Лютеранский Епископ в Воронеже:
«Был бы я православным священником – все двери бы передо мной открылись»

Лютеранский Епископ в Воронеже:  «Был бы я православным священником – все двери бы передо мной открылись»

Анатолий Малахов рассказал интернет-газете «Время Воронежа» о «чиновничьем хамелеонстве» и борьбе за церковные здания


 

 

Дом №65 на улице Карла Маркса – один из старейших в Воронеже. Он был построен в 19 веке за деньги лютеранской общины. Речь идёт о церкви святой Марии Магдалины. Рядом с кирхой возвели ещё два флигеля. Они использовались для нужд верующих.

 

Во время сталинских репрессий общину разогнали, здания отобрали, а пасторов расстреляли. В 1943 году архитектурный комплекс отдали «Горэлектросети».

В 2008 году воронежским лютеранам удалось вернуть себе Лютеранскую кирху.  Собственником, ТУ Росимущества в Воронежской области, в 2007 г.  здание кирхи было передано лютеранскому приходу в безвозмездное пользование. Однако МУП "Воронежская горэлектросеть", использовавшая ранее здание церкви под свои мастерские, не захотело в добровольном порядке освободить церковь и в 2008 г. сделало это только на основании судебного решения и под чутким руководством судебных приставов.

С этого момента и начались активные противоправные действия в отношении верующих и прихода со стороны МУП "Воронежская горэлектросеть".

Сейчас в Лютеранской кирхе проходят богослужения и бесплатные концерты органной музыки, которые с удовольствием посещают не только жители, но и гости нашего города.

Казалось бы, и флигели исторического домовладения должны были перейти к своим законным владельцам - воронежским лютеранам, однако их городская администрация отдавать никак не захотела. В итоге нежелание властей подчиниться федеральному закону вылилось в судебные тяжбы. О том, как на текущий момент развивается ситуация с передачей церковного имущества верующим интернет-газете «Время Воронежа» рассказал Епископ Южного Церковного округа Анатолий Малахов.

 

«Мэрия потеряла документы»

- Противостояние между городской администрацией и общиной длится уже не первый год. С чего началась эта история?

- В 2010 году приняли закон № 327, по которому все отобранные советской властью здания должны вернуть религиозным организациям в соответствии с их конфессиональной принадлежностью и уставной деятельностью. Разъяснения по этому закону для регионов правительство РФ представило только в 2012 году. Тогда же, в 2012 г., мы и обратились в мэрию с просьбой вернуть нам «Дом Лютеранской общины».

Как и положено, мы добросовестно собрали все необходимые документы, чтобы получить по закону это здание в собственность, представили их в городскую администрацию. Однако позже в Управлении имущественных и земельных отношений развели руками – якобы потеряли наши бумаги. А собрать весь пакет документов не просто. Пришлось проводить эту работу заново.

В августе 2015 года мы повторно направили документы по передаче имущества религиозного назначения - обоих флигелей. Предварительно я лично разговаривал с мэром, с руководителем управления имущественных и земельных отношений Воронежа, а также представителями Горэлектросети по этому поводу. Все они согласились, что здания являются памятниками исторического и культурного наследия, имеют важное значение для верующих, подтвердили, что они были построены на деньги воронежских лютеран. К заявлению также были приложены и исторические материалы. Несмотря на это, на наше заявление поступил отказ с интересной формулировкой - "не представлены документы, позволяющие достоверно установить принадлежность указанных объектов недвижимого имущества к объектам религиозного назначения".

Сейчас в распоряжении прихода только Лютеранская кирха.

При этом флигели до сих пор нам власти так не передали, однако по закону и по совести их должны вернуть воронежским лютеранам.

Поэтому нам пришлось обращаться с исковым заявлением в Арбитражный суд Воронежской области. Первым решили вернуть "Дом Лютеранской общины".

 

- Неоднократно в интервью вы говорили, что представители мэрии, а также «Горэлектросети» вели себя не совсем корректно по отношению к вам. В чём это выражалось?

