Воронежские предприниматели попали под административное давление

Воронежские предприниматели попали под административное давление

Как федеральное министерство мешает развитию реального сектора экономики

Снижение административных барьеров – едва ли не самая актуальная для российских властей тема. Вот уже и президент требует, чтобы бизнес избавили от чрезмерного давления, и воронежский губернатор Алексей Гордеев не раз подчеркивал, что именно предприниматели составляют сейчас основу отечественной экономики, а потому задача государства – всячески способствовать продвижению бизнеса, его развитию.

Однако, как показывает опыт, между декларациями и действительным положением вещей – дистанция огромного размера. Рассмотрим это утверждение на примере такого сектора предпринимательства как ремонт подвижного железнодорожного состава – в первую очередь, локомотивов.

В нашем регионе этой деятельностью занимаются несколько компаний, и все они оказались в двусмысленной ситуации. С одной стороны, их деятельность регулируется федеральным законом № 17, принятым в 2003 году. Законом не предусмотрена обязательная сертификация этого вида деятельности.

Зато закон допускает возможность добровольной сертификации – на случай, если ремонтная компания считает необходимым дополнительно проверить качество своей работы.

Однако, добровольность эта – эфемерная. На самом деле, Министерство транспорта своими циркулярами превратило добровольную сертификацию в обязательную. И тот, кто ее не пройдет – рискует потерять свой бизнес.

Существует приказ Минтранса за номером 28, согласно которому запрещается выпускать на пути общего пользования локомотивы, отремонтированные фирмами, не получившими документ о добровольной сертификации. И в этом контексте слова о добровольной сертификации приобретают издевательский характер.

- Согласно 28-му приказу Минтранса, выпущенному в 2008 году, - комментирует один из представителей бизнеса, - на пути общего пользования (а это практически все железные дороги страны) можно выпускать только те локомотивы, которые были отремонтированы на предприятиях, прошедших сертификацию производственного процесса в Добровольной системе сертификации на федеральном железнодорожном транспорте.

Казалось бы, в чем проблема? Получи сертификат и работай себе дальше.

(Хотя, отметим, что сертификат, по сути, это некий показатель качества, нечто вроде почетной грамоты, а никак не разрешительный документ, который дает право заниматься тем или иным видом деятельности.)

Но тут возникает интересная коллизия. «Добровольные» сертификаты выдает уже не государственный уполномоченный орган, а частные конторы. Их со времен выхода министерского приказа расплодилось в достаточно количестве, и они теперь, по сути, решают, какой компании оставаться на рынке, а какой – нет дороги на пути общего пользования.

Но интересно не только это.

- Я не против получить такой сертификат, - продолжает бизнесмен, - я вообще не против любых документов, подтверждающих качество нашей работы.

Но загвоздка в том, что за сертификаты, которые выдают всякие ООО, образовавшиеся по воле Минтранса, заплатить требуется от 350 тыс. до 800 тыс. рублей.

А это весьма серьезная сумма для любой компании, не имеющей отношения к сырьевому сектору экономики.

- Понятно, - говорят руководители воронежских ремонтных компаний, - что главная цель любой коммерческой структуры – это извлечение прибыли. Непонятно другое – почему Минтранс дал повод коммерческим фирмам зарабатывать деньги ни на чем?

Что значит «ни на чем»? А то, что ремонтные компании уже получили сертификаты добровольной сертификации менеджмента и качества, которые подтверждают качество выпускаемой продукции, ее соответствие заданным государством стандартам.

Но государству в лице Минтранса зачем-то понадобилось дополнительное регулирование в это сфере. Причем регулирование весьма затратное для производственников. И он потребовал «добровольный» сертификат на выполнение работ.

К тому же, как говорят участники рынка, нет никакой гарантии, что, выплатив фирме, выдающей «добровольные» сертификаты, к примеру, полмиллиона рублей, они получат этот самый сертификат:

- Комиссия может придраться к любой мелочи, скажет – устраняйте, и уедет до следующего раза. А деньги они не возвращают.

Можно подумать, что такие строгости продиктованы заботой о безопасности на железных дорогах (хотя даже и в этом случае деньги можно было бы не брать, пока не выдашь сертификат).

Но нет, дело, кажется, совсем не в заботе о безопасности.

Ремонт подвижного состава – бизнес специфический, это не картошкой торговать. Им занимаются люди, у которых есть соответствующие ресурсы (например, свое депо) и опыт такой работы. Их немного, и они – единственные, кто составляет конкуренцию в этом вопросе подразделениям, которые были выбраны РЖД – по сути, «дочкам» монополиста.

Поэтому анализируя, думается, что приказ Минтранса и прочие циркуляры ведомства направлены не только на извлечение прибыли для фирм, выдающих «добровольные» сертификаты, но и на то, чтобы расчистить рынок для ремонтных предприятий, входящих в структуры главного транспортного монополиста страны – ОАО «Российские железные дороги».

Потому что, как следует из документов Минтранса, ремонтным подразделениям РЖД можно не иметь «добровольных» сертификатов. То есть в министерстве либо уверены, что с безопасностью здесь все в порядке, либо не решаются требовать деньги с монополиста.

Либо – третий вариант, о котором говорит руководитель одной из воронежских ремонтных компаний:

- У нас просто забирают рынок. Никого не интересует качество нашей работы, важно только, чтобы мы получили бумажку, заплатив за нее огромные, по нашим меркам, деньги.

Для полноты картины следует добавить, что «добровольная» сертификация должна проходить раз в три года.

Получается, Минтранс лоббирует интересы монополиста и бизнеса, порожденного приказом № 28.

Воронежские ремонтники называют эту схему коррупциогенной.

Они признаются, что неоднократно обращались в Минтранс за разъяснениями, но в ответ в 2015 году получили лишь разъяснение, подписанное заместителем министра: мол, сертификат менеджмента и качества не заменяет сертификата на выполнение работ. Причем, по словам руководителей воронежских предприятий, этот ответ замминистра распространяется на ремонт технических средств – железнодорожных путях, семафорах, сигнализации, а вот о подвижном составе, локомотивах, говорится, по выражению одного из наших собеседников, «образно».

Эта «образность» подразумевает, тем не менее, прямое вмешательство в рыночные отношения: заказчик ремонтных работ вынужден ориентироваться на наличие у подрядчика сертификата, а не на его способность качественно выполнить работу.

В общем, разъяснение только еще больше запутало ситуацию, а недовольным предпринимателям дали понять, что без «добровольного» сертификата они могут не рассчитывать, что их машины выпустят на пути общего пользования.

- В результате мы, конечно, терпим убытки, - говорит владелец одной из компаний. – Мы участвуем в тендерах, выигрываем их, а потом получаем ответ: контракт с вами не будет заключен по причине отсутствия у вас соответствующего сертификата.

Нужно добавить: предприниматели подчеркивают, что готовы проходить добровольную сертификацию в обязательном порядке – при условии, если этим будет заниматься государственный орган. То есть если их деньги пойдут на нужды государства, а не на обеспечение благополучия фирм, рожденных приказом Минтранса.

То есть, в отличие от министерства, воронежские бизнесмены демонстрируют государственный подход к делу.

Но сталкиваются с теми самыми административными барьерами, о скорейшей ликвидации которых говорит президент.

Автор: Алексей Мишин

10:34 08.09.2017

Комментарии

Все комментарии проходят через модерацию. Спасибо за понимание.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки