую роль сыграло разочарование»

 - Вы подтвердили в разговоре, что в начале 90-х перемен жаждало большинство в обществе. Почему же это стремление так быстро оказалось исчерпанным?

 - Крах надежд я связываю с обманом, который в то время осуществлялся. Государство обманывало своих граждан, руководители на многих предприятиях обманывали своих сотрудников, часто и друзья стали друг друга обманывать. Все, что связано с приватизацией – по-моему, надувательство сплошное. Нельзя было так планировать приватизацию. Ведь имелись мировые примеры правильного и разумного подхода к этому делу. Но у нас почему-то выбрали самый, я бы сказал, звериный способ приватизации, когда десять человек обогащались, а сто – нищали. Наверное, вот это разочарование сыграло ключевую роль.

 Потом, правда, это уже касается 2000-тысячных годов, когда, пусть короткие, но «тучные» периоды в стране наступали, материальное положение у многих улучшилось, многие стали рассуждать так: а зачем желать чего-то большего, когда и так вроде бы все есть.

 А, впрочем, я не согласен с тем, что у людей желание перемен исчезло.

 - Вот как! Почему?

 - Это желание есть, я вижу. И я уверен, что скоро это стремление к изменению жизни будет проявляться. Но здесь важно не ошибиться. Мне кажется, большим руководителям не стоит ждать, когда СМИ, как говорят, четвертая власть, возьмутся исправлять ошибки властей, которые по порядку номеров стоят раньше. Думаю, что сейчас уже людей заболтать не удастся. Требуются реальные действия. А желание перемен, на самом деле, никуда не делось.

 Автор: Герман Полтаев

13:26 25.01.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
Если вы видете это поле, то ваш браузер не настроен корректно или произошла ошибка при загрузке страницы.
Элемент предотвращения нежелательных действий.
Элемент предотвращения нежелательных действий.