- Возмутительных моментов было много. К примеру, вопрос с корреспонденцией. Лютеранский и приход и МУП "Воронежская горэлектросеть" расположены по одному адресу – ул. Карла Маркса, 65. Часто наши письма попадали в МУП "Воронежская горэлектросеть". Как показала практика, там их вскрывали, изучали и, порой, уничтожали. Если же дело касалось официальных ответов от органов власти, то нам их предоставляли с запозданием. К примеру, у нас было три месяца на то, чтобы обжаловать решение горадминистрации об отказе передать нам флигели в собственность, однако письмо от мэрии попало в МУП "Воронежская горэлектросеть", ее представители даже поставили штамп предприятия о приеме письма и подложили его в почтовый ящик прихода только в конце ноября 2015 г., т.е. под конец срока на обжалование. Поэтому уполномоченные представители прихода до сих пор получают корреспонденцию нарочно. 

Этот факт был принят  во внимание судом при вынесении решения и сроки на обжалование решения об отказе в передаче церковного имущества были восстановлены.

Были и другие возмутительные моменты. Например, юрист, которая представляла интересы мэрии, прямо на суде заявила: «Пусть они жалуются кому угодно, хоть Губернатору, хоть Президенту – здание мы им всё равно не отдадим». Я до сих пор слов подобрать не могу, чтобы это высказывание прокомментировать. Даже судья удивилась такой наглости.

Чиновники отгородились от кирхи забором

- В итоге в арбитраже вы победили?

- 27 апреля 2016 г. суд вынес решение в нашу пользу. "Дом Лютеранской общины" нам должны были передать. Но чиновники, это решение обжаловали и сейчас идут разбирательства в Девятнадцатом арбитражном апелляционном суде. Было пройдено уже десять заседаний.

В процессе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции мы замечаем серьёзную подтасовку документов и сталкиваемся с другими противоправными действиями.

Потом представители МУП "Воронежская горэлектросеть" начали требовать проведения историко-культурной экспертизы "Дома Лютеранской общины". Мы предложили со своей стороны экспертную организацию из Москвы, не имеющую филиалов в Воронеже и области, однако судом была выбрана местная организация. Мне известно, что местному эксперту уже дали определенную установку при проведении экспертизы. Видимо, придётся нам и экспертизу оспаривать....

- Недавно вы перенесли вход в кирху. Ранее люди заходили со стороны Никитинской, теперь же там дверей нет. Чем обусловлены изменения?

- Исторический вход в здание был сбоку, со стороны ул. Никитинской, а со стороны Карла Маркса располагалось окно. После того, как здание перешло в хозяйственное ведение МУП "Воронежская горэлектросеть", все было переделано. После получения здания Лютеранской кирхи приходом в 2008 г. МУП "Воронежская горэлектросеть" начала чинить верующим препятствия – отказывала в доступе в здание кирхи мотивируя это тем, что проход расположен на их территории. Поэтому и пришлось сделать дверной проем со стороны улицы Карла Маркса, чтобы верующие могли ходить на богослужения. Кроме того, МУП "Воронежская горэлектросеть" оформила частично землю под зданием Лютеранской кирхи без каких-либо законных оснований.

На следующий день, после того, как была оглашена резолютивная часть решения суда первой инстанции, т.е., 28 апреля 2016 г.,  МУП "Воронежская горэлектросеть" поставила забор, тем самым отгородив Лютеранскую кирху и от «Дома Лютеранской общины». В итоге проход между забором и кирхой стал слишком узким, не более полуметра. Из-за этого невозможно проведение отпевания, т.к. гроб с телом покойника не пройдет через это пространство, проведение того же крестного хода вокруг здания кирхи, да и инвалиды-колясочники не смогут попасть к нам на богослужения…

Кроме того, за восстановление исторического оконного проема без уведомления  Управление по охране  объектов культурного наследия Воронежской области меня оштрафовало на 50 тысяч рублей. По факту восстановления исторического оконного проема была проведена проверка, а ее инициатором явилось заявление гражданки Баскаковой Лилии - председателя Воронежского областного отделения Всероссийской общественной организации "Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры", которая также входит в Общественный научно-экспертный совет при Управлении по охране  объектов культурного наследия Воронежской области.

Какой-либо ущерб зданию нанесен не был, все работы были сделаны в соответствии с историческим и архитектурным обликом здания. Даже краска подобрана в тон! Горожане восхищаются кирхой, историки проводят экскурсии…

 

Для сравнения  - МУП "Воронежская горэлектросеть"  вносила изменения в перепланировку и внешний облик «Дома Лютеранской общины», тоже объекта культурного наследия только регионального значения, на его фасаде висят внешние блоки кондиционеров, что недопустимо, однако этому факту общественность не возмущалась, штрафов за нарушения никто не платил.

Мы же деньги по штрафу перечислили – пусть богатеют.

Мне кажется, что общественники в сговоре с руководителем Управления по охране объектов культурного наследия Воронежской области  Николаем Петрищевым. Нападки с их стороны на меня начались после того, как я написал обращение к Губернатору и Министерство культуры Российской Федерации потому, что МУП "Воронежская горэлектросеть" самовольно и без законных оснований была проведена строительно-техническая экспертиза «Дома Лютеранской общины». Организация и эксперт, который ее провел, не имеют соответствующих лицензий и аттестаций по работе с объектами культурного наследия. Самое интересное в том, что проверка прихода и проведение экспертизы были сделаны в один и тот же период – с 14 по 19 июля 2016 г.

 Общественница, которая на меня эту кляузу написала, Лилия Баскакова, даже ни разу к нам в кирху не приходила. Зашла бы посмотрела, что и как, хотя ее заместитель, Рудева Ольга, регулярно приводила всех желающих на экскурсию в кирху.  А то поступают исподтишка, не по-христиански.

- Городская администрация намерена передать МУП «Горэлектросеть» в концессию. Соответственно и имущество предприятия перейдёт к инвестору. Как это отразится на «Доме Лютеранской общины»?

- Мэр нам уже говорил, что заинтересован в приватизации и продаже этого здания. А я заинтересован в том, чтобы верующим вернули то, что принадлежит им исторически и по совести. Так или иначе, пока идёт суд, никто не имеет право совершать какие-либо действия с  "Домом Лютеранской общины". Это по закону, а так, кто знает… ожидать от чиновников можно чего угодно.

- Если суд примет решение в вашу пользу то, как вы намерены использовать «Дом Лютеранской общины»?

- Мы будем использовать здание в соответствии с традициями лютеранства - во благо жителей Воронежа. В "Доме Лютеранской общины" будут размещены евангелическо-лютеранская духовная семинария, Совет лютеранской церкви, начнут проводиться межконфессиональные собрания. Раньше в "Доме Лютеранской общины" постоянно проводились собрания культурной и духовной интеллигенции Воронежа. Мы намерены эту важную традицию возродить.

 

Перед православными открываются двери

- Что будет с первым флигелем? Его вы тоже намерены себе вернуть?

- Да, по первому флигелю мы недавно направили заявление в Арбитражный суд Воронежской области. По закону и этот флигель должен быть нашим.

В Домовладение Лютеранской общины входило три здания – Лютеранская кирха и два флигеля. Все они фактически значатся по единому адресу – г. Воронеж, ул. Карла Маркса, 65. Однако чиновники их разделили: Лютеранская кирха стала объектом культурного наследия федерального значения в 1995 г., «Дом лютеранский общины» – регионального значения в 1987 г., а первый флигель – вообще культурным наследием не считается.  На наш взгляд, при этом разделе учитывалось мнение органа, уполномоченного на охрану объектов культурного наследия.

В судебных заседаниях же мы постоянно слышим откровенную ложь. Я в жизни много гадостей прошёл, но такого еще не видел. Если бы у нас была свобода вероисповедания, как это говорится в Конституции, такого бы давления на нас не было бы. Мы столкнулись с тем, что законные права верующих попираются чиновниками.

Мне один чиновник даже заявил, что был бы я православным священником, передо мной бы все двери открылись. Ну и кто мне скажет, что эти люди верующие? Я всегда смеюсь, говорю: «А если во главе государства мусульманин встанет, вы что, все обрезание будете делать?». Чиновничье хамелеонство – это просто страшно. Я патриот своей страны. Вероисповедание – это мой личный внутренний мир. Я нашёл себя именно в Лютеранской Церкви.

- Как реагируют на ситуацию вышестоящие инстанции?

- Министерство культуры влезать в территориальные дела не хочет. Региональные власти молчат.  К слову, когда охрана объектов культурного наследия относилась к ведению Департамента культуры Воронежской области, был порядок. Как только полномочия по охране были переданы   Управлению по охране  объектов культурного наследия Воронежской области, так начался бардак. Деятели культуры были заинтересованы, чтобы наследие сохранять, а во втором случае ключевое слово «имущество». Чиновники думают, как им выгоднее распорядится.

По-настоящему верующих в России 3,5 процента

- Если опустить «войну» с чиновниками, то в целом, комфортно ли лютеранам в Воронежской области? Нет ли давления в связи с политической ситуацией?

- Нет, никакого давления мы не испытываем. Среди наших прихожан, в том числе есть и иностранные студены: сирийцы, венгры, немцы, финны и так далее. В целом 13 национальностей, но проблем никогда не возникало.

Вообще лютеранство в России начало развиваться еще со времён Ивана Грозного. До революции в воронежской церкви было 20 процентов русских, шесть процентов евреев, остальные – немцы.

В 2015 году я стал Епископом Южного Церковного округа. В него входят 27 регионов – от Брянска до Оренбурга, от Тамбова до Крыма. У нас пять церквей только в Крыму.

В этом году мы отметили 250-летие с того момента, как на территории Воронежской области образовалось немецкое поселение Рибенсдорф (ныне – с. Рыбное Острогожского района). Сейчас у нас примерно 150 прихожан. На служения регулярно приходят 60-70 человек. В числе воронежских лютеран есть потомки первого пастора нашей кирхи – Эдуарда Фере. Это две женщины, двоюродные сестры, им уже за 70 лет. В первый раз они встретились  именно здесь, в кирхе.

 

Огромный вклад в развитие лютеранства внёс Президент Генерального Синода Владимир Пудов. Во время гонений практически все лютеранские священники в России были уничтожены. Православных много пострадало, не спорю, но лютеранских вообще практически не осталось. Трое спаслись – сбежали в Прибалтику. Сейчас постепенно все возрождается. В регионе живут около 2,5 тысячи немцев. Но из-за страха гонений, которые пережили их предки, они держатся в стороне. Многие стали православными.

- В Воронежской области только один лютеранский храм?

- Нет, ещё есть в Острогожском районе, в селе Рыбное. Там большой храм, вместимостью до трёх тысяч человек.

- А как строятся отношения с православной церковью?

- Отношения всегда были хорошими и доброжелательными, но, как и во всякой конфессии, в православии есть свои вопросы и проблемы. Владыку Сергия я уважаю, знаком с ним лично, он – действительно верующий человек.

В целом в России, если взять всех христиан, то настоящих верующих из них  наберётся от силы 3,5 процента. С тем, что наш Президент Владимир Путин, действительно верующий, я полностью согласен. Приятно слышать, когда он с экрана говорит о религии и межконфессиональных отношениях.

Автор: Евгения Полухина

15:02 28.12.2016

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки
И маленькое дополнение. Я, верующий в бога. И для мня этого достаточно. И если смотреть с моей колокольни - мне ближе католичество. Там нет помпезности, там нет такого количества подмахивающих жуликов в золотых часах и золотых рясах. И пример - надо мной, в 4х комнатной квартире, живут католички. По русски - практически не бельмес. Но я вижу их жизнь, их одеяния, их взаимоотношения с жильцами дома. Они не скрылись за кирпичными заборами монастыря или кирхи. Они живут среди нас, и каждое утро ходят в свой храм. И этот их выбор - я уважаю. Они - люди, служащие своему богу и не требующие ни у кого поддержки, ни у меня, ни у государства. И ни разу не пытались меня привлечь к своему миру. Это очень отличается от разных адвентистов, или православных, которые пропихивают "закон божий" в школах. Так что, если пойду в какую нибудь церковь - это будет католическая